Главная » 2015 » Январь » 2 » Деяния Собора Русской Древлеправославной Церкви, состоявшегося 23-25 декабря 2014 года. Часть 1
17:55
Деяния Собора Русской Древлеправославной Церкви, состоявшегося 23-25 декабря 2014 года. Часть 1

23-25 декабря 2014 года в богоспасаемом граде Москве в резиденции Святейшего Древлеправославного Патриарха Александра, Московского и всея Руси состоялся Собор Русской Древлеправославной Церкви. В деяниях Собора, кроме Преосвященных Епископов Древлеправославной Церкви приняли участие отцы благочинные, сотрудники различных отделов и комиссий.

 

ПОВЕСТКА ДНЯ

 

  1. О взаимоотношениях с древлеправославными христианами, именуемыми часовенными;
  2. О взаимоотношениях с приходами, отделившимися от РДЦ в 1999 году;
  3. Богословский диалог со старостильной ИПЦ;
  4. Богословский диалог с РПСЦ;
  5. О взаимоотношениях с РПЦ МП;
  6. Присоединение единоверческого прихода РИПЦ (митр. Тихона Пасечника) г. Красноярска;
  7. Церковно-каноническая оценка политических резолюций 5-го Всероссийского Съезда наших христиан, бывшего в Москве  16-18 июля 1917 года.
  8. О хиротесии церковнослужителей;
  9. Разное.

ПОСТАНОВЛЕНИЯ СОБОРА

 

1. На майском Освященном Соборе 2014 года был заслушан доклад иерея Виктора Кречетова и протоиерея Андрея Марченко о намечавшемся тогда богословском собеседовании с наставниками ряда крупных общин христиан часовенного согласия.

В настоящее время упомянутые священнослужители проинформировали Собор, что запланированная встреча состоялась в Екатеринбурге в августе этого года. Со стороны часовенных христиан в собеседовании участвовал наставник Ревдинской общины Петр Митрофанович Софьин. В настоящее время Ревденская община является духовным центром всех часовенных христиан Урала.

Встреча, по мнению наших представителей, прошла плодотворно. В ходе встречи был обсужден большой ряд интересующих обе стороны вопросов. Большое воодушевление и надежды на восстановление утраченного церковного общения вселяет то, что по всем важнейшим богословским вопросам у обеих сторон не возникло никакого разномыслия. В частности обе стороны засвидетельствовали важность и необходимость в деле душевного спасения всех церковных таинств, включая таинство священства и св. Евхаристии. Также со стороны часовенных христиан наша сторона получила подтверждение, что в отличие от вполне решенного ими соборно вопроса об отношении их к Белокриницкой иерархии, соборного решения относительно иерархии Древлеправославной Церкви у часовенных христиан не имеется. При этом по их свидетельству необходимость соборного рассмотрения и принятия какого-то определенного решения относительно нашей иерархии высказывали авторитетные деятели часовенного согласия ХХ века. Гонения со стороны Советской власти препятствовали проведению подобного соборного исследования, однако в настоящее время к этому нет никаких препятствий. Таким образом, необходимо надеяться на благоразумие наших братьев, именуемых часовенными, и просить Бога, чтобы они не оставили без внимания и наш призыв, и призыв своих многоуважаемых отцов-наставников, но, отбросив всякое смущение и нерешительность, соборно и со вниманием рассмотрели и решили для себя вопрос о благодатности иерархии Древлеправославной Церкви. Для этого с нашей стороны часовенным христианам были предоставлены необходимые материалы, подтверждающие апостольскую преемственность иерархии Русской Древлеправославной Церкви и другие документы, могущие способствовать скорейшему и положительному решению данного вопроса. 

Минувшей осенью, после собеседования с нашими представителями, наставники ряда уральских часовенных общин:  Ревды, Нижнего Тагила, Первоуральска, Невьянска, Полевского и других, собрали в городе Ревде Свердловской области Собор, на котором обсуждали вопрос о Русской Древлеправославной Церкви, но, к сожалению, сделали это в одностороннем порядке, не дав возможности нашим представителям самим засвидетельствовать о своей вере. Ревденский Собор часовенных изложил свою позицию в специально составленной брошюре, главная мысль которой заключается в следующем тезисе: «Не имея ни в малейшей  степени  стремления  осудить и очернить  церковь,  как организацию и предстателей  церковных - конкретных  людей,  (не наше это дело) а, только выражая наши сомнения  (а на сомнения  любой человек имеет право)» (С. 54). Несмотря на то, что Ревденский Собор часовенных не выработал какого-либо однозначного решения, сам факт его проведения является свидетельством Божьей милости и огромным шагом на пути к обретению долгожданного мира.

Исходя из доклада участников переговорной группы, Собор постановил к очередному освященному Собору подготовить новое обращение к древлеправославным христианам, именуемым часовенными. В обращении необходимо будет всесторонне проанализировать составленную Ревденским Собором наставников брошюру, дабы помочь часовенным христианам освободиться от имеющихся у них сомнений в законности иерархии Древлеправославной Церкви, которыми они оправдывают бессвященное существование часовенных общин. А также изложить святоотеческое учение о вечности православного священства и церковных таинств, которые не возможет уничтожить даже и тирания антихриста. Данное обращение будет призвано помочь нашим братьям защитить общее нашим предкам православное исповедание от проникающих в оное ошибочных мнений старообрядцев поморского и других беспоповских согласий, а также донести до часовенных христиан правдивую информацию, касающуюся истории восстановления епископского чина в Древлеправославной Церкви.

В настоящее же время Собор считает необходимым напомнить нашим часовенным братьям учение, изложенное в 72-й главе Большого Катихисиса, о «потребных во спасение» церковных таинствах, «ими же особне освящаемся, и оправдаемся, и всыновление божественое приемлем».

Итак, «нуждно потребных во спасение есть три. крещение, причащение, и покаяние… Крещение бо и причащение, и покаяние, сице нуждно потребни суть всякому во спасение да спасется, якоже корабль во преплытие глубины морския, без них же ни един спастися может, разве аще не возможет их употребляти вожделев их».

Сколько же вы, наши часовенные братья, имеете у себя в настоящее время потребных во спасение таинств, без которых ни один человек спастись не может?

Имеете ли вы таинство Причащения Крови и Плоти Христовой? Очевидно, что нет, в виду отсутствия среди вас самих строителей этого таинства – древлеправославных священников.

Имеете ли вы у себя таинство Исповеди и прощение грехов? Так же не имеете. Существующая в вашей среде практика исповеди перед наставниками не является таинством и не подает отпущения грехов. Это признано и вашими соборами, например, Екатеринбургский Собор ваших христиан в январе 1887 года постановил: «3. Старча исповедь за нужду прията по вопросам, положенным в Потребнике. И поновление читать, кроме первоначалных и последи положеных разрешалных молитв». Таким образом, ваши отцы засвидетельствовали, что мирянин не имеет права читать разрешальные (прощальные) молитвы, посредством которых кающийся получает прощение своих грехов, а, следовательно, хоть старча исповедь вполне допустима, но прощения грехов она не подает.

Таким образом, из непременно потребных во спасение трех таинств вы имеете лишь таинство Крещения, по нужде совершаемое мирянами. Большой же Катихисис учит нас, что без всех этих трех таинств ни один человек спастись не может.

Впрочем, далее сказано: «разве аще не возможет их употребляти вожделев их». Вот здесь, дорогие братья, и рассудите каждый о себе, взирая прямо в глубину своего сердца, подлинно ли вы вожделеете эти потребные во спасение таинства и приложили ли вы усилия, чтобы отыскать оные и, чрез них, освятившись, спастись? Никто из вас не сможет с чистой совестью и уверенностью сказать о себе, что искал и не обрел сих трех таинств, пока вместе с нами вы соборно не рассмотрите вопрос о священстве Русской Древлеправославной Церкви. О чем мы всеусердно Бога молим и к чему в очередной рад вас, дорогие братья, призываем.

 

2. По данному вопросу выступил Патриарх Александр. Святейший Владыка сообщил, что в октябре текущего года он получил по почте материалы собора, проведенного отделившимися в 1999 году от Русской Древлеправославной Церкви христианами на хуторе Новопокровском Приморско-Ахтарского района Краснодарского края 12-16 октября 2014 г.

Материалы поступили в Патриархию без сопроводительного письма и каких-либо иных пояснений. Материалы являются компьютерной распечаткой и не имеют никаких подписей: ни секретаря, ни участников собора. В самих материалах содержится постановление, касающееся взаимоотношений отделившихся с Русской Древлеправославной Церковью. Принимая во внимание данное обстоятельство, а также то, что копии этих материалов получили и другие наши священнослужители, Собор счел рассылку данных материалов своеобразной формой официального уведомления и приглашением к их соборному рассмотрению. 

Руководствуясь исключительно христианской любовью к отделившимся и всячески желая им скорейшего примирения с Русской Древлеправославной Церковью, участники Собора приняли решение не оставлять без внимания эту анонимную попытку установления контакта со стороны отделившихся.

Перед Собором были зачитаны материалы присланные отделившимися.

Непосредственный интерес вызвало постановление, касающееся отношения отделившихся к Русской Древлеправославной Церкви.

Несомненно, положительным фактом является то, что отделившиеся в своей среде обсуждают возможность примирения с Русской Древлеправославной Церковью и даже предпринимают некоторые шаги, которые на их взгляд могут способствовать намеченной цели.

Отделившиеся сформулировали свою современную позицию в четырех пунктах постановления, которые Собор счел необходимым разобрать и прокомментировать.

1-й пункт постановления собора отделившихся об их отношении к РДЦ: «Признать решения Собора Русской Древлеправославной Церкви («Новозыбковской» Архиепископии) 2006 года покаянием».

В данном постановлении собора отделившихся от Русской Древлеправославной Церкви, мы видим их благое свидетельство о нашей вере. Видим, что они не обретают ни в нашем исповедании, ни в нашей литургической жизни никаких изъянов, а свидетельство оппонентов, как лиц, не имеющих нужды расточать незаслуженные похвалы, всегда считалось в Церкви заслуживающим доверия, о чем сказано в поучении на Рожество Христово в Евангелии Учительном (Л.449). В то же время недоумение вызывает трактовка Деяний нашего Собора 2006 года, как покаяния, поскольку тот Собор вполне конкретно указал причину, по которой вернулся к повторному рассмотрению так называемых «10 вопросов»: «Церковь, переживая о каждом из своих чад, считает необходимым дать ответ своим вопрошателям, сообразно словам Писания: «Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1Пет.3:15)». Таким образом, Собор засвидетельствовал, что рассмотрение «10 вопросов» это не что иное, как сострадание к немощной братии по слову св. Апостола Павла: «Для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1Кор.9:22).

2-й пункт постановления собора отделившихся об их отношении к РДЦ: «Изменить чиноприем в отношении чад Русской Древлеправославной Церкви («Новозыбковской» Архиепископии) вместо «второго чина» на чин «от раздора приходящих»».

Опять же следует признать положительной данную тенденцию, что отделившиеся от нас братья предпринимают деятельные шаги на пути к миру. Отмена ими несправедливого решения своего собора 2003 года, которое было принято на основании голословных обвинений, не подтвержденных никакими реальными фактами и документами – это, безусловно, значительный прогресс в отношениях между нашими христианами. Остается надеяться, что вскоре и данное постановление будет пересмотрено, как не имеющее под собой достаточных канонических оснований. И что отделившиеся от нас братья осознают, что трагедия и скорбь, которую принесло в жизнь многих древлеправославных христиан их отделение от Русской Древлеправославной Церкви и создание церкви новой, несоизмеримы по своей тяжести с теми частными замечаниями в адрес частных лиц, которыми это отделение оправдывается, (как об этом сказано в самих деяниях собора отделившихся: «В 2012 году приходы,  не находящиеся под юрисдикцией Русской Древлеправославной Церкви («Новозыбковской» Архиепископии), образовали и зарегистрировали Централизованную религиозную организацию Древлеправославную Церковь (Древлеправославную Архиепископию)»).

3-й пункт постановления собора отделившихся об отношении к РДЦ: «Допускать чад Русской Древлеправославной Церкви («Новозыбковской» Архиепископии) в храмы Древлеправославной Церкви с исполнением необходимых для них треб и таинств».

Данное постановление вызывает совершенное недоумение, поскольку вступает в непреодолимое противоречие с постановлением находящимся выше, в котором сказано, что чад Русской Древлеправославной Церкви должно принимать в общение через чин «от раздора приходящих». То есть в одном постановлении наших христиан указано принимать, через чиноприем, а в другом предписывается беспрепятственно совершать для них требы и допускать к участию в храмовом богослужении. Что же получается? Собор отделившихся считает возможным молиться с теми, кого считает раздорниками и совершать для них требы и таинства? Или, может, быть постановление о раздоре формально и утвердившие его сами же его игнорируют? Но какое из двух? Впрочем, может быть, они скажут, что здесь имеется в виду, что допускать на молитву чад нашей Церкви и исполнять для них требы следует после совершения чина  «от раздора приходящих». Однако этого отнюдь не видится из самого текста данного постановления. Более того, речь идет именно о чадах Русской Древлеправославной Церкви, а не о присоединившихся к авторам данного постановления. В противном случае не было бы нужды и вовсе упоминать чад Русской Древлеправославной Церкви, ибо после совершения над ними чиноприема, они бы перестали быть чадами Русской Древлеправославной Церкви, но были бы единоверными отделившимся, а, следовательно, не было бы и необходимости писать о допуске их к соборной молитве и требам, что было бы для них само собой разумеющимся.

Как и предыдущие постановления, это также вызывает смешанные чувства. С одной стороны мы очень рады и приветствуем мирные стремления отделившихся от нас братьев. Но с другой стороны, мы смущены сомнением относительно канонической состоятельности данного постановления.

4-й пункт постановления собора отделившихся об их отношении к РДЦ: «Собор призывает священноначалие Русской Древлеправославной Церкви продолжить благое и богоугодное дело на уврачевание разделения, начатое на Соборе 2006 года и приступить к диалогу».

На протяжении всего времени разделения священноначалие Русской Древлеправославной Церкви было открыто для мирного диалога и многократно обращалось с призывами начать таковой диалог. Неизменной остается позиция священноначалия и в настоящее время: диалог всячески необходим, а уклонение от него преступно. В рамках такого диалога обе стороны должны озвучить свою позицию относительно произошедшего разделения, изложить свое видение путей ведущих к желаемому всеми единству.

Подписи под постановлением собора отделившихся об отношении к РДЦ: «Архиепископ Приморско-Ахтарский и всея Руси Иона; Епископ Сочинский Созон; Священнопротоиерей Георгий Ефимов; Священнопротоиерей Григорий Ефимов; Священноигумен Никодим; Священноиерей Андрей Шамов; Священноиерей Александр Аралов; Священноиерей Василий Лацуров; Священнопротодиакон Артемий Ефимов; Священнопротодиакон Михаил Абакунчик; Иеродиакон Варнава».

Под соборными деяниями отделившихся и в частности под рассматриваемым постановлением, отсутствуют подписи представителей Курского крыла отделившихся и, прежде всего, почитаемого отделившимися епископом Курским Аполлинария (Дубинина), одного из главных идеологов и руководителей разделения. Таким образом, непонятно насколько общую позицию выражают деяния данного собора отделившихся и следует ли исключать в ближайшей перспективе корректировку его решений или даже полную их отмену.

Несмотря на это, со своей стороны Русская Древлеправославной Церковь не оставит без внимания обращение к ней даже и одного человека, как сказано: «Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец, и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдет ли искать заблудившуюся? и если случится найти ее, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти незаблудившихся. Так, нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих» (Матф.18:12-14). 

Не желая терять время, Собор счел необходимым незамедлительно заложить фундамент предполагаемого диалога - разъяснить свою позицию относительно произошедшего разделения  и свое видение путей, ведущих к желаемому всеми единству.

В деяниях собора отделившихся, постановление об отношении их к Русской Древлеправославной Церкви, предваряет историческое повествование, отражающее взгляды отделившихся как на исторические предпосылки разделения, так и на сопутствующие, и последующие ему обстоятельства.

Собор Русской Древлеправославной Церкви в свою очередь считает необходимым изложить свое видение данного вопросы и в отличие от наших оппонентов сделать это не на основании голословных утверждений, но на основании имеющихся в распоряжении Собора исторических документов, относящихся к делу.

С 1987 года в приходе хутора Новопокровского Приморско-Ахтарского района Краснодарского края совершал диаконское служение Георгий Полиектович Ефимов. Будучи человеком одаренным и деятельным, он проявлял большую заботу о духовно-нравственном воспитании детей и молодежи из древлеправославных семей. По сути, диакон Георгий явился первопроходцем в этом роде просветительской деятельности в церковной истории новейшего времени. Им была создана и активно действовала Воскресная школа, в которой обучалось несколько десятков человек. Большим подспорьем в этом служении для диакона Георгия было полученное им до принятия сана педагогическое образование (в 1980 году он закончил Адыгейское педучилище).

Просветительская деятельность диакона Георгия была высоко оценена церковным священноначалием. Из Деяний Собора 1996 года: «Священнослужители поднимали вопрос о необходимости создания Воскресных школ при храмах. Диакон Георгий внес предложение создать при Архиепископии Отдел по духовному воспитанию и образованию детей и подростков. Собор поддержал данное предложение д.Георгия и принял решение образовать при Архиепископии таковой Отдел. По предложению епископа Александра Председателем Отдела по духовному воспитанию и образованию детей и подростков Собор назначил диакона Георгия…. Диакон Георгий Ефимов призвал всех священнослужителей проводить в общеобразовательных школах работу по христианскому просвещению. А также высказал мысль, что в Русской Древлеправославной Церкви необходимо создать хотя бы одну церковно-приходскую школу, воспитанники которой получали бы образование по светским и церковным дисциплинам».

За несколько лет до этого назначения, в 1993 году Архиепископ Геннадий (Антонов) выдал диакону Георгию указ (№241 от 14.02.1993г.), дающий ему право организовывать в ряде населенных пунктов Краснодарского края школы «по воспитанию детей из христианских семей в духе древлего благочестия и обучению закона Божия». Воскресная же школа при Покровском храме хутора Новопокровского действовала в течение 6 лет с 1990 года. До того момента пока диакон Георгий не посчитал такой формат просветительской деятельности исчерпанным, и решил переключиться на светские учебные заведения. В частности он стал сотрудничать с так называемой «Русской родовой школой» академика Российской академии образования М.П. Щетинина. Убедив в полезности данной деятельности Архиепископа Геннадия (Антонова), диакон Георгий уговорил Владыку обратиться к Щетинину с просьбой открыть филиал «Русской родовой школы» в г. Приморско-Ахтарске для организации учебного процесса, совмещающего изучение христианских ценностей и общеобразовательных дисциплин (письмо Арх. Геннадия академику Щетинину №152 от 19.12.1995г.). В результате филиал был открыт, а диакон Георгий стал руководителем филиала.

Когда данная деятельность диакона Георгия получила общецерковную огласку, то вокруг нее разгорелась полемика, связанная со спорной репутацией самой «Русской родовой школы» и непосредственно личности академика М.П. Щетинина.

При изучении вопроса выяснилось, что Щетинин не только занимается внедрением новаторских форм преподавания общеобразовательных предметов, но популяризирует среди воспитанников своей школы оккультно-эзотерические воззрения. Так о Господе Боге и Спасителе нашем Исусе Христе Щетинин проповедует:   «Иисус Христос - одна из попыток повлиять на нас через слово. Он не является кровным представителем «Атлантиды», но вырос и подготовлен там для контакта с человечеством» (Боссарт А.Б. Парадоксы возраста или воспитания – М.: Просвещение, 1991.- С.91-92). Такому богохульству вполне соответствует и духовная практика воспитанников Щетинина. Вот как он сам о ней свидетельствует: «Наш народ­ный танец - это наше славянское «ушу». Позы - настройка на космические связи, все продумано той самой эзотерией духа, которой сегодня язык сознания не владеет. Раскрытые плечи, развернутый корпус, ладони вверх - идет энергия» (Щетинин М.П. Гармонии ищу в спасении души // Народный учитель. Газета Новосибирского государственного педагогического института от 18.12.1989.). 

Под личное обаяние академика Щетинина подпало огромное количество людей. К великому сожалению не смог противится этому обольщению и диакон Георгий Ефимов.

Сменивший на посту Предстоятеля Церкви упокоившегося Архиепископа Геннадия (Антонова) Архиепископ Аристарх (Калинин) неоднократно увещевал диакона Георгия оставить работу в школе Щетинина. Но все эти попытки были напрасны. Диакон Георгий продолжал упорствовать. Его нежелание разрывать связи с академиком Щетининым и «Русской родовой школой» вынудили церковное священноначалие вынести эту проблему на обсуждение общецерковного Собора. Из Деяний Архиерейского Собора, сентябрь 1997 года: «Диакон Георгий был приглашен на заседание Совета епископов для разбора нарушений с его стороны канонических правил. Затем вместе с ним телеграммой был приглашен протоиерей Полиект для рассмотрения вопроса о чиноприеме от белокриницких. На эту телеграмму протоиерей Полиект и диакон Георгий прислали ответ о своем отделении. Ознакомившись с телеграммой Архиепископа Аристарха и с ответом на нее протоиерея Полиекта и диакона Георгия, участники заседания Совета епископов единодушно пришли к выводу, что отделение протоиерея Полиекта и диакона Георгия канонически необоснованно. Участники Заседания поручили Архиепископу Аристарху пригласить в Архиепископию протоиерея Полиекта и диакона Георгия для урегулирования церковных нестроений в связи с их телеграммой от 2 сентября 1997 года»

Созванный в октябре 1997 года общецерковный Собор признал школу Щетинина «чуждой древлеправославному вероучению» и потребовал от диакона Георгия прекратить все контакты с академиком-оккультистом и его учебным заведением.

Диакон Георгий пытался оправдывать себя тем, что он, якобы, получил благословение на сотрудничество со школой Щетинина от Архиепископа Геннадия (Антонова), в частности он ссылался на упомянутое выше письмо Архиепископа Геннадия Щетинину с просьбой открыть филиал школы в Приморско-Ахтарском районе Краснодарского края. Однако такая ссылка диакона Георгия на Архиепископа Геннадия была безосновательна, ибо Владыка, когда писал свое письмо Щетинину, полагал, что в филиале школы будут изучаться не оккультные учения, а христианские ценности, о чем прямо говорится в письме-прошении. Из этого становится ясным, что Архиепископ Геннадий не имел четких представлений о роде деятельности школы и убеждениях Щетинина, но опирался лишь на личное свидетельство диакона Георгия. Несомненно, что если бы Архиепископ Геннадий ознакомился с оккультными взглядами Щетинина, то не разрешил бы диакону Георгию сотрудничать с этим человеком. Не предполагал такое сотрудничество и упомянутый выше указ Архиепископа Геннадия  №241 от 14.02.1993г., дающий диакону Георгию право организовывать школы «по воспитанию детей из христианских семей в духе древлего благочестия и обучению закона Божия». То есть организовывать христианские Воскресные школы, а не возглавлять общеобразовательные и уж тем более насаждающие еретические плевелы.

Далее из Деяний Собора 1997 года: «На Соборе окончательно был решен вопрос об устранении церковных нестроений в Ново-Покровском приходе. Собор принял решение поручить духовному отцу диакона Георгия протоиерею Полиекту с Божией помощью проводить духовную работу с диаконом Георгием, чтобы ему окончательно прекратить общение с академиком Щетининым и его русской родовой школой, как чуждой древлеправославному вероучению. Отец Полиект дал согласие проводить эту христианскую воспитательную работу и добиться в ней успеха».

Под этими соборными Деяниями поставил свою подпись и диакон Георгий, согласившись, таким образом, с тем, что школа Щетинина является чуждой древлеправославному вероучению, а, следовательно, и надежды на «изучение христианских ценностей», которые с деятельностью этой школы связывал Архиепископ Геннадий (Антонов), были не оправданы.

Казалось, что конфликт исчерпан, однако это было не так. Диакон Георгий и не думал разрывать свои связи со школой Щетинина, но еще решительнее стал обострять отношения с церковным священноначалием.

В 1997 году, в связи с изменениями в государственном законодательстве о религиозных объединениях, возникла необходимость провести общецерковную перерегистрацию приходов.

За некоторое время до этого, диакон Георгий без благословения священноначалия Церкви зарегистрировал в отделе юстиции администрации Краснодарского края самостоятельно им составленные уставы Новопокровского и Приморско-Ахтарского приходов. Содержание этих уставов не соответствовало типовому уставу, утвержденному священноначалием Церкви. В январе 1998 года Архиерейский Собор принял по данному вопросу следующую резолюцию: «На Совете епископов были рассмотрены зарегистрированные в отделе юстиции администрации Краснодарского края ксерокопии уставов Новопокровского и Приморско-Ахтарского приходов. Епископ Лев предложил отозвать эти уставы из органа, их зарегистрировавшего, в связи с тем, что они в некоторых моментах не соответствуют юридическим нормам и каноническим правилам. Епископ Александр придерживается той точки зрения, что не стоит их отзывать в связи с предстоящей перерегистрацией новых уставов. Тем не менее, Совет епископов вменяет в обязанность епископу Александру, как епархиальному епископу приходов в Краснодарском крае, разобраться в этом самому».

Следует отметить, что курирующий Кубанские приходы епископ Московский Александр (Калинин) относился очень терпимо к отцу Георгию и всячески старался сгладить его конфликт с Архиепископией. Так в своем письме прихожанам Приморско-Ахтарского прихода он в частности писал: «Я с вами полностью согласен, что отец Георгий должен быть священником в Приморско-Ахтарске. Я прилагаю все усилия, чтобы никто другой, кроме отца Георгия, не был направлен священником в Приморско-Ахтарск, и я исполнен твердой решимости отстаивать свою позицию в данном вопросе до конца… Я много раз беседовал с Архиепископом Аристархом, сумел его убедить, чтобы никого другого кроме отца Георгия в Приморско-Ахтарск не направляли, но изменить требования, предъявляемые отцу Георгию Архиепископом Аристархом, я не в силах. Не беспокойтесь, я буду и впредь всемерно действовать в таком направлении, чтобы никто другой, кроме отца Георгия, не стал священником в Приморско-Ахтарске».

В свете данных фактов еще более непонятным представляются последовавшие за всем этим деструктивные действия диакона Георгия, повлекшие за собой церковное разделение, до сих пор являющееся кровоточащей раной на теле Древлеправославной Церкви.

В 1999 году, диакон Георгий, не желая осуждать свою связь со школой академика Щетина и перерегистрировать Новопрокровский и Приморско-Ахтарский приходы с уставами благословленными священноначалием Церкви, объявил о своем отделении от Архиепископа и переходе под омофор епископа Тульчинского и всея Румынии Евмения. Накануне епископ Евмений также разорвал свое общение с Архиепископом Аристархом. Сам епископ Евмений не был ни идеологом, ни предстоятелем разделения, вскоре он полностью  примирился с Русской Древлеправославной Церковью и уже покоится в Бозе. Епископ Евмений стал жертвой разрушительной деятельности имевшего на него сильное влияние другого инициатора разделения - Курского священноинока Аполлинария (Дубинина).

Священноинок Аполлинарий, в миру Александр Григорьевич Дубинин, принял иноческий постриг 6 августа 1990 года, а 21 августа того же года Архиепископ Геннадий (Антонов) назначил его настоятелем Успенского древлеправославного храма в г. Курске. До принятия монашества священноинок Аполлинарий сделал блестящую светскую карьеру и работал доцентом Московского химико-технологического института им. Менделеева. К тому времени имел порядка 90 научных публикаций. Внес заметный вклад в развитие биоэлектрохимии. Но принятие монашества предполагает отказ от всего мирского, включая регалии, научные изыскания и светскую жизнь. Как сказано в чине иноческого пострижения: «Отрицаешилися мира и яже в мире, по заповеди Господни? Ей, честныи, отче!»

Несмотря на данные Богу обеты священноинок Аполлинарий не только не ушел со светской работы, но с падением Советской власти его светская жизнь стала еще более активной. Он постоянно стал разъезжать по всевозможным научным конференциям, проводившимся как в России, так и за рубежом. Не имея благословения священноначалия, да и необходимых богословских знаний, священноинок Аполлинарий стал давать интервью по церковным вопросам, выступая как бы от лица всей Древлеправославной Церкви.

На протяжении многих лет церковное священноначалие увещевало священноинока Аполлинария оставить светскую работу и всецело посвятить себя служению Церкви, исполняя данные Богу иноческие обеты. Но каждый раз священноинок Аполлинарий упрашивал священноначалие еще немного подождать, и архипастырское человеколюбие брало верх. Ниже приводятся цитаты из соборных документов освещающие данную историю:

Из Деяний общецерковного Собора, 18-21 июня 1992 года: «Рассматривался вопрос о священноиноке Аполлинарии (настоятеле древлеправославного храма в г.Курске), который, несмотря на предупреждение   Совещания Совета Архиепископии от 19 февраля 1992 года, в нарушение, канонических правил совмещает священническое, служение с преподавательской работой в одном из вузов Москвы. К тому же священноинок Аполлинарий не явился на Собор».

Из Деяний Архиерейского Собора, 10-11 февраля 1993 года: «Священноинока Аполлинария, не явившегося на прошлогодний Собор епископов и по причине болезни не прибывшего по вызову Архиепископа на нынешнее Совещание Совета Архиепископии, постараться убедить, что преподавательская работа в вузе несовместима со служением в Церкви Христовой в качестве священника. Добиться, чтобы священноинок Аполлинарий осознал, что, работая в институте, он нарушает канонические правила и за это несет ответственность перед Богом».

Из Деяний Архиерейского Собора, 5 июня 1996 года: «На Совете епископов обсуждались нарушения со стороны настоятеля прихода г. Курска   священноинока о. Аполлинария:

а) его заграничные поездки без благословения Архиепископа и выступлениями по радио и телевидению;

б) его неоставление гражданской должности после неоднократного предупреждения со стороны Архиепископии.

По первому нарушению о. Аполлинарий полностью признал свою вину, попросил прощения и заверил Совет епископов, что больше подобных нарушений не будет.

По второму нарушению о. Аполлинарий тоже признал свою вину и просил Совет епископов   разрешить ему поработать на гражданской работе до марта месяца для выработки стажа работы. Совет епископов удовлетворил его просьбу и окончательно предупредил, что в случае неоставления им гражданской должности в марте месяце 1997г., он будет немед­ленно освобожден  от церковного служения».

Несмотря на однозначность позиции Церкви и данное Собору обещание, священноинок Аполлинарий цинично игнорирует соборное мнение и в  апреле 1996 году без согласования с церковным священноначалием заключает с МХТИ им. Менделеева новый трудовой контракт. И опять Церковь проявляет к хроническому ослушнику снисхождение. Из Деяний Архиерейского Собора, 4-5 сентября 1997 года: «По третьему вопросу Повестки дня был заслушан священноинок Аполлинарий. Он попросил участников Заседания разрешить ему совмещать служение в качестве священника в Курском храме и работу в качестве преподавателя в Московском химико-технологическом университете им. Менделеева до апреля 2001 года, поскольку в апреле 1996 года он заключил с этим высшим учебным заведением трудовой контракт на 5 лет для научно-исследовательской работы. Священноинок Аполлинарий письменно пообещал оставить светскую работу в апреле 2001 года и целиком посвятить себя служению Церкви Христовой. С этим условием Заседание Совета епископов приняло решение, позволяющее священноиноку Аполлинарию до апреля 2001 года совмещать служение в церкви и работу преподавателя в Московском химико-технологическом университете им. Менделеева».

Как часто бывает, излишнее снисхождение привело к трагическим последствиям. Не имеющий уважения к церковным правилам священноинок Аполлинарий явился главным организатором церковных нестроений и последовавшего затем раскола.

В 1996 году на Курско-Самарскую епархию был назначен епископ Лев (Бобылев). Резиденция Владыки разместилась при Успенском храме г. Курска.

Появление в Курском приходе иерарха и соответственно установившийся новый распорядок приходской жизни вызвали большое неудовольствие у священноинока Аполлинария. Он начинает вести в приходе агитационную работу против епископа Льва, намеренно подрывая его авторитет в глазах прихожан. Архиерейский Собор 1997 года обличил в этой деструктивной деятельности священноинока Аполлинария. В результате священноинок Аполлинарий дал о себе следующее письменное свидетельство: «Обязуюсь постоянно быть в единении с Архиепископией и помогать Епископу Льву. Священноинок Аполлинарий. 4 сентября 1997 года»

Но это обещание священноинока Аполлинария так же ничего не стоило, как и все предыдущие. Конфликт с правящим епископом не только не закончился, но еще более разгорался. Архиепископ Аристарх трижды приглашал священноинока Аполлинария в Архиепископию для обсуждения сложившейся в Курском приходе конфликтной ситуации. Но священноинок Аполлинарий проигнорировал все эти обращения Архиепископа. За такое поведение 27 ноября 1999 года Архиепископ Аристарх телеграммой запретил совершать священноиноку Аполлинарию богослужения и требы до приезда в Архиепископию: "СВЯЩЕННОИНОК АПОЛЛИНАРИЙ НА ТРИ ПРИГЛАШЕНИЯ АРХИЕПИСКОПА НЕ ЕДЕТ НОВОЗЫБКОВ Я НЕ РАЗРЕШАЮ ЕМУ СЛУЖИТЬ КУРСКОМ ХРАМЕ ПОКА ОН НЕ ПРИЕДЕТ АРХИЕПИСКОПИЮ ТЧК ПОЭТОМУ СВЯЩЕННОИНОКУ АПОЛЛИНАРИЮ ТАКЖЕ ЗАПРЕЩАЮ ПРИНИМТЬ ИСПОВЕДЬ ПРИХОЖАН ТЧК".

Священноинок Аполлинарий поначалу подчинился справедливо наложенному на него запрещению, однако, уже через три недели он учинил церковный раскол, склонив на свою сторону епископа Тульчинского и всея Румынии Евмения (Тита). Из Деяний общецерковного Собора, 22–25 февраля 2001 года: «Как известно, епископ Евмений, подстрекаемый бывшим священноиноком Аполлинарием (Дубининым А.Г.), 16 декабря 1999 года сделал письменное заявление о временном прекращении молитвенного общения с Архиепископией Новозыбковской, Московской и всея Руси. До этого священноинок Аполлинарий конфликтовал в Курске с епископом Львом, чиня ему преграды в перерегистрации прихода в Управлении юстиции. Чтобы оказать нажим на Архиепископа Аристарха с целью убрать епископа Льва из Курска, священноинок Аполлинарий использовал епископа Евмения. К ним присоединились протоиерей Полиект Ефимов и диакон Георгий». 

За систематические нарушения церковных правил и учиненный раскол священноинок Аполлинарий решением Архиерейского Собора 23 декабря 1999 года был лишен священного сана: «Заседание епископата Русской Древлеправославной Церкви тщательно рассмотрело письменные материалы за несколько лет и устные свидетельства священнослужителей о недавних противозаконных действиях священноинока Аполлинария и обнаружило грубое нарушение им в своей церковной деятельности канонических правил. В частности, своими действиями священноинок Аполлинарий систематически допускал серьезные нарушения: 39 и 35 правил Св. Апостол; 34 правил а 6-го Вселенского Собора и 18 правила 4-го Вселенского Собора; 36 правила Св. Апостол; 6 правила Св. Апостол; 13 правила Двукратного Собора и 10 правила Карфагенского Собора. Исходя из вышеизложенного, заседание пришло к решению: извергнуть священноинока Аполлинария из священного сана. Все имеющиеся у него облачения и церковные принадлежности сдать по акту приходскому Совету Курского древлеправославного храма».

Но и такой строгий суд Церкви не вразумил бывшего священноинока. Из Деяний общецерковного Собора, 22–25 февраля 2001 года: «25 декабря 1999 года Дубинин А.Г. с группой своих сторонников (при активном участии семьи Королевых) учинили разбой в Курском храме, взломали дверь комнаты епископа ЛЬВА, похитили из его сейфа регистрационные документы прихода, богослужебные и канонические книги, которые епископу Льву на время давал Архиепископ Аристарх, другие бумаги и личные вещи епископа Льва». Из Деяний общецерковного Собора, 7-9 мая 2000 года: «На Соборе подробно разбирались вопросы о том, как Аполлинарий (Дубинин) спровоцировал свой приход в раскол, как он на протяжении длительного времени выживал из Курска епископа Льва, какой позорный разбой и грабеж он совершил в отношении имущества епископа Льва (богослужебных книг, епархиальной документации и т.д.). Имелись суждения о том, как Главное управление юстиции Курской области на незаконном основании сняло с регистрации Успенское древлеправославное религиозное общество, входящее в юрисдикцию Русской Древлеправославной Церкви (Древлеправославной Архиепископии Новозыбковской, Московской и всея Руси), и зарегистрировало новый приход, настоятелем которого является лишенный сана Дубинин А.Г.».

Таковы с нашей точки зрения причины постигшего в 1999 году Русскую Древлеправославную Церковь раскола. Отделившиеся же от священноначалия объясняют свой поступок так называемыми «10 вопросами», на которые исчерпывающий ответ дал Собор Русской Древлеправославной Церкви еще в 2006 году. Вот и сами отделившиеся спустя восемь лет(!) после этого события наконец-то признали, что ответы на вопросы их полностью удовлетворяют и более не препятствуют, с их точки зрения, восстановлению церковного единства.

Ради достижения церковного мира можно и нужно жертвовать многим, но икономия, все-таки, заключается в смотрительном по необходимости ослаблении церковных правил, но никак ни в их совершенной отмене. Поэтому со своей стороны Собор Русской Древлеправославной Церкви готов временно пренебречь наложенными на руководителей отделившихся церковными отлучениями и обстоятельно обсуждать с ними любые вопросы, которые, по их мнению, должны быть выяснены для устранения разделения: «Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1Кор.9:22).

Со своей стороны мы так же имеем ряд вопросов, суть которых в следующем.

1.      В присланных материалах собора отделившихся имеется следующее постановление: «епископ Анастасий был неоднократно вызываем на Собор и на совещание Главного Церковного Совета для объяснений и производства над ним церковного суда, но не явился. Согласно правила 74-го Святых Апостол если который епископ дважды или трижды бывает призываем на Собор для суда над ним не явится, то таковаго надлежит судить и заочно «да не мнится избыти суда беганием»... Собор постановил извергнуть из сана епископа Анастасия (Шистерова)». Примечательность этого постановления заключается в том, что именно за такую же точно провинность был в свое время запрещен в служении священноинок Аполлинарий (Дубинин). Как было сказано выше, это произошло 27 ноября 1999 года. Священноинок Аполлинарий сначала признал запрещение, но через три недели, 16 декабря 1999 года, незаконно отделился от церковного священноначалия. В своем уведомительном письме в Архиепископию он указал лишь следующее: «Архиепископу Новозыбковскому, Московскому и всея Руси Аристарху. Сообщаю Вам, что я, священноинок Аполлинарий, вместе с приходом Успенского древлеправославного храма в г. Курске, выхожу из Архиепископии Новзыбковской, Московской и всея Руси и перехожу под управление Епископа Тульчинского и всея Румынии Евмения. Священнинок Аполлинарий. 16.12.1999г. 17:00». Поскольку священноинок Аполлинарий совершил свой поступок без объяснения причин, не обличив своего Архиепископа ни в какой ереси, то согласно 15 правилу Двукратного Собора он совершил церковный раздор[1].

Итак, запрещение было наложено на священноинока Аполлинария 27 ноября 1999 г., а отделился он от Архиепископии 16 декабря 1999 года, следовательно, до этого числа он считал себя находящимся в подчинении Архиепископии, а значит, признавал и наложенное на него Архиепископом запрещение. Коснувшись служения находясь под церковным запретом, священноинок Аполлинарий лишил себя возможности пересмотра своего дела Общецерковным Собором. На каком основании вы, отделившиеся от нас братья, игнорируете этот неопровержимый факт, что священноинок Аполлинарий был до своего отделения справедливо запрещен в служении и запрещение над собой признал? Ведь  таким образом рукоположение его в епископы, кроме прочего, совершенное епископом Евмением единолично не в гонительное время, не имеет под собой канонической законности. Мы хотели бы знать, какими церковными правилами или церковно-историческими примерами вы объясняете утверждаемую вами законность епископского сана своего епископа Аполлинария и, соответственно, всех совершенных им хиротоний?

2.      Какими церковными правилами или церковно-историческими примерами объясняется и оправдывается сотрудничество диакона Георгия Ефимова со школой оккультиста академика Щетина и занятие в этой организации руководящих должностей?

3.      16-е правило 1-го Вселенского Собора гласит: «Если кто дерзнет принадлежащего ведомству другаго восхитить, и в своей церкви рукоположить, без согласия собственнаго епископа, от котораго уклонился причисленный к клиру: недействительно да будет рукоположение». Епископ Тульчинский Евмений совершил рукоположение в сан священника диакона Георгия Ефимова - клирика Кубанской епархии в храме Курской епархии. Какими церковными правилами или церковно-историческими примерами объясняется это рукоположение и вообще учреждение параллельной иерархии, учитывая, что отделившиеся объявили о прекращении церковного общения лишь с Архиепископом Аристархом, не сделав подобного заявления ни по отношению к Епископу Кубанских приходов Александру, ни по отношению к Епископу Курскому Льву? 4.      На своем соборе 2003 года вами было принято постановление о введении по отношению к чадам Русской Древлеправославной Церкви второго чина - Миропомазания. Такое постановление было объяснено тем, что у нас, якобы, в уставных документах содержались ереси и распространена еретическая практика. Но ни при вашем отсоединении, ни во время названного собора, ни до сего дня мы так и не увидели письменного богословского и канонического подтверждения этим обвинениям. Итак, какие конкретно ереси, осужденные какими церковными Соборами, содержались в наших уставных документах, и какая конкретно еретическая практика распространилась в Русской Древлеправославной Церкви во время, непосредственно предшествовавшее разделению?

5.      Почему уставные документы, подписанные единолично Архиепископом Аристархом и не утвержденные никаким церковным Собором, вы вменяете в вину всем чадам и священнослужителям Русской Древлеправославной Церкви?

6.      Каким, по-вашему, должно быть наше примирение, какими Вы видите наши взаимоотношения после примирения?

Излагая свое видение причин разделения, Собор Русской Древлеправославной Церкви предлагает их к двустороннему обсуждению. И если наши отделившиеся братья последовательно докажут ошибочность нашего видения причин разделения  и его канонической оценки, то Собор свидетельствует, что все мы с радостью готовы принять голос справедливого обличения и поступить в соответствии с церковным правом. Но точно такое же отношение к проблеме мы ожидаем и со стороны отделившихся от нас братьев.

Для того чтобы воцарился мир ни одна из сторон не должна подавляться гордостью или высокомерием, лукавством или двоедушием, но с открытым сердцем и смирением принять Правду, какой бы она не была.

Собор постановил отправить данное соборное решение отделившимся от нас братьям и, в случае их согласия вести конструктивный, аргументированный диалог, поручить Миссионерскому отделу начать переговорный процесс.

3. Святейший Патриарх Александр доложил Собору о состоявшейся в октябре текущего года встрече представителей Русской Древлеправославной Церкви с Предстоятелем ИПЦ Кипра Митрополитом Парфением (Команеску) и Предстоятелем ИПЦ Румынии Митрополитом Вранчским Геронтием (Унгуреану). Со стороны Русской Древлеправославной Церкви, кроме Патриарха Александра, участвовали Епископ Сибирский Сергий, протоиерей Андрей Марченко и протоиерей Феодор Казамон. Встреча проходила в резиденции Митрополита Парфения.

Согласно докладу членов нашей делегации, во время собеседования был выяснен огромный спектр богословских и церковно-исторических вопросов. Участники встречи констатировали единомыслие, достигнутое по большинству из этих вопросов, но в тоже время и перечислили ряд вопросов требующих дальнейшего изучения и осмысления.

Собор поручил Миссионерскому отделу подготовить все необходимые канонические и исторические материалы, раскрывающие вопрос древности и исключительности двуеперстного перстосложения для крестного знамения, а также развернутую аналитическую справку на русском, греческом, румынском и английском языке, с изложением и опровержением незаконных постановлений и  вероучительных заблуждений принятых новобрядческими соборами 1656 и 1666-67 годов.

 

http://raoc.info

Категория: Соборы, съезды | Просмотров: 725 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]