Главная » 2015 » Август » 24 » Игумен Кирил (Сахаров). В Великом Новгороде у великих святынь
18:35
Игумен Кирил (Сахаров). В Великом Новгороде у великих святынь

Проезжая мимо старообрядческой церкви у Белорусского вокзала, позвонил старосте, Александру Васильевичу: «А я собираюсь поехать в Новгород». Он: «В какой: Нижний или Великий?» Я: «В Великий». Он: «Там служит наш священник - о. Александр Панкратов. Он один из самых образованных у нас. Как-то в очередной его приезд в Москву я ему сказал: «Раньше Новгород называли не только Великим, но и Господином, а вот сейчас к нам приехал великий господин из Новгорода»». Действительно, сей благочестивый муж выделяется своей неординарностью, он обладает обширными познаниями в самых разных сферах. Великий Новгород знает, как свои пять пальцев. Он зело искусный уставщик (не случайно именно ему было поручено готовить указания по уставу богослужений для церковных календарей). Службы, проводимые им, смело можно назвать образцовыми.

Целую неделю, подобно ученикам у ног учителя, мы слушали рассказы о. Александра о Великом Новгороде. Батюшка уроженец Москвы, отсюда родом его отец. Мать – уроженка Воронежа. О. Александру принадлежат несколько статей в Православной энциклопедии, например, о Белокриницкой иерархии. Такова была позиция редакторов энциклопедии, чтобы статьи на темы о жизни разных конфессий писали бы их представители. Впоследствии редакции показалось, что статьи, написанные о. Александром, слишком тенденциозны и сотрудничество с ним было приостановлено.

В Историко-архивном институте, который заканчивал о. Александр, учился и ставший теперь знаменитым Игорь Стрелков. О. Александр вспоминал, что Стрелков выпускал студенческую газету, в которой доказывалось, что монархия - единственная законная форма правления.

По своим волевым качествам, целеустремленности и пробивной способности о. Александр похож на о. Леонтия Пименова.

Трудно представить себе о. Александра, служащим в другом городе. Он неоднократно читал лекции для новгородских экскурсоводов. На истфаке университета вел специальный курс по истории старообрядчества. В последнее время проводил лекции на философском факультете университета. Руководство университета посылало митрополиту Корнилию благодарность за труды батюшки. Сопровождавшая нас студентка духовного училища, увидев о. Александра, сказала: «В городе он пользуется авторитетом, часто участвует в различных культурных мероприятиях».

С недоумением батюшка воспринимает предстоящий т.н. Всеправославный Собор, на котором намечено провести ряд серьезных реформ (ослабление дисциплины постов и пр.). Этот Собор вызывает большую тревогу у многих членов РПЦ МП. Похоже, что в качестве реакции на решения Собора будет волна присоединений к Старообрядческой Церкви.

Невысок в глазах старообрядцев авторитет современных греков – незадачливых наследников наших учителей. Как известно, в Греческой Церкви в 19-м веке для приходских церквей был принят отдельный сокращенный устав. Согласно этому уставу, например, Трисвятое, которое поется в конце Великого славословия на утрени, является переходом к Литургии (после Трисвятого возглашается прокимен перед Апостолом – а все, что между – это для монахов). Рассказывали про такой эпизод: покойный Киевский митрополит Владимир как-то служил с греками Литургию. Во время небольшой паузы, когда пелась Херувимская песнь и архиереи были немного свободны, греческие иерархи пригласили Владимира к окошку с вытяжкой, чтобы вместе перекурить в это время. Общаясь с представителями новообрядческого духовенства, свидетельствуя им о канонических нормах церковной жизни, о. Александр часто слышал от них в ответ: «Мы все знаем и понимаем, но сейчас другое время».

Когда в 2009 году в Новгород приезжал митрополит Корнилий (в тот год было 630-летие храма Иоанна Богослова и 10 лет со времени его освящения), местный архиерей не проявил желания встретиться с ним. Не был он и в старообрядческом храме, хотя его приглашали посетить. Просьба владыки Корнилия, чтобы ему открыли мощи свт. Никиты в Софийском соборе была уважена. К сожалению, местная епархия не разрешила общине РПСЦ принять участие в выставке «Православная Русь», хотя митрополит Корнилий просил об этом.

Русской Православной Старообрядческой Церкви в Великом Новгороде в настоящее время принадлежат две церкви: св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова и св. пророка Илии на Славне. Настоятелем обоих храмов является о. Александр. Иоанно-Богословский храм располагается близ земляного вала на Торговой стороне города. Основан был архиепископом Моисеем в 1354 г.; существующее каменное здание возведено в 1384-м. Прежде чем стать городским приходом, при храме располагался монастырь – тогда это был пригород. Монастырь был женским, как и многие новгородские монастыри в то время. Они были небольшими, не более 10 насельниц. Основная часть храма относится к 14 веку, она была построена при архиепископе Алексии. К храму примыкает пристройка конца 17 века. В целом храм неплохо сохранился – катаклизмы времени его не очень задели. На территории храма крестом обозначено братское захоронение. Есть еще надгробные плиты на захоронении екатерининского времени. Здесь же в начале 2000-х был найден фрагмент каменного креста, надпись на котором, до сих пор полностью не прочитанная из-за плохой сохранности, может свидетельствовать, что на этом месте был погребен прп. Сергий Валаамский. Как и его сподвижник Герман, он был новгородцем. Впоследствии мощи прп. Сергия были перевезены отсюда на Валаам. Рядом с храмом располагается лодочная станция и парк им. 30-летия Октября. До войны на месте парка было несколько улиц. Приходским храм был до 1810 года, когда его объединили с соседним Борисоглебским храмом (он стал приписным к нему). После закрытия в 20-е годы, храм был отдан музею. После войны в трапезной части располагались две квартиры. Потом там же была мастерская художника. Колокольня храма была разрушена в 30-е годы. Богатое внутреннее убранство храма за годы лихолетья было полностью утрачено. Если бы не реставраторы, то храм мог вообще рухнуть. 30 октября 2001 года в храме был совершен первый молебен. Освящен храм был 14 ноября 2004 года архиепископом Савватием. К сожалению, неизвестно, как выглядел иконостас храма, в отличие от внешнего вида храма дореволюционных фотографий с изображением внутреннего убранства пока не обнаружено. Сохранилось много голосников в виде кувшинов, вмонтированных в стены – для усиления звука и для облегчения конструкции. Крюк, на котором висит большое паникадило храма, был изготовлен в 14 веке. На стенах храма – граффити («аз, буки, веди», восьмиконечный крест и пр.). Ниша в стене храма, позволяет с точностью до миллиметра вкладывать в нее самые большие богослужебные книги - видимо эти ниши делались по особому стандарту. При реставрации в 2001 – 2004 гг. в стене храма был обнаружен тайник, в котором находилась смятая позолоченная лампада. Обратило на себя внимание, что самая большая стяжка в храме не из металла, а из дуба. На хорах, или, как еще говорили, на полатях, пели певцы, когда воды разлившегося Волхова подтапливали храм. В домонгольский период на хорах молились представители знати, либо располагались хозяйственные помещения. К сожалению, в настоящее время храм не имеет подсобных помещений.

С РПЦ у старообрядцев Новгорода сложились добрососедские отношения. На прошении к митрополиту Льву дать согласие на передачу им церкви св. апостола Иоанна Богослова, владыка написал следующую резолюцию: «Бог да благословит доброе намерение». Митрополит Лев – сын священника, родом из Белоруссии. Последний келейник митрополита Никодима (Ротова). Такой интересный факт: как-то в начале 90-х годов владыка пожелал посетить музей, но этот визит не состоялся, т.к. прежний руководитель музея сказал, что архиерею придется, как и всем, заплатить за билет…

Церковь св. пророка Илии на Славне. На этом месте было одно из древнейших славянских поселений. На месте деревянной церкви в конце 12 века была построена каменная. Храму исполнилось 560 лет. В войну от удара снаряда была разрушена кладка в основании купола, но он устоял. Колокольня была разрушена в 30-е годы. Так как не было ремонта, в 1950-м году купол рухнул. После войны город был в руинах, людям негде было жить. Поэтому храм перестроили в жилой дом. Люди здесь жили до 2011 года. Отопление было печным, удобства – на улице. После выезда жильцов дом стали сдавать в аренду художникам. Было семь арендаторов. Четыре из них после передачи храма старообрядческой общине уже выехали, а трое еще будут находиться здесь до 2016 года. Всего в храме 5 престолов, в т.ч. два на полатях; ещё два в обходной паперти, справа - в честь свв.мчч. Кира и Иоанна, левый в честь Всемилостивого Спаса. Левая часть паперти с приделом была построена в 19 веке. Общая площадь храма ок. 900 кв.м. Поскольку под храмом огромный подклет – нет нужды в подсобных помещениях.

О. Александр планирует при храме устроить приют для паломников, а также для русских старообрядцев, приехавших из других республик. В настоящее время в здании разбирают перегородки советского времени. В центральной части храма устроена моленная, в которой совершаются все службы, кроме Литургии. Совершал здесь молебен и Предстоятель Старообрядческой Церкви митрополит Корнилий. Как и все новгородские храмы, этот храм находится в реестре всемирного наследия ЮНЕСКО. На проект его восстановления необходимо 5 млн. рублей. Перед храмом ещё недавно был густой лес, а совсем рядом жители соседних домов разбили сиреневый сад. До вырубки леса это место облюбовали местные пьяницы, здесь было найдено немало пустых бутылок. Теперь земля передана храму.

Видя огромность предстоящих работ, можно было бы впасть в уныние. Невольно вспомнились слова из Евангелия: «Сие надлежит делать и того не оставлять» (имеется в виду первый переданный старообрядческой общине храм). Я, однако, настроен оптимистически, потому что дело возрождения храма в надежных руках ревностного пастыря о. Александра Панкратова. Когда старообрядцы попросили передать им этот храм, им предложили обосновать их просьбу хоть в какой-то степени. Обоснование было дано. Оно заключалось в том, что в храме в петровское время служил священник Никифор Лебедка, который был жестоко казнен за свою приверженность к древнему благочестию. На исповедь к этому священнику приходил знаменитый сподвижник Петра Первого Светлейший князь Александр Данилович Меньшиков. После победы в Северной войне Петр принял титул императора. Когда ему доложили, что Никифор тайно придерживается старой веры, делу дали ход. В Тайной канцелярии от священника потребовали отречения от древнего благочестия. Т.к. он отказался, его жестоко казнили - то ли через четвертование, то ли колесование. Как мученика за старую веру предполагается после восстановления храма причислить его к лику святых.

Как известно, о. Леонтий Пименов восстанавливал свой храм в г. Орехово-Зуево 23 года. Я думаю, что о. Александр восстановит этот храм за более короткий срок. Рядом с Ильинским храмом находится Петропавловская церковь (начало 14 века). Эта церковь находится в списке храмов, предназначенных для передачи Новгородской митрополии. В 17 веке к храму пристроили трапезную – она была разрушена в войну, но, как позднейшая пристройка, не была восстановлена советскими архитекторами. Оба эти храма находятся рядом с одной из территорий новгородского водоканала (в настоящее время здесь он не функционирует). Напротив храма св. Илии – гараж Новгородского епархиального управления.

В Новгороде есть еще одна старообрядческая церковь, принадлежащая поморцам - церковь Рожества Богородицы на Молоткове. Раньше здесь был монастырь, а сейчас располагается община старообрядцев-безпоповцев. Храм был передан им вскоре после Тысячелетия Крещения Руси. Ходатайствовать о передаче храма начала Лидия Афанасьевна Михеева, которая работала секретарем местного суда (ей сейчас 87 лет). Одним из самых сильных впечатлений от встретившихся в городе людей произвела эта старица – она просто светилась, внутри ее было какое-то ликование. Через пару дней после первой встречи с ней мы проезжали мимо этого храма, она стояла на крыльце, заметила нас и приветливо помахала рукой.

Местные власти были против передачи храма. Решающую роль в его передаче сыграл Горбачев, к которому обращались верующие. Примерно половина храма относится к 14 веку, приделы к 19-му, а оставшееся – к 17-му веку. В 50-е годы прошлого века храм был законсервирован, после чего началась его реставрация. Расписан храм никогда не был. Вокруг купола – пояс из изразцов. Главная святыня храма – икона Рожества Богородицы. Не так давно она была украдена, но, слава Богу, вскоре была возращена на место. Ограждает эту своеобразную «безпоповскую лавру» современный забор, между секциями которого установлены резные столбики. Монастырь при храме был основан матерью св. Александра Невского. В прошлом прихожанами храма была семья Рахманиновых. В 1994 году община получила второй храм – в честь прп. Михаила Малеина, - построенного при царе Михаиле Феодоровиче. В годы Великой Отечественной войны в храме располагался немецкий госпиталь. Рядом с храмом находились могилы умерших в госпитале немецких солдат и офицеров.

Псков по размерам меньше Новгорода, а церквей в нем не меньше и практически все они переданы местной епархии. В Новгороде процесс передачи храмов протекает более медленно. Большинство храмов недействующие. В Пскове у старообрядцев-поповцев храмов нет. Центром безпоповцев на Новгородской земле до революции было с. Крестцы. Какого-то отклика на нестроения из-за споров по поводу перстосложения на древних иконах в среде безпоповцев Америки в России не было. Они так об этом говорят: «Мы не судьи дониконовской Руси».

На мое желание поприсутствовать на Литургии в воскресный день, о. Александр так отреагировал: «Мы никого не гоним. Можно постоять в конце храма. Во время службы не следует креститься. Если будет намеренье поставить свещи, то купленную свещу нужно будет передать кому-то из наших прихожан, чтобы они поставили». Я предложил батюшке ужесточить условия моей изоляции и дистанциирование через помещение меня на балкон, на что он дал согласие.

Предполагалось, что на всенощной я буду у безпоповцев, но оказалось, что у них в канун воскресного дня будет только вечерня и павечерница. Поэтому и на вечернем богослужении я присутствовал в храме о. Александра.

Началось богослужение с великой вечерни. Не облачаясь (когда на вечерней службе присутствует уставщик, он всегда облачается с начала; в данном случае за дьячка пришлось быть ему самому), на солее, напротив иконы Спаса, батюшка положил начал. Патрахиль и поручи он одевал только тогда, когда читал светильничные молитвы. На крылосе ему помогала одна пожилая женщина. Позже подошла еще пара человек. Несмотря на малолюдье, служба проходила неспешно и величаво. Все прошло «без сучка и задоринки», без единой паузы. По случаю дня памяти новгородского юродивого Николы Кочанова был полиелос. Пели величание святому. Внушительно было прочитано Евангелие. Умилительно прозвучало великое славословие. Я сидел, как мышка, боявшись пошелохнуться, и лишний раз выглянуть. Было душновато, пыльно и сыро. Я не утеплился и поэтому очень быстро дал о себе знать остеохондроз. Отчасти ослабило его проявление пыльная рогожка, находившаяся на балконе, ею я прикрыл спину. Клонило в сон. Дважды головой ударился о деревянное перекрытие. При этом я подумал не о последствиях удара, а о том, не услышали ли звон от этих ударов там, внизу, где разворачивалось священнодействие. Громкий бодрый голос настоятеля приводил в чувство. Подумал: «Вот доля тяжкая, «никонианская» - сидеть почти 6 часов взаперти, боясь пискнуть. Может быть, мои малые страдания хоть чуть-чуть загладят то зло, которое было причинено ревнителям древнего благочестия». Кто-то из наших сказал: «Ни братского лобзания, чашка - так «поганая», свещи не коснись, лба не перекрести. Может быть, они еще посадят Вас на цепь и закрепят её на столбе в нескольких метрах от входа в храм!?» Я в ответ: «Ну что вы, это же добрые хорошие русские люди».

Спускаясь из-под потолка по окончании службы, я опасался напугать прихожан, ведь они не видели меня, поднимающимся на хоры. Представляю их реакцию, когда поздно вечером кто-то крупный, пыльный и лохматый вываливается сверху. Пугливым мышонком прошмыгиваю мимо беседующего с прихожанами о. Александра и вырываюсь на свободу. Воображение рисовало и иной вариант исхода: как только я спущусь с лестницы, услышу грозный окрик: «Стой, кто таков?» В ответ не очень вразумительно пролепечу: «Нет-нет, Вы не подумайте, я здесь только с самыми благими намерениями. Вот уже в течение длительного времени, где бы я ни был с прихожанами нашего храма, стараюсь побывать у братьев-старообрядцев. Знаете ли, священноначалие нашей Церкви вполне благожелательно относится и приветствует…» Не успею я договорить, как раздастся еще более громкий крик: «А-а-а, никонианин! Хватай его!» А далее сцена погони за пришельцем, как в фильме «Иван Васильевич меняет профессию». Улепетывая, «давая деру», на ходу я, всхлипывая, бормочу, испуганно озираясь: «Братцы, ну что же это такое. Братцы, ну как же так».

Утром на Литургии о. Александр, еще более строгий, собранный, не отвлекающийся. Как и накануне, служит с полной отдачей сил. Обратил внимание, что первые слова молитвы «Царю Небесный» запевал священник. Апостол читал сам батюшка, одновременно совершая каждение. На сугубой ектенье поминал достаточно много имен, отчетливо их произнося, в т.ч. ряд священников с их матушками. Не смазывалась, как это часто бывает в новообрядных храмах, ектенья об оглашенных. На крылосе пела матушка, старший сын Антоний выносил свещу и трезвонил по окончании Литургии. гда Маленькие дети сильно шумели, но это никак не отразилось на служении их отца. Ни один мускул на его лице не дрогнул. Детей причастили, к концу службы они полностью умиротворились (так часто бывает и по окончании крещения). После того, как все подошли ко кресту, священник, стоя в Царских вратах, пропел величание блаженному Николе, осенил всех крестом, после чего вышел на амвон для совершения исходных поклонов. Проповедь была довольно динамичной, она прозвучала не в разговорной форме, а особой погласицей (буква «Ё» при этом отсутствовала, а буква «О» подчеркивалась). Проповедник кратко коснулся и евангельского чтения и житий празднуемых святых – вмч. Пантелеимона и блаж. Николы. На следующий день, в понедельник 10 августа по новому стилю, на праздник Смоленской иконы Богородицы были объявлены полунощница, часы, молебен Богородице и заупокойная лития по блаженнопочившему митрополиту Андриану (10 лет со времени его преставления). Запомнился рассказ батюшки о драматической судьбе о. М. – священника с Покровского собора на Рогожском, который перешел в РПЦ МП, был здесь заново рукоположен. Я помню его. Вскоре после его перехода мы подарили ему купель для погружательного крещения младенцев – «подстелили соломку», чтобы не так шокирующе было для него соприкосновение с реалиями новообрядчества. Шока все-таки о.М. избежать не удалось. Когда он стал устраивать емкость для погружательного крещения взрослых, к нему приехал благочинный, вручил кропило – не умничай мол, так крести. В слезах приходил о. М. к митрополиту Андриану, просясь обратно. Тот сослался на необходимость рассмотрения его вопроса на Соборе, о. М., однако, больше не появился. Когда я рассказал про этот случай, меня спросили: «А как бы ваши прихожане отреагировали на это?» Я так ответил: «Наверное, бы молча приподняли бы этого благочинного, вынесли на полянку и бережно бы положили на травку» - «А если бы он продолжал настаивать, помахивая указом архиерея?» - «Тобы отнесли бы его подальше, на набережную, ближе к Москве-реке, а рядом бы положили разорванный на мелкие кусочки архиерейский указ».

О. Александр – цельная натура, с твердым стержнем и четкими ориентирами в жизни. Вообще белокриницкое духовенство, если старообрядцев считать элитой русского народа, является его элитой элит. Жесткое сито, строгий канонический отбор, через который прошли кандидаты на священство, предполагающий абсолютное целомудрие, является гарантией этой элитности в лучшем смысле этого слова. О. Александр возмущался логикой сторонников никоновской реформы, которые утверждали: да, были жертвы, они были неизбежны, нужно было устранить аномалии в дореформенной Церкви ради укрепления связей с Церковью Вселенской.

В о. Александре поражает удивительное сочетание древнерусскости (он вполне органично смотрелся бы в 14 веке и среди покупателей на Торговой стороне и среди участников вече на Софийской стороне) и современности. Наблюдая его в повседневной жизни, я невольно сравнивал себя с ним. Там, где я, приехав к уже закрытым дверям монастыря или музея, мог сказать: «Ну ладно, в следующий раз» или: «Ну что ж, как-нибудь потом», т.е. опустил бы руки. О. Александр в таких случаях наоборот резко активизировался и говорил: «Ничего-ничего, сейчас разберемся и решим вопрос». С некоторых пор я стал немножко завязывать в общении с т.н. «бомжами» или выпившими людьми. Раньше, когда я их сразу «отшивал», на душе оставался какой-то осадок. Конечно, эти контакты могли выбить из колеи, задерживали и т.п. В этих случаях о. Александр действовал более решительно. Помню, на подступах к Кремлю один выпивший мужичок прицепился ко мне, прося спичек, чтобы закурить. Слово за слово и пошел незапланированный диалог. Когда же этот мужичок обратился с той же просьбой к о. Александру, тот решительно заявил: «Спичек у меня нет, а курить – большой грех!» Мужичок моментально испарился.

В других случаях он удивлял мягкостью своей реакции. Когда я, обратив на это внимание моих спутников, сказал: «Представляете, как бы я на его месте взорвался?», одна из участниц поездки так отреагировала: «Бодливой корове Бог рогов не дает».

Другая, после очередной «взбучки», глядя мне пристально в глаза, медленно сказала: «Между прочим, собаки – поводыри слепых, живут в два раза меньше, чем обычные собаки. И это потому, что они постоянно находятся в напряжении». Странно, стараешься для прихожан, берешь их в поездки, а они еще и обзывают.

 

(Полная версия статьи с кратким описанием многих храмов и монастырей Великого Новгорода будет размещена на сайте «Русская народная линия»).

 

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Староверы и мир | Просмотров: 495 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]