Главная » 2012 » Июнь » 16 » А.Пригарин. Русско-турецкая война и судьбы некрасовцев
08:44
А.Пригарин. Русско-турецкая война и судьбы некрасовцев
Некрасовцы – одна из оригинальных групп русского казачества, истоки формирования которой восходят к донским казакам – участникам восстания Кондратия Булавина (1707-1709 гг.). На образование и развитие группы в ХVIII-ХІХ столетиях оказали влияние два фактора. Во-первых, социально-политический протест против «программы реформ», начавшийся в Российской империи со времен Петра І. И, во-вторых, стремление сохранить старую «дониконовскую» веру. Бескомпромиссность этих взглядов фиксирует известный кодекс обычного права - «Заветы Игната», авторство которого фольклорная память приписывает первому атаману – Игнату Некрасову (1660-1737), выведшему предков казаков под юрисдикцию Османской Порты, на Кубань.

На 1806 г. - момент начала российско-турецкой войны – старообрядцы были широко расселены в устье Дуная. На этой территории около 16 тыс. приверженцев дониконовского православия проживали в ряде отдельных общин. В Добрудже основными являлись: Сарыкей и Журиловка (на берегу лимана Разельм (Разин) и Слава - в долине одноименной реки. Эти три некрасовские станицы находились в подданстве Бабадагского сираксира. Еще одним некрасовским поселением являлся Камень (современное с. Каркалиу), жители которого несли воинскую службу у Мачинского коменданта.

Утратив Дунавец, часть некрасовцев перешла под командование Силистренского Паши и обосновалась недалеко от крепости в селении Кучук-Гьоль.

Значительное число нижнедунайских староверов располагалось во множестве рыбацких хуторов на островах, между тремя основными гирлами Дуная (Килийским, Сулинским и Георгиевским). На левом, бессарабском берегу, имелись такие поселения, как Вилково, Жебрияны, Буджак-Некрасовцы и ряд хуторов на берегу лиманов и Дуная (Кислица, Подковка, Галилешты и т.д.).

Сразу же, как только российские войска вступили в регион, некрасовско-липованское население оказалось по разные стороны фронта. Причем не только в географическом смысле, но и по своей политической ориентации.

Так, например, жители Вилкова и Старой Килии уже в 1807 г. оказали помощь войскам М. И. Кутузова в проведении через Килийское и Сулинское гирла и переправе в Добруджу. Они же на своих собственных лодках организовали сообщение между стратегическими центрами региона – Килия, Измаил, Тульча, Исакча, поставляя провиант и выполняя функции лоцманов. Продолжали они оказывать помощь и на правом берегу, на протяжении всей войны - вплоть до ее завершения в 1812 г.

Другая, большая часть некрасовцев, негативно отнеслась к российским войскам, продолжая верно служить своим османским покровителям. Некрасовские отряды из Сарыкея, Камня и Журиловки активно действовали на стороне Порты.

Военная компания 1809 г. привела к захвату российскими войсками крепостей Исакча, Тульча, Бабадаг и Мачин – основных некрасовских пространств в Добрудже. Их отряды вместе с турецкими регулярными войсками отступили к Браиле, укрепленной крепости на правом берегу Дуная. В ее обороне некрасовские казаки, по замечаниям российских военных начальников, проявили храбрость и упорство.

Одновременно старообрядческое население Добруджи порой саботировало управленческие акции российских чиновников и военных. Так, в Галаце в 1811 году генерал Макаров содержал в плену более трех тысяч семей, оказавших сопротивление военной администрации (отмечалось среди этих пленных значительное число старообрядцев).

Большая часть некрасовских казаков, опасаясь гнева со стороны России, ушла в глубь Османской империи - переселилась в восточное и южное Причерноморье и на берега Мраморного моря. В это же время османской администрацией впервые была использована тактика взятия заложников, дабы остальные представители некрасовско-липованского населения не перешли на сторону России. Подобные акции совершались каждый раз в военные годы вплоть до 1877-1878 гг.

В 1811 г. «напуганные выступающими русскими подразделениями некрасовцы искали простор в области Дуная». Именно тогда проходят массовые «выходки» некрасовцев из северной части Добруджи, расположенной вблизи российских границ. В это время часть некрасовцев переселяется в Энос на Мраморное море и Анатолию, в район Майноса, к своим собратьям, поселившимся там еще в 1780-х гг.

По завершении войны в 1812 г. ослабленные некрасовские поселения Добруджи стали объектами новых претензий со стороны украинского казачества. Их отряды захватили вновь станицы Катырлез и Дунавец. Военные действия 1806-1812 гг. усилили наметившуюся ранее дифференциацию в среде некрасовцев и окончательно раскололи группу на два «лагеря».

Либеральные к России старообрядцы начали помогать российским войскам в дельте Дуная. Это послужило поводом для переговоров. Главнокомандующий Молдавской армией М. И. Кутузов 1 мая 1811 г. приказал генерал-майору С. А. Тучкову предоставить подробные сведения о желании некрасовцев переселиться из Турции в Россию, пообещав им именем императора «амнистию и те выгоды, которые они найдут под скипетром России».

Перед этим, 9 января 1811 г., М. И. Кутузов писал С. А. Тучкову: «народ сей, издревле отторгнутый заблуждениями от скипетра российского, единоверствующий с нами, мужественный и немалочисленный, сам я, будучи убежден, употреблю все меры к обращению его и под нашу державу, и к исповеданию ими истинной религии, которую они в кочевании своем в магометанских землях не имеют способия отправлять. Из сей ситуации открываются два средства, имеющих побудить их к нам перейти: свободное исповедание веры и собственной выгоды, имеющие произойти с постоянным их водворением».

В 1811 г. генерал-майор С. А. Тучков уговорил часть бабадагских некрасовцев (речь идет о станицах Сарыкей и Журиловка), поселиться вблизи крепости Измаил (указом от 4 октября 1812 г. этот город назван Тучковом). Он предложил главнокомандующему Российской армией М. И. Кутузову добиться от этой группы нейтральности, а со временем - склонить их всех к возвращению на русские территории.

Главнокомандующий издал распоряжение вице-адмиралу Н. Л. Языкову, командующему Черноморским флотом: «...Можно их селить, - писал полководец, - в привольных им местах, где бы они промышленностью рук своих удобнее могли найти безбедное пропитание, но не в крепостях; и я, по соразмерности их числа и состояния, найду способ удовлетворения первоначальным их нуждам».

Переговоры военных начальников с некрасовцами и согласование их результатов с Российским правительством закончились успешно. 25 июля 1811 года некрасовцам был выдан «лист», в котором помещались инвеституры на новое подданство. Генерал С. А. Тучков от лица императора Александра Павловича и по доверенности главнокомандующего М. И. Голенищева-Кутузова объявил, что всем некрасовцам, которые пожелают переселиться под власть его императорского величества, даруется «вечное прощение в прежних их винах против Государя и Отечества».

Кроме того, им гарантировались льготы: освобождение на три года от любых налогов и податей, право избирать себе образ жизни и положение, а также «кондиции», то есть основания, на которые они пожелали быть поселены; отводились земли и дачи, давался лес на постройку ста домов без оплаты; даровалась свобода от рекрутских наборов, если они пожелали бы поступить в казачество.

Указ Александра І от 25 июля 1811 г. определил условия переселения бывших донских казаков из Бабадагской области в подвластную России Бессарабию. Льготы и привилегии были значительными и касались социально-экономической и религиозной жизни. Среди этого особо отметим беспрецедентную для Российской империи свободу в отправлении своих обрядов и строительстве церквей.

Либеральность политики по отношению к некрасовцам создала прецедент для всех старообрядцев России – их религиозные права оказались исключительными. Усиливали их положение в регионе социальные и экономические льготы, предоставленные им местной администрацией. Такое отношение послужило поводом для легализации местного старообрядческого населения в регионе, а также притока новых групп. В частности, в Измаил (Тучков) стали пребывать «великороссы-старообрядцы «часовенной секты» из губерний: Черниговской, Казанской, Саратовской, Подольской и др., уходя в Бессарабию, кто от невыносимой барщины, кто от неприятной рекрутчины, кто, просто, во избежание религиозных притеснений».

Кроме части некрасовцев, на территории российского Буджака стали пребывать староверы из многих губерний Восточной Европы. Небывалыми свободами воспользовались и тысячи старообрядцев, проживавших на данной территории еще до прихода российских войск.

Центром сосредоточия некрасовцев и всех староверов являлся Тучков (Измаил). Всего в этот город переселилось 1500 человек.

Невдалеке от земель Некрасовских хуторов располагались владения Никольского старообрядческого монастыря, что делало еще более притягательным это поселение. Старообрядческую обитель Святого Николы основали иноки известного центра «древлего благочестия» - Серковского монастыря (север Бессарабии).

Некрасовцы сохранили связи с соплеменниками, оставшимися на турецких землях. Однако они оказались на полстолетия разорваны между двумя государствами. В условиях перманентного военного противостояния подобное пограничное размещение вызывало недоверие у обоих правительств…


Александр Пригарин, кандидат исторических наук, доцент Одесского национального университета им. И. И. Мечникова

(Выступление состоялось на международной научной конференции «Присоединение Бессарабии к России в свете многовекового молдо-российско-украинского сотрудничества», прошедшей в Кишиневе 1-5 апреля 2012 г.)

Молдавские ведомости
Категория: Новости Самстара | Просмотров: 702 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]