Главная » 2011 » Декабрь » 29 » Епископ Арсений Уральский о возможности правки старопечатных книг и содержащихся в них чинопоследований
14:20
Епископ Арсений Уральский о возможности правки старопечатных книг и содержащихся в них чинопоследований
В июле 1908 г. Освященный Собор старообрядческих епископов, состоявшийся в Москве, рассмотрел в числе прочих вопрос о некоторых несоответствиях составленного еп. Арсением Уральским чина крещения старопечатным Потребникам, а также о расхождениях составленного им руководства о сродствах, препятствующих браку, со старопечатными книгами. По этому вопросу Собор принял постановление, в котором разъяснил, какими книгами могут пользоваться христиане белокриницкого согласия.
 
 

 
 
 
 
 
 
 
Епископ Арсений подписал соборное постановление, однако внутренне он с ним согласен не был, что показывает публикуемое ниже письмо епископу Тобольскому и Пермскому Антонию. Письмо написано 6 сентября 1908 года, за четыре дня до смерти епископа Арсения Уральского. В нем епископ Арсений рассуждает о том, как должно относиться к старопечатным книгам, и допустимо ли в принципе изменять и дополнять чинопоследования, содержащиеся в них.
 
Г. I. X. С. Б. п. н.
Ваше преосвященство Боголюбивейший владыко Антоний.
 
Посылаю Вам, как я обещал, потребник, изданный под моей редакцией, и еще к сему прилагаю чин крещения и руководство о степенях сродства, для вашего рассмотрения, так как об этих книгах поименно упомянуто в нашем соборном постановлении от 29 сего июля 1908 года, которое теперь отпечатано и рассылается по всей России.
 
Это постановление подписал и я, но подписал, сказать откровенно, только чтобы сохранить мир с архиепископом, придерживаясь пословицы, что и плохой мир лучше хорошей вражды. Но все-таки распространением сего постановления намного бесславится наш собор, и я об этом немало сожалею. Поелику в нем говорится, что собор благословляет руководствоваться только теми книгами, которые изданы до Никона, бывшего патриарха, или перепечатаны с них. Здесь разумеются книги, изданные только при первых пяти московских патриархах. Но ведь эти книги не обнимают всего руководства нашей Святой Церкви, ибо многие, даже и крайне необходимые для ее руководства книги, еще не успели напечататься при оных патриархах, как-то: «Архиерейская литургия», «Златоуст», читающийся за церковною службою; «Беседы Иоанна Златоустаго на Евангелистов Матфея и Иоанна»; книги «Никона Черныя Горы» и «Матфея Правильника».
 
Но эти и еще многие другие церковные книги до Никона напечатаны не были, а в руководство церковное без всякого зазрения принимаются, как даже сие наше постановление ссылается, как на канониста церковного, Матфея Правильника, значит принимает его к своему руководству. Да и певчие церковные книги, до Никона не печатные, но писаные, и сии с настоящими нашими церковными книгами не вполне сходны: ибо во времена первых пяти московских патриархов слова, оканчивающиеся на букву, пели на О, а вместо окончательной буквы Ь пели на Е. Например пели: «Бого Господе явися нам», как это видно от того, что Московский собор 1667 года отменял таковое пение, говоря: «Гласовое пение пети наречь (Деяния московских соборов 1666 и 1667 гг. третьего счета лист 6, общее изречение). Этим он повелевал выпевать все слова, как они и в самой речи чтения произносятся.
 
Итак, ясно, что жизнь нашей Церкви или ее руководство не может вместиться в ту узкую рамку, какую указало ей сие наше соборное постановление, то есть, чтобы руководствоваться книгами, изданными в Москве только при первых пяти московских патриархах. При сем обсуждении настаивали неции, чтобы с буквальною точностию издавать книги только первых пяти московских патриархов, не исправляя в них ни точки, ни запятой, ни даже очевидной какой-либо погрешности. Но так издаются книги только для памятников тогдашнего познания в людях, но для настоящего руководства нашей Святой Церкви такое издание будет неудовлетворительно, так как и первопатриаршие, не только что у разных патриархов, но иногда и у одного и того же разных изданий не во всем согласуются между собою.
 
И теперь мы, старообрядцы, хотя и все вообще служим по древним книгам, изданным раньше Никона, но иногда разных изданий, а потому и немало разнимся в практике нашего священнослуже-ния, что для многих производит немалую неприятность. И посему, если желательно нам более единообразное совершение наших священнодействий, то при издании богослужебных книг нам теперь нужна не столько точная буквальность той или другой патриаршей книги, сколько общее их соображение, и которое из них благоприличнее относится к нашим священнослужениям, то и ставить в ряд наших чинопоследований. А где встретится во всех патриарших книгах какой недостаток во указании чего-либо необходимого, для благочиния церковной службы или совершения каких таинств, а это обрящется где в древлеписьменных или древлепечатных книгах, то и оттуда заимствовать сие нисколько не будет предосуждено, ибо Дух Святой во Святой Христовой Церкви пребывает во веки, и как он прежде наших Святых Отцов умудрил изложить чины и последования наших священнодействий, так и ныне Он может отыскать и установить более единообразное благочиние наших священнодействий, чрез лиц душевно пекущихся о благом строении Христовой Церкви.
 
Обратимся и еще к тому: вполне ли были совершенны чинопоследования при первых пяти московских патриархах? Если бы было в них совершенство, то не было бы и разноречия между их книгами. Но если мы видим, что все они, переиздавая книги, поправляли оные в неких случаях и восполняли в том, что последним казалось недостаточным у первых. Если у каждого из оных патриархов встречаются свои некие особенности, то этим и показуется ясно, что они не считали прежде их изданные книги вполне совершенными, но каждый, по мере сил своих, старался приводить их к лучшему совершенству. И таким образом последние издания патриарха Иосифа считаются совершеннее первых. Только дошли ли они до полного совершенства, сего утверждать еще невозможно: ибо в новых делах случаются часто и ошибки; так что вместо совершенства вводится иногда кое-что и ненужное. И посему благочестивии Российстии епископы времени кончины патриарха Иосифа не ручались за совершенство книг, изданных и при патриархе Иосифе. Но когда Никон-патриарх на соборе 1654 лета, во второй год своего патриаршества возбудил вопрос о исправлении богослужебных книг, то на соборе бывшие епископы, в числе коих был и Павел Коломенский, все дали такое согласие Никону, что добро есть исправити противу старых и греческих книг. К этому подписались все бывшие на соборе, даже и сам Павел, епископ Коломенский, только при следующей оговорке: «А что говорил на святем соборе о поклонех и тот устав харатейный во оправдание положил зде, а другой письменный».
 
Но если Никон после сего стал исправлять книги не со старых, но с новогреческих, то в этом он и виноват, что не последовал соборному определению, чтобы исправлять со старых книг. А собор произнес суждение свое вполне справедливо. Правда и то, что бывшие раньше Никона пять московских патриархов были бесспорно вполне благочестивы, но они не считали себя во всем непогрешимыми, как о себе мечтают римские папы, и римская церковь в этом их восхваляет. Первые же пять московских патриархов, если и ошибались в чем при издании церковных книг, то это делали по своему неведению, посему и не вменяется им ни в какое нечестие. Но Никон-патриарх при своем книгоиздательстве допускал сознательную ложь, что вместо старых книг, указанных ему на соборе, начал исправлять с новых, то в этом изобличается явное его нечестие.
 
Первые московские патриархи, если сами и не усматривали за собою ошибок, однако же и за безошибочность своих книг не ручались. Потому книгоиздатели их в послесловиях своих книг нарочито оговаривались примерно так: «Мы грубии, ни делу, ни слову искуснии, вси потрудившияся, припадающе и к земнаго праха персти с купноколенным наклонением лица своя прилагающе, и соусердием молим, прощения просяще, и да не несподобимся от Вашего преподобия, елико убо вникнув, обрящете в сей книзе погрешительное, за недоведение нашего разумного пошествия, яко да и вы от направляющаго умные слухи с разумении сердец ваших, милость получите от Бога. А забвение и скудость в разуме надо всеми нами хвалится». Это взято из «Апостола», изданного во второе лето патриарха Иосифа. То после сего справедливо ли будет книги первых пяти московских патриархов почитать вполне совершенными, как не требующими нигде никакого исправления, и самим патриархам сим, по делу книгоиздательства их, приписывать право непогрешимости? Божий ли дух может побуждать приписывать Божие свойство непогрешимости людям, не имеющим сего совершенства? Но Бог чрез Исайю пророка вещает: «Славы Моея иному не дам» (главы 48, стих 11). Не таким ли образом произошло и древнее идолопоклонство, что грубые люди Божеские свойства приписывали и людям, и другим предметам, не имеющим этого?
 
Не к тому ли ведет и нас наше упомянутое соборное постановление? И какая же необходимость принуждает нас к этому? Наше постановление говорит, что чин крещения, мною изданный, разногласит чину патриарха Иосифа: в перестановке очистительных молитв, в изменении глаголов и отложении некоторых слов в молитвах, а также вставках в чине младенческого погребения, великой ектений, пении трисвятого пред Апостолом и прочих изменений. Но почему же оное не обратило внимание на сделанное мною к крещению объяснение и послесловие потребника, где высказаны причины примеченной им разности? Так ли бы должна отнестись к нему христианская любовь?
 
В патриаршем чине погребения младенцам пробел для всякого очевиден, поелику первая его ектения начинается словами: «Паки, паки миром Господу помолимся», но слова «паки, паки» означают повторение, но первое должно повторятися, а потому и рождается вопрос: как же первая ектения начинается повторительными словами? При проверке же оного оказалось — в древлеписьменном потребнике 16 века имеется и первая ектения. Надписание там сему чину таковое: «Служба над умершим младенцем, творение господина митрополита Киприана Киев-скаго и всея Руссии». «А как Киприян митрополит нашею русскою церковию причтен к лику святых, то от его творения дополнить патриарший чин младенческаго погребения едва ли должно быть предосудительным».
 
Далее постановление наше говорит: «Что же касается «Руководства о сродствах, возбра няющих брак», составленнаго Арсением, старообрядческим епископом уральским, для разрешения недоумений о родственных степенях как кровнаго, двухроднаго и трехроднаго, так и духовнаго, освященный собор поставляет: руководствоваться теми указаниями, кои освящены веками, как восприявшими силу закона, изложенными в книгах «Кормчей», «Номоканон» и «Матфея правильника» (Властаря). Разрешение брака, обоснованное на определении той или другой из указанных книг, не должно подлежать зазору, хотя бы оно не согласовалось с другой книгой». Это постановление дает мне свободу воспретить и разрешить один и тот же брак: например, четырехстепенный в трехродном родстве и не приближающихся обоих к среднему роду, Кормчая воспрещает, а Матфей правильник разрешает. Есть и другие подобные случаи.
 
Так будет ли удовлетворителен такой закон для руководства Святой Христовой Церкви и будет ли согласен следующему изречению Кормчей: «Понеже того зла се обое есть, еже прощати браки возбраненные и возбраняти невозбраненные» (гл. 52, л. 565)? Или следующему свидетельству о своей проповеди апостола Павла: «Верен же Бог, яко слово наше еже к вам не бысть: ей и ни» (2 Коринф., 1, 17)?
 
В моем руководстве взята только одна снисходительная сторона рекомендуемого сим постановлением закона. Но если составителям постановления сего это почему-то не понравилось, то пусть бы они указали только строгую его сторону по сему вопросу и приказали всем держаться этой строгости. Но указывать для руководства церкви закон двоемысленный, без всякой оговорки и с сим вместе осуждать какое-то самопроизвольное сокращение родственных степеней явно противоречит здравой логике, и этим мы только стыдим себя.
 
Итак, в этом постановлении ничего не содержится дельного, кроме того, что сим выражена нелюбовь ко мне, которую я по своей грубости навлек на себя. Прошу Вас, Боголюбивейший брат, помолись Господу Богу, чтобы Он в подобных искушениях подал мне благодать долготерпения. И я прошу Его сохранить Ваше здравие на многая лета и всегда соблюдать Вас во всяком благополучии.
 
Душевно уважающий Вас нижайший брат Ваш, смиренный Арсений,
старообрядческий епископ уральский.
 
6 сентября 1908 года. 
 
 
Публикуется по изданию: Епископ Арсений Уральский (Швецов). Оправдание Старообрядствующей Святой Христовой Церкви в ответах на притязательные и недоумительные вопросы настоящаго времени. Письма - М.: Китеж, 1999, с. 344-350 
 
 
 
Категория: Новости Самстара | Просмотров: 1170 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]