Главная » 2012 » Апрель » 26 » Иерей Иоанн Севастьянов. Возможен ли наш диалог с РПЦ?
05:56
Иерей Иоанн Севастьянов. Возможен ли наш диалог с РПЦ?
Одной из актуальных тем для современного религиозного общества является возможность диалога между старообрядчеством и РПЦ. Эту проблему особенно активно стали обсуждать после известного Поместного Собора РПЦ 1971 года, когда были сняты клятвы со старых обрядов и тем самым, вроде бы, сделано все необходимое для плодотворного диалога. Последнее время информационное общество прямо-таки подталкивает стороны скорее сесть за стол переговоров. Эта тема активно обсуждается на форумах, ей посвящены некоторые ресурсы, об этом делаются недвусмысленные высказывания видными представителями РПЦ и некоторыми старообрядческими иерархами.

На фоне такого всеобщего ожидания происходят абсолютно противоположные практические действия сторон предполагаемого диалога. РПЦ активно обсуждает чины и нормы, которые она применит для старообрядцев в случае их «возвращения в общение с Церковью», тем самым предопределяя результат любого диалога – обсуждаться будут только условия капитуляции старообрядцев перед «вселенским православием». В Старообрядческой Церкви наоборот активно продавливается мнение, что ни о каком разговоре не может быть и речи. Любой диалог с никонианами считается предательством веры и заключением унии. Образованная несколько лет назад в Русской Православной Старообрядческой Церкви Комиссия по взаимоотношениям с РПЦ вызвала ожесточенную критику и по умолчанию прекратила свое существование.

В исторической перспективе дела обстояли несколько иначе. Диалог между Русской Церковью и новообрядцами имеет древнюю традицию и, по большому счету, никогда не прекращался. Старообрядцы всегда были не против обмена мнением со сторонниками новолюбских традиций. Этот диалог, начавшись в XVII веке, продолжался и в XVIII, и в XIX, и в XX веках. Основоположником его, конечно же, был святой священномученик Аввакум. Потом его традицию продолжили Выговские отцы, в XIX веке полемизировали св. Арсений Уральский, И. Кабанов, епископ Иннокентий Усов, Ф. Мельников и многие другие видные старообрядческие апологеты и начетчики. Этот процесс не представлял чего-то официального, не было торжественных заседаний за круглым столом, не было освещения в прессе, не было никаких коммюнике. Диалог выглядел как заочный обмен мнениями, вопросы друг другу, ответы на эти вопросы, статьи, исследования и т.п.

Тема диалога старообрядцев с никонианами была четко заявлена перед греческими патриархами на Соборе 1667 года и затем развита в знаменитых «стязаниях» с Симеоном Полоцким. Аввакум, сам бывший сторонником некоторых изменений в практике Русской Церкви, поняв, что лежит в основе стремлений новолюбцев, темой диалога предлагал не литургические новины, а антихристианскую пропаганду реформаторов. Он видел проникающий в Русскую Церковь материализм, католическое представление о христианстве, учение об оправдании делами, идеи о знании как критерии праведности и т.д. Аввакум и все его последователи пытались объяснить, что сохранение старого обряда является не самоцелью, а воплощением намного более важной церковной сущности – православного богосозерцания. Старый обряд есть символ непорочности Русской Церкви с ее неуклонным следованием, в первую очередь, евангельским принципам. И поэтому старообрядцы отчаянно защищали этот символ Русской Церкви, когда оказались с глазу на глаз с такими деятелями, как Симеон Полоцкий, Феофан Прокопович, для которых Логос-Христос стал очень удачным «воплощением» «литературного первоэлемента – слова», которые не стеснялись исповедания материализма, западного гностицизма, которые обожествляли науку, поддерживали секуляризм, для которых вера в Бога стала профессией, а евангельские принципы были подчинены конъюнктуре.

Другая сторона диалога - греческие патриархи, Симеон Полоцкий, бывший своеобразным воплощением никонианской идеологии, пытались свести спор с Аввакумом в русло литургической полемики. Аввакум писал: «И говорил я ему: "Ты ищешь в словопрении высокия науки, а я прошу у Христа моего поклонами и слезами: и мне кое общение, яко свету со тьмою, или яко Христу с Велиаром? И ему стыдно стало, и против тово сквозь зубов молвил: "Нам-де с тобою не сообщно». Позиция Симеона в отношении к Аввакуму стала классической для РПЦ на все будущие века. Обвинение в обрядоверии стало любимым коньком во всех диалогах никониан со старообрядцами.

После сожжения протопопа Аввакума необходимость продолжения диалога с никонианами отчетливо понималась сторонниками Старой Веры. «Поморские ответы» и переписка выговцев с Феофаном Прокоповичем были в XVIII веке, «Сто пять вопросов», творения Арсения Уральского, Иллариона Кабанова - в XIX в, епископ Иннокентий Усов, Ф. Мельников с его школой диспутов с никонианскими миссионерами - в XX веке. Иногда этот диалог оживлялся, иногда затухал. Особенным катализатором диалога становились неординарные исторические события – будь то отмена патриаршества, введение синодальной системы, усиление гонений на старообрядцев, учреждение единоверия или обретение старообрядцами епископа, Окружное Послание, дарование гражданских свобод. Каждый раз стороны обменивались жесткими мнениями по своему видению того или иного события. При чем, это была не перебранка, а уважительный диалог. Как пример можно привести обращение выговских отцов к Феофану Прокоповичу – «всепремудрейший пастырь, блистающий добротами прекрасных выспреноснаго наукотворения художеств».

И диалог этот однозначно не был бесплодным. Именно старообрядческое влияние удержало РПЦ от окончательного уклонения в протестантство при Петре I и Феофане Прокоповиче. Диалог со старообрядцами предохранял РПЦ от соединения с католичеством, постоянная критика старообрядческими авторами развившегося в РПЦ цезаропапизма позволила никонианам критически посмотреть на сложившуюся к этому времени «нормальную» синодальную систему. (Откуда в РПЦ после 200 лет существования синодальной системы к концу XIX века могла взяться идея возрождения патриаршества? Это все равно, что сейчас в России возрождать монархию). И даже появление т.н. старчества в РПЦ было следствием диалога и перенимания опыта у старообрядцев. Сохраненный в старообрядческих монастырях и скитах дораскольный иноческий опыт стал примером для никонианских старцев (Поэтому никонианская верхушка так искореняла и боялась своих старцев, опасаясь, как бы через них старообрядческие устои не проникли во все их общество).

В XX веке тема диалога с никонианами приобрела свой законченный вид в деятельности епископа Иннокентия Усова и Ф. Мельникова. Эти авторы, проанализировав историю взаимоотношений старообрядцев с РПЦ, не просто систематизировали опыт полемики, но и предсказали дальнейшее развитие событий. В какой-то степени, и запоздалая отмена клятв на старые обряды в 1971 году тоже была итогом диалога со старообрядчеством.

Учитывая прежний опыт нашего диалога, нельзя сказать, что сейчас он не возможен в принципе. Но что может сейчас стать предметом его? Вроде бы современные достижения исторической, археологической, искусствоведческой наук дают новые козыри в руки РПЦ. Многие издания пестрят сообщениями о том, что открываются все новые и новые доказательства того, что в истории Русской Церкви до раскола допускалось применение разных обрядовых форм, что не все так однозначно в истории самого раскола. Тем самым якобы выбивается историческая почва из под ног старообрядчества. РПЦ вводит старообрядные приходы, сняты клятвы со старообрядцев, и поэтому, никаких причин для дальнейшего разделения уже вроде бы не существует.

Но опять не хотят учитывать того, что старообрядцы говорят уже более трех веков. Не только из-за изменения обрядов протопоп Аввакум обличал новолюбцев. Старообрядцам ведомо, что по возвращении из Даурии Аввакум, уже после злополучной «Памяти», посчитал возможным служить в Казанском Соборе в то время, когда через кремлевскую стену уже вовсю служили по-новому; ведомо, что на вопрос келаря Боровского монастыря он не посоветовал ему уходить из обители, а только лишь неуклонно молиться по-старому. И пустозерским узникам было известно, что устав Троице-Сергиевой Лавры в свое время допускал совершение проскомидии на шести просфорах. Для старообрядческих страдальцев стояние за старые обряды было не попыткой законсервировать XVII век, а символом благочестия, которое новолюбцы пытались разбавить новыми модными течениями. Поэтому и в наше время вопрос обрядовой и исторической справедливости не может быть предметом диалога. Не в этом суть!

Главная проблема сейчас заключается в том, что наши оппоненты как раз-таки хотят обсуждать только форму, не касаясь сути. Мне неоднократно приходилось слышать риторический вопрос: «Если РПЦ когда либо вернется к старому обряду, присоединяться ли старообрядцы к ней в этом случае?» Старообрядческий ответ на этот вопрос однозначен – «Нет!». Не старый обряд нужно вводить РПЦ у себя и не в этом суть претензии старообрядчества к ней. По большому счету, старый обряд и так есть в РПЦ. Недавно во время встречи с ростовскими семинаристами – будущими священниками РПЦ, я задал им вопрос – «Что о Крещении написано в вашем Требнике? Допустим ли какой либо образ Крещения кроме погружения?» Мне хором ответили – «Нет!». Оказывается, старый обряд есть в РПЦ. Просто его никто не выполняет!!! Как и многое другое.

Поэтому не возвращение к старому обряду может стать предметом для продолжения нашего диалога с РПЦ. Старый обряд сам по себе вернется в РПЦ, если РПЦ вернется к элементарным евангельским принципам.

Пишу я это не ради того, чтобы бросить камень в огород соседа. Я как каждый приходской священник, который несет груз ответственности за Общину, вынужден на своем уровне вести такой диалог с РПЦ (которого, вроде бы нет). Мне приходится много общаться на эти темы и со своими братьями-старообрядцами, и с представителями РПЦ. Мне приходится на своем уровне формулировать современным людям суть претензий старообрядчества к РПЦ и причины, нас разделяющие. И у меня уже появился определенный опыт, если можно так сказать, статистического анализа духовного поиска вновь пришедших, которые пришли к нам, убежав из РПЦ. И вот по их-то откровениям у меня и складывается впечатление о том, из-за чего у нас не может быть никакого сближения. Для одного молодого человека на момент прихода к нам не так было важно значение двуперстного крестного знамения, как то, что ему опротивел его приход РПЦ, в котором поп к нему домогался. Другая женщина зашла к нам случайно, когда в полном отчаянии брела по улице, узнав, что ее «духовник» в РПЦ имеет любовницу. Или санитарка, увидевшая своего «батюшку» в белой горячке после очередного запоя. И проблема для них была не в том, что эти грехи там есть, а в том, что с этим никто не борется. Эти люди жаловались, пытались добиться церковной справедливости. А их на самом высоком уровне отфутболили и сказали, что они в прелести. И таких примеров сотни. Люди бегут в старообрядчество от распространенного в РПЦ материализма, стяжательства, клерикализма, разврата, беспринципности, глобального служения золотому тельцу. Какие там обряды, если попраны основные устои Православия! И мне понятно возмущение вновь пришедших в старообрядчество, когда они слышат о каких бы то ни было контактах Старообрядческой Церкви с РПЦ. Получив крайне отрицательный религиозный опыт в РПЦ эти люди теперь дуют даже на воду, чтобы избежать повторения своих кошмаров.

Обсуждение вот этих проблем и может стать темой современного диалога старообрядцев с РПЦ. Диалога на уровне перенятия опыта у старообрядцев. А иначе, какого диалога хочет РПЦ? Неужели сторонники таких встреч думают, что старообрядческий епископ сядет за одним столом с никонианским архиереем и промолчит, если будет знать, что тот мужеложник? Неужели старообрядцы будут также сквозь пальцы смотреть на многоженство священства, безнравственность, косность?

Поэтому для начала хоть какого-то диалога со старообрядчеством нужно не древноту и вариативность обрядов изучать и пытаться их искусственно прививать на тело РПЦ. А попытаться очистить это тело от наросших на нем за века проблем. И если захотеть это делать, то все очень даже осуществимо. Как папа Бенедикт разом осудил 500 ксензов – педофилов? И не побоялся мощнейшего давления, и не убили его, и не пустили по миру.

В этой ситуации не поможет и то, что диалог со старообрядчеством пытается возглавлять митрополит Илларион. Даже учитывая его безупречную моральную характеристику и то, что он единственный из архиереев РПЦ, которому готовы пожать руку даже старообрядцы-беспоповцы, его усилия не смогут привести ни к чему положительному без кардинального изменения ситуации. Его богословская интуиция подсказывает о необходимости что-то делать для исправления положения в РПЦ и вектор на диалог со старообрядчеством выбран верно, но какой-то результат можно было бы достигнуть, если бы желание что-то менять было и у других руководителей РПЦ.

Пока же мы видим желание диалога с единственной целью – скорейшее присоединение старообрядчества к РПЦ. Эта абсурдная идея сводит на нет любые здравые намерения. РПЦ так и не поняла, что старообрядчество не сможет соединиться с ней в принципе, как масло с водой. Та же история единоверия прекрасная иллюстрация такой перспективы. А исторические примеры уважительного и мирного сосуществования со стороны старообрядцев не дают основания судить о готовности соединяться. Да и самой РПЦ старообрядчество может быть полезно только вне ее. Старообрядчество послано РПЦ как иногда медный змий в пустыне. Взирая на старообрядчество, РПЦ может видеть, как и сейчас осуществимы евангельские принципы церковного строительства. Для РПЦ старообрядчество есть образец того, как Церковь может жить без поддержки государства, как можно разделять Божие и кесарево, как и в XXI веке можно неукоснительно соблюдать церковные каноны, как можно сохранять первохристианский принцип общинности, как можно реально всем миром выбирать священников, епископов, митрополитов, а потом этих же священников и епископов контролировать, как может реально работать церковный суд.
 
Старообрядчество для РПЦ как древнее иночество, которое убежало в пустыню, когда после эдикта Церковь прыгнула в железные объятия государства. Как тогда монахи ушли в пустыню ради сохранения чистоты богообщения, так и старообрядчество вышло вовне ради сохранения чистоты веры. И ведь никому не хотелось бы, чтобы обратно в мир вернулись преподобные отцы Пахомий, Макарий Великие и подобные им столпы Православия. Так зачем же пытаться притянуть к себе старообрядчество? Смотрите на него, берите пример и старайтесь ему подражать.


http://www.izdrevle.ru/info/article/.-.2
Категория: Новости Самстара | Просмотров: 1182 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 18
1  
Интересно, что это вдруг отцы засуетились? То протопоп Леонтий Пименов хочет броситься в объятья к старообрядцам всех согласий, то поп Севастьянов развернулся на 180 градусов и тоже от лица всего старообрядчества вещать начал? Вчера еще в бедах РПСЦ были виноваты неофиты -
http://samstar.ucoz.ru/news....25-5287

а сегодня оказывается, что неофиты - это тот камертон, по которому надо настраивать свои отношения с РПЦ, а поп Севастьянов - лучший друг и отец неофитов. А уж беспоповцам какой респект! Даже "Выговские отцы" с большой буквы. А наставник РГСО нынче олицетворение чести и достоинства для РПСЦ - если он кому руку пожал, то, значит, этот "рукопожатый" - тоже олицетворение чести и достоинства. Чудны дела Твои, Господи.
С чего же это вдруг, интересно? Дали команду строиться, а командиры не готовы, поскольку в войске не уверены, и потому вспомнили о старообрядчестве в целом и прониклись неожиданной любовью к беспоповцам? Или что-то иное?

А статья вполне в духе попа Севастьянова. Лукава до невозможности. "Поморские ответы" через запятую с Окружным посланием поминать, а Андрея Денисова с Кабановым - и как только язык поворачивается.

А вот еще один перл: "Последнее время информационное общество прямо-таки подталкивает стороны скорее сесть за стол переговоров".

Так вот кто виноват, оказывается! Информационное общество! А то бы поп Миролюбов на Рогожку дороги не знал, а Митрополия - в ОВЦС.

Далее еще интереснее: "На фоне такого всеобщего ожидания происходят абсолютно противоположные практические действия сторон предполагаемого диалога".

Так что видимость весь этот диалог, а кто не верит - прочтите статью еще и еще.

Про безупречную репутацию митрополита Илариона промолчим. А вот над этой фразой хочется рыдать:

"Для РПЦ старообрядчество есть образец того, как Церковь может жить без поддержки государства, как можно разделять Божие и кесарево, как и в XXI веке можно неукоснительно соблюдать церковные каноны, как можно сохранять первохристианский принцип общинности, как можно реально всем миром выбирать священников, епископов, митрополитов, а потом этих же священников и епископов контролировать, как может реально работать церковный суд."

Правда, не знаю, от горя или от смеха.

3  
Ну что Вы, Ирина Георгиевна? Как это "что это вдруг отцы засуетились"?

"Блаженны миротворцы". А иереи вами перечисленные, все как один настоящие христиане и стараются по Евангелию жить. Вот и и.Иван пишет: "Старый обряд сам по себе вернется в РПЦ, если РПЦ вернется к элементарным евангельским принципам".

И пишет так хорошо. Миролюбиво так.

Ну зачем Вам указывать на какие-то нестыковки и подтасовки? Не для Вас же статья писана. (Был такой анекдот:

Объявление на сельском клубе: "Александр Македонский. Лекция для колхозников".
Выходит лектор раскладывает на столе черепа и начинает: "Вот это череп А.Македонского в 15 лет. Это череп А.М. в 20 лет. Это череп А.М. в 25 лет".
Голос из зала: "А как это у одного человека несколько черепов. Что Вы людям лапшу на уши вешаете?"
Лектор, ничуть не смутившись отвечает: "Молодой человек, там же в объявлении ясно написано "лекция для колхозников", так что дачников я бы попросил выйти")

Вот и одна знакомая моя говорит: "уходя уходи". К чему все эти комментарии и разъяснения? Для кого? Как таже моя знакомая говорит: "никто не поймёт" или "это ты кому говоришь что попы врут? поповцам?"

Так что зря вы так. Если палач и изверг (чудовище, как Вы говорите) христианин и мятущаяся душа, то иерей Севастьянов - образец христианского пастыря и миротворца. Тут всё от личной эмоциональной оценки зависит и от применяемых критериев.

6  
Сергiй_Аветянъ: Если палач и изверг (чудовище, как Вы говорите) христианин и мятущаяся душа,

понимаю так,что речь здесь идет об царе Иоанне Грозном?
я согласна с Ириной,что он-православный христианин,потому что он не был еретиком,умер в покаянии,а как его судил Господь-не нашего ума дело...
не судите,да не судимы будете,а вот делать,как некоторые наши современники, из него образец для христианского подражания-тоже весьма странно и сомнительно

8  
Дорогая Нина, Вы правда уверены в том, что этого достаточно для того, чтобы быть христианином?

Вы понимаете, в словах одного из героев Достоевского: "если Бога нет, значит всё можно" - содержится большая сермяжная правда.

Иван Васильевич всю свою жизнь позволял себе всё, что хотел. Не кажется ли Вам, что человек, для которого Христос - Бог в принципе так поступать не может.

Разбойник, помилованный на кресте - уверовал, что Христос Бог. И нет ни малейшего сомнения, что с этого момента он перестал быть разбойником. С Иваном же Грозным ситуация несколько иная.

Любой жестокий человек всегда трус. Есть такая странная закономерность. А где трусость, там и животный страх и дичайшие суеверия. А тут уж и театрализация веры и всё прочее.

Кого Господь помилует - и правда не наш вопрос. Я надеюсь, что всех и никому не желаю вечных мук.

Христианином же надо при жизни быть. А для этого мало красиво писать. Надо дела веры являть. Причем не иудейской и ветхозаконной, а христианской:

"приникий же в законе, совершен и свободен, и пребыв, сей не слышатель забытлив быв, но творец дел, сей блаже в делании своем будет. аще кто мнится верен быти в вас, и не обуздает языка своего, но льстит сердце свое, сего суетна есть вера. Вера бо чиста и нескверна пред богом и отцем сия есть еже посещати сирых и вдовиц в скорбех их, и нескверна себе блюсти от мира".

Впрочем, тема эта не об Иване Грозном, а об Иване Севастьянове.

Нормальный иерей. Ничем не отличается от других благочестивых иереев, которые в прежние века с католиками, то конфронтацию устраивали, то унию заключали. В зависимости о того, как того требуют политические интересы и финансовые резоны.

Принимаете тех, так и этого принимайте и нечего руками всплескивать. А кто не принимает, так и нечего через забор недоумевать smile

Я сам грешен и к иерею сему неприязнь имею, ну так это исключительно потому, что знаком с ним. Бог даст, приду в меру возраста христианского и омерзение любовью сменится.

10  
Сергей,а я вот вспоминаю преп.Семеона Столпника житие,когда к его столбу прибежал один разыскиваемый разбойник и душегуб,который загубил тысячи человек,на которого была объявлена настоящая облава,он тоже вел далеко не христианинский образ жизни,но так искренно покаялся в злодеяниях,что по свидетельству преподобного отца,когда умер при его столбе,то попал в Рай,так что научиться бы элементарно не судить о личной жизни других христиан,какими им надо бы быть,в своей бы разобраться и добрый ответ дать Господу....
некоторые цари были Тишайшими,просто мухи не обидели,но сдали Православие на откуп ереси Никона,а были и не предавшие веры цари-"душегубы",которых не нам судить, а цари-"тишайшие" иуды как еретики, самоосуждены,увы

7  
Сергiй_Аветянъ пишет: "Вот и одна знакомая моя говорит: "уходя уходи". К чему все эти комментарии и разъяснения? Для кого? Как таже моя знакомая говорит: "никто не поймёт" или "это ты кому говоришь что попы врут? поповцам?"

Да правильно знакомая говорит. Только вот давать добрые советы, увы, гораздо легче, чем им следовать. Вроде бы и хочется быть всего лишь беспристрастным наблюдателем, да не выходит порой. Увидела утром статью, поставила - и не утерпела коротко прокомментировать. Вот отрицала, что поп Севастьянов - Муза, а на поверку-то - и впрямь Муза. Пойду, продолжу готовить очередной обзор про Окружное послание. Вдохновил иерей.

9  
Да я , Ир, понимаю. Сам такой.

2  
Отдадим должное историческим познанием о. Иоанна. Только, довольно-таки странные рассуждения. Допустим, о. Иоанн прав и в истории если не диалог, то предпосылки к нему были. Идем далее, сейчас, само РПЦ вести диалог не намерена. Выгоды от этого диалога только для РПЦ: диалог удержал РПЦ от чего-то там, возрождение чинов в РПЦ и т.д. Спрашивается, зачем вести диалог?

Может лучше свою Церковь успокоить, а то нареформировались

4  
..."Так зачем же пытаться притянуть к себе старообрядчество? Смотрите на него, берите пример и старайтесь ему подражать. "

опять лукавит о.Иоанн,смешивая святую веру с еретизмом,стараясь уговорить и никониан-еретиков, и православных христиан,что спастись и в еретичестве можно,просто подражая староверию и беря с него пример......

не уговаривать нужно никониан оставить их попытки притянуть к себе "старообрядчество", не идти с еретиками на скользкие и двусмысленные дружеские общения,которые лукаво выдаются за диалоги о вере,а истинно проповедовать погибающим согражданам,что они вне Церкви не спасаются.
из опуса же о.Иоанна видно,что он никак,бедный, не поймет,что мы не просто ушли в пустыню,как святые отцы-пустынники,будучи единоцерковными с мирскими братьями,с никонианами мы не единоцерковны,никакое взирание на нас,как на медного змея им не поможет!
никониане находятся под анафемой от святых отцов за свои еретические мудрования,и это надо четко понимать иереям РПСЦ,а не пытаться тем или иным образом замазать пропасть,которая лежит между еретиками и православными.

вот корень зла,когда один иерей рассуждает о вере:ах,не тяните нас в еретичество,мы просто пустынники,как вы не понимаете,что мы не против вашего еретичества,мы просто ведем жизнь по пустынным обрядам..
а другой,саном повыше, вторит-да у нас просто разные каюты,но мы на одном корабле,любить надо соседей,даже не заикаясь,что мы вовсе не на одном корабле,что они вне спасительного корабля погибают и тонут,находясь под анафемой от святых отец.

Господи,помилуй православных христиан от таких горе-пастырей!

5  
Это очередной мисионерский опус.расматривающий всётаки обрядологическую сторону.и ни слова о теологической.мы все знаем о постановлении 3 вселенского собора о символе веры.за одну букву прибавить или убавить анафема.тоесть кто это сотворит уже нехристианин и тем более как познее назвались 'православный'.никон 7 раз внёс изменения(в.смирнов падение 3 рима).по этому его церковь рпц.мп.нехристианская.а самозваная.что говорит отом что рпц святые отци 7 вселенских соборов НЕАВТОРИТЕТ.рпц самозванци.но никон совершил ещё более тяжкий грех.он ввёл ввереную ему русскую православную церковь а ДУХОБОРЧЕСКУЮ ЕРЕСЬ.по этому рпц горшие еретики духоборы.я смею утверждать что в 17веке раскола НЕБЫЛО.а было впадение в латинскую ересь.всем извесно что латиняне есть собрание всех ересей отвергнутых православным востоком.по этому речь с рпц мп.может идти только о ересях.ведь 700лет свирепствовали иконоборческая ересь.и прошла.ведь целый список царей и патриархов педали анафеме.

11  
СЕВАСТЬЯНОВСКАЯ СТРЯПНЯ ДЕЛАЕТСЯ ПО ПРИНЦИПУ, - НЕ МЫТЬЕМ, ТАК КАТАНЬЕМ.

Иерей Иоанн Севастьянов. «Возможен ли наш диалог с РПЦ»?

«Одной из актуальных тем для современного религиозного общества является возможность диалога между старообрядчеством и РПЦ. Эту проблему особенно активно стали обсуждать после известного Поместного Собора РПЦ 1971 года, когда были сняты клятвы со старых обрядов и тем самым, вроде бы, сделано все необходимое для плодотворного диалога».

Всем известно, что когда никониане анафематствовали людей Древнего благочестия, то представители последних, присутствовавшие на данном судилище, в отместку, прокляли, всех новолюбцев.

Потому, эти встречные клятвы, могут быть условно сняты только при обоюдном желании противостоящих сообществ.

Односторонний подход к решению данной проблемы, абсолютно неприемлем.

Но, опьяненные своим нераздельным господством, надменностью и чванством, новолюбцы, по прежнему раскручивают значимость своего собора, 1971года.

А, их подпевала, - иерей Иоанн Севастьянов, это ярый последователь единоверческого экуменизма, никонианского архиепископа Андрея (князя Ухтомского).

Сей лукавый около престольный деятель, хочет подвести, неразумных староверов, под проклятья своего же, родного отечества, а потом, «половить рыбку в мутной воде».

Объединение, выше упоминаемых церковных организаций, более трех с половиной столетий, находящихся в крайне антагонистических отношениях, даже, теоретически, - невозможно.

12  
Христос Воскресе!
350 лет был один диалог - истребление староверов, а теперь призыв диалога старообрядцев (!!!) с РПЦ (кстати, не наоборот), хотя по сути...
Внимание! случайностей не бывает!!! И "рок-молебен" в наскоро выстроенном Храме и прочее!!!

"С кем поведёшься - потом не обижайся!!!" как говорит мой знакомый.
Простите, Христа ради.

13  
На мой взгляд должна быть внутри староверов по отношению к РПЦ сформирована четкая позиция:
1. Коль скоро существует история с гонением то к РПЦ необходимо относиться с осторожностью, но во всём и всем придерживаться принципа "любите врагов ваших (Матф.5:44)". Дух злобы должен быть убит.

2. Все мы не без грешны, диалоги можно вести столетиями, но вера без дел мертва (!). Необходимо предложить РПЦ канонизировать Аввакума как св. мученника в их лоне, либо выразить официально позицию, зная особое отношение староверов к нему. И это будет прямым доказательством чистоты намерений.

14  
3. Но всё же уж черезчур современно староверие представляется политизированным. Сложно или практически невозможно найти качественных изданий Острожской библии. Да и другие книжицы не лучшим порядком оформлены.

4. А где же за 300 лет автономного существования староверия - святые, преподобные и богословы ? Возможно 300 лет мало, но всё же дерево должно принести плод. Но для этого почву надо удабривать, поливать. А политика и полемики это по большому счету ветер.

Простите Христа ради.

15  
[i] Мне представляется, что сама постановка вопроса о "диалоге с РПЦ" есть постановка вопроса ни о чём. Если позволите, я расскажу подробнее, что имею ввиду. Во-первых мир новообрядного православия, объективно говоря, неедин. Это далеко не только пресловутая "РПЦ МП", которая у нас у всех перед глазами, и не только группа официальных православных поместных автокефальных и автономных церквей, общим количеством до двух десятков, не стану их все перечислять, состоящих в полном каноническом и евхаристическом общении с ней, признающих её и взаимно признаваемых ею. Но это также и всё более и более заметная общность церквей "зилотского", ревнительского характера и направления, пошедших как правило вынужденно на более или менее резкий разрыв со своими поместными церквями, по причине уклонения этих последних от чистоты православного исповедания, что находило своё выражение в переходе большинства из них на "новостильный календарь", вступление в "экуменическое движение", небезызвестные унии с католиками и монофизитами, угодничество и сервилизм иерархии к мирским властям, чем далее, тем более лукавым и безбожным, и прочие апостасийные деяния и установки. Отмежевание таких ревнительских групп, спровоцированное беззаконными действиями высшей церковной иерархии их поместных церквей, сопровождалось как правило многими гонениями, клеветами и преследованиями против них. Известны немалые числом истинно-православные (как они предпочитают себя называть) Церкви Греции, Болгарии, Румынии, Сербии, есть ИПЦ и в России и русском рассеянии,-- это, понятное дело, осколки канувшей в Лету РПЦЗ, группа иерархий возводящих к ней своё преемство, горстка уцелевших и вновь образованных, открыто действующих и "катакомбных" обителей и приходов, со значительным ещё ресурсом сочувствующих, вне движения ИПЦ, но готовых к нему примкнуть.

Как видим, свет не сошёлся клином на РПЦ МП, и тем кто понимает, что длящаяся самоизоляция старообрядчеству не на пользу, а с Московской Патриархией контакты безсмысленны и потому невозможны, пора бы обратить внимание на зилотские движения вовне. Да, не будем обманываться, большинство из них строгим критериям Древлеправославной "акривии" не соответствует, но сказать что не соответствуют нашим критериям они в с е и во в с ё м, было бы ещё большим и горшим самообманом. Тут нам являются два основных возражения или вопроса. Во-первых, скажут иные, так ли необходимо нам вообще заниматься церковною дипломатией, искать с кем-то гипотетического единства, контактов, а тем более объединения? А во-вторых, по каким бы мотивам и причинам "зилотские" ИПЦ ни образовались, нет среди них таких, что держались бы старого обряда хотя бы в основных пунктах, а раз так, то есть ли и смысл искать с ними общения? -- Не стану утверждать, что эти естественные возражения легко снимаются. Приходится пожалеть, что из-за кризисных явлений в современном старообрядчестве оно вряд ли способно явить себя в таком блеске и славе, в такой упорядоченности, в единстве и духовном служении, а наипаче обилии и нетленной красе благодатных даров и небесных разумений как ему пристало, аки Единой Истинной Церкви Христовой (это всё дело наживное), чтобы все окрест пали на лица свои и рыдательно исповедали сохранённую нами Истину. Но что мешает нам разглядеть, что среди тех кто не с нами есть м е н е е отдалившиеся, готовые слушать и слышать, если только нам есть что сказать (убеждён, что есть)? И почему бы не думать, что нам тоже нашлось бы чем позаимствоваться у возможных собратий?-- Достаточно сказать, что во всех ИПЦ поощряется стремление к иночеству, а это в свою очередь положительно сказывается на "духовном тонусе" данных Церквей, и в частности -- их иерархии.

Затем, все ревнительские движения более или менее ориентированы на идеал Традиции и консерватизма, весьма критически и нетерпимо относясь к явлениям современной апостасии и её предпосылок в недавней истории, в том числе церковной, и в том числе своей. Там тоже хорошо понимают, что совместное противостояние "тьме века сего"(Еф.6:12) выигрывает в силе в сравнении с борьбой одиночек. Их тоже волнует и интересует аутентичность своей Традиции, её "кафолическое измерение", и я не думаю что там стали бы цепляться за сомнительные нововведения последних веков в обрядовой практике. Единственное затруднение которое здесь возникает, это отношение к не-старообрядчествующим церковным авторитетам последних трёх веков. Думается, эта проблема могла бы быть решена в свете критерия Свт. Фотия Константинопольского (IX в.):"Единство в главном, свобода во второстепенном, во всём -- любовь!" И лишь наиболее одиозные "наглые ругатели"(2Петр. 3:3) по умолчанию выводятся тут за скобки, т.е. лишаются церковного почитания как не имущие достоинства собственно Отцов Церкви.


[/i]

17  
"Традиция" (с большой буквы) - это то, чего нет, никогда не было и быть не могло. Одним словом - симулякр.

16  
Итак, вот о каком единстве и с кем должно было бы порадеть. РДЦ уже сориентировалась, и налаживает контакты с одной из греческих ИПЦ, тогда как в РПСЦ предпочитают похоже других "партнёров по переговорному процессу", внося тем самым разлад и дезориентируя собственную среду, лишая себя привлекательности в глазах ищущих духовного пристанища, как разбегающихся из Патриархии, так и оказавшихся безприютными после предательства руководства РПЦЗ и её последовавшего распада. Ответственные за такое положение вещей, чем дале, тем более походят не на светильник "горяй и светяй"(Ин. 5:35), а на "слепых поводырей слепых"(Мф.15:14), да простится такое сравнение.

Сильна рать воеводою... А храбрость города берёт...


18  
-- Я не принимал на себя обязательства сделать свой текст понятным лишь для продвинутых пост-пост-модернистов. И потому никаких особых вычурностей в дефинициях и не предусматривал. Текст для людей, разумеющих по-человечески.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]