Главная » 2014 » Январь » 13 » М.Бирюкова. Старообрядческий начетчик из Ахмата Артемий Петрович Черчимцев. Материалы к биографии. Ч.1
05:47
М.Бирюкова. Старообрядческий начетчик из Ахмата Артемий Петрович Черчимцев. Материалы к биографии. Ч.1
Посвящается памяти моих предков - старообрядцев

«Веди меня на кручу,
Забытая дорога...»
(песня «За камень», ансамбль «Кукуруза»)

Предисловие.

В конце 19-го - начале 20-го века в селе Ахмат Камышинского уезда Саратовской губернии проживал видный старообрядческий начетчик-апологет Артемий Петрович Черчимцев («видным начетчиком» и «известным апологетом» его называли миссионеры господствующей православной Церкви).

В «Историко-географическом словаре Саратовской губернии: Южные уезды Царицынский и Камышинский», который составил А.Н. Минх, селу Ахмат посвящена отдельная статья. В ней, в числе прочего, сообщается: «Ахмат – волостное село Камышинского уезда, на правом берегу Волги, в 60-ти верстах от Саратова… Крестьяне – бывшие крепостные графини Олсуфьевой, на дарственном наделе, и составляют одно сельское общество; все они великороссы, православные, старообрядцы и сектанты беспоповско-поморского толка». О населении Ахмата здесь даются такие сведения:
«1862 год - во владельческом с. Ахмат было 217 дворов и 1779 жителей обоего пола;
1886 год - 467 домохозяев, 2175 душ обоего пола (грамотных – 196 муж. и 2 жен.);
к 1887 году - из с. Ахмата переселись в Новоузенский уезд, Самарской губернии, на казенный участок, 184 ревизских (а наличных – 481) душ муж.п.;
1891 год - в с. Ахмат 1417 душ обоего пола всех вообще жителей;
1894 год - в с. Ахмат две трети всего населения отклонились в раскол и принадлежат к сектам: поморской, странников (подпольников) и к Спасову согласию (все великороссы).
1899 год - крестьяне [в с. Ахмат] большею частью принадлежат к расколу, так что можно считать 2/3 населения раскольников, принадлежащим к разным сектам: спасовцы, поморцы, филипповцы, федосеевцы, андреевцы, с подразделением еще брачных и небрачных, есть также секта «скрывших», т.е. подпольников, которых небольшое количество. Большая часть принадлежит к поморской секте».
Принадлежал к беспоповщинскому старообрядческому толку - «поморского брачного» согласия и начетчик Артемий Петрович Черчимцев, о котором и пойдет здесь речь.

Сведения об А.П. Черчимцеве, а также записи некоторых его бесед, можно найти в православных миссионерских журналах «Братское слово», «Миссионерское обозрение», а также в журналах: «Саратовские епархиальные ведомости», «Самарские епархиальные ведомости», «Нижегородские епархиальные ведомости», «Оренбургсие епархиальные ведомости», «Томские епархиальные ведомости», издававшихся в России в конце 19 – начале 20 в.в.

Кстати, в современном Ахмате (как в «старом», Красноармейского района, так и в «новом», Краснокутского района) сохранилась фамилия «Черчимцев» (и ее варианты – «Чирчимцев», «Чертинцев» и др.). Многие ее представители проживают и ныне на территории Саратовской области. Интересно, что рашьше в Саратовской губернии находились речка Чирчим и на ней - село Старый Чирчим (Кузнецкого уезда), сейчас и речка и село находятся на территории Пензенской области. По данным Интернета, в переводе с эрзя-мордовского языка слово «Чирчима» означает «Круча».

Период жизни и активной начетнической деятельности Артемия Петровича пришелся на самый конец 19-го и самое начало 20-го века. Это был период активной борьбы старообрядцев за свои права, но борьбы не насильственной. Единственным их оружием было СЛОВО. И СЛОВУ УСТНОМУ придавалось огромное значение, так как до 1905 года в России старообрядцы не могли иметь своих официально разрешенных типографий, своей периодической печати.

Артемий Петрович Черчимцев был начетчиком, то есть мастером СЛОВА и знатоком СЛОВА БОЖИЯ.

В Иллюстрированной Энциклопедии «Старообрядчество» (2005 г.) дается такое определение: «Начетчики – так называли образованных, обладающих большой начитанностью людей, знатоков богословия, истории и церковного права. Название происходит от слова «чтение» и указывает на то, что свои знания человек приобрел путем изучения, чтения книг, то есть путем самообразования».

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (1890 – 1907 г.г.) говорит: «Начетчик (начетчица) — так называются у русских старообрядцев их богословы, высшее достоинство которых, со старообрядческой точки зрения, состоит в возможно большей начитанности в старопечатных (дониконовских) книгах, относящихся к богослужению, а также содержащих в себе творения св. отцов. У беспоповцев начетчики имеют авторитет не только нравственный, но и внешний, в смысле церковном (при устройстве богослужения и в управлении общинами)».

Начиная примерно с конца 1860-х годов в России стали активно проводиться собеседования православных миссионеров со старообрядцами. Оппонентами православных миссионеров на собеседованиях, как правило, выступали старообрядческие начетчики. Они были практически в каждом старообрядческом селении, однако они не всегда могли дать достойный ответ и отпор образованному и хорошо подготовленному миссионеру. В таких случаях принято было приглашать знаменитых начетчиков из других сел «для защиты древляго благочетия».

Таким известным во многих Российских губерниях начетчиком и был Артемий Петрович.

В предлагаемой вашему вниманию статье изложены в хронологическом порядке все упоминания в печати об Артемии Петровиче Черчимцеве, которые автору удалось обнаружить к настоящему времени. Кроме того, для лучшего понимания обстановки и условий, в которых приходилось работать А.П. Черчимцеву, приводятся выдержки из статей, сообщающих некоторые статистические данные о старообрядцах рассматриваемого периода времени, а также данные о деятельности некоторых противостарообрядческих Братств господствующей Церкви.

Первое упоминание об Артемии Петровиче Черчимцеве в печати относится к январю 1899 г., когда в журнале «Миссионерское обозрение» была опубликована статья «Раскольнический беспоповщинский (поморского согласия) съезд, происходивший на окраине Нижегородской губернии». Упомянутый съезд (или собор) проходил в с. Окаеве, Лукояновского уезда в январе 1896 года «в присутствии Терентия Акимыча Худошина и Артемия Петрова Черчимцева», по просьбе местных старообрядцев «присланных христианскими настоятелями г. Саратова». Постановления собора «засвидетельствованы рукоприкладствами» его участников. Среди всех подписей особо выделены две: «Учители христиан: Терентий Худошин, Артемий Черчимцев». Автор статьи - Пензенский епархиальный миссионер священник Константин Попов – с возмущением пишет: «Итак, 2 саратовские мужика – Терентий Худошин и Артемий Черчимцев, величающие себя «учителями христиан», точнее адвокаты раскольников поморской секты, приехали в с. Окаево, Нижегородской губ., собрали мужиков и составили якобы «Освященный собор» для рассмотрения церковных вопросов. Кто уполномочил их на это священное дело, предоставленное пастырям церкви? Мужики, купцы и разные торгаши…» и т.д.

Для нас, как исследователей, статья К. Попова ценна тем, что он здесь сообщает интересные сведения о Т.А. Худошине и А.П. Черчимцеве, правда, со своей, миссионерской, точки зрения. Вот что он пишет: «Худошин – Саратовский мещанин… Черчимцев – крестьянин с. Ахмата, Камыш. у. Сарат. губ. Оба ярые враги св. Церкви, адвокаты раскола и по найму защищают его». И далее:
«Худошин и Черчимцев – адвокаты поморской секты. Они ездят по России, уговариваются с раскольниками о плате за свои беседы и ведут их с православными миссионерами. Они любят говорить подолгу, читать помногу, темами своих собеседований они нарочно выбирают такие предметы, которые мало понятны простому народу. Они не уясняют ни раскола, ни православия, а лишь затемняют то и другое. Их цель подольше и побольше наговорить пред публикою слушателей, наговорить до утомления и уйти с беседы, не уяснив, для чего все это они говорили. На прямые вопросы миссионера они отвечать не любят, а при настойчивом требовании они кричат, что их притесняют, не дают им говорить, читают слово Божие и грозят уйти с беседы. Слова эти производят волнение в расколе: почитатели лжеучителей начинают кричать: «Замолчите! Дайте нашему собеседнику свободу говорить все, что он хочет. Для чего же собрались!» и пр. А гг. вольнонаемные адвокаты Черчимцев, Худошин и К0 себе на уме. Они приехали не истину раскрывать, а себя показать и мзду заслужить. Они те же торгаши, кулаки, словоторговцы… Пред раскольниками они выдают себя святошами, напускают на себя личину благочестия, - чай не пьют, от водки отказываются, а за глаза – обычные люди. И такие люди стоят во главе раскола, руководят им, учат его и даже собирают соборы для определения и решения церковных вопросов?! Жалкие старообрядцы!».

Итак, ясно, что уже к 1896 году Артемий Петрович заявил о себе и был известен как «учитель христиан».

Учителем самого Артемия Петровича был известный поморский начетчик и видный деятель старообрядчества Терентий Акимович Худошин. До самой своей смерти Артемий Петрович был его учеником и главным помощником. К сожалению, учитель надолго пережил своего ученика.

В 1901 году в «Самарских епархиальных ведомостях» Самарский епархиальный миссионер, иерей Димитрий Александров писал: «Раскольничьи вожаки Швецов, Перетрухин, Художин и др. – имеют у себя учеников, занимаясь с которыми сообщают им сведения по полемике против православных, т.е. создают себе помощников для борьбы с церковию православной, с православными миссионерами и для пропаганды раскола… На опыте я видел, каких борцов создали себе Швецов и Художин. Из школы Швецова и Художина вышли такие апологеты, как Мельников, Усов, Черчимцев, с которыми под силу вести беседы только опытным и искушенным миссионерам».

В 1899 г. тот же Д. Александров писал: «Поморский толк силен в Самаре, в с. Воскресенке, Кошках, Борме, Тиликовке, Натальине (Никол.у.), д. Пузанихе, д. Ахмате, с. Красном-Яре (Новоуз.у.) и г. Новоузенске. И руководители у поморцев есть: Худошин, Черчимцев, Басов. Все из Саратовской губернии… В с. Красном Яре – в сентябре и октябре с Худошиным и Черчимцевым я провел 11 бесед… И Черчимцев и Худошин злы, нахальны, недобросовестны. Слишком трудно с такими недобросовестными начетчиками вести беседы… Жаль и свои – горло и грудь, но еще более жаль старообрядцев… Лишь бы не молчать, они кощунственно перетолковывают Св. Писание и творения Св. Отец».

Другой миссионер - Н. Гринякин описывает Артемия Петровича так: «Черчимцев (мещанин г. Саратова) человек лет 32 – 35. Своим внешним видом он напоминает скорее скопца (голобородого и голоусого), чем бородолюбивого старообрядца. Говорит он вкрадчиво и с лукавой слащавостью» («Оренбургские епархиальные ведомости», 1902 г.).

В «Томских епархиальных ведомостях» в 1899 г. Ис. Куропаткин описывал А.П. Черчимцева и Т.А. Худошина так: «…Неизменным и неразлучным его [Т.А. Худошина] спутником является Артемий Петрович Черчинцев, молодой лет 25-ти человек, крепкого телосложения. Самому же Худошину можно дать лет 40-45-ть; средний рост, слабое телосложение, сухое испитое и корявое лицо, маленькая и реденькая борода и ввалившиеся глаза многих заставляют думать о нем как великом аскете». А в 1900 г. «Томские епархиальные ведомости» называют Т.А. Худошина «главным и всероссийски известным вождем законобрачного поморского согласия».
В 1900 г. в «Миссионерском обозрении» писали так: «Среди беспоповцев в последнее время выдвинулся саратовский начетчик Терентий Худошин. Он не ограничивается разъездами по окрестным губерниям для ведения бесед с православными миссионерами, но проникает и в Алтай, глубь Сибири. В прошлом году он был уже в горах. Разъезжает он или один, или со своим спутником и помощником, также Саратовским беспоповцем Артемием Черчимцевым. Ими выработано особое, своеобразное понятие о церкви. Церковь это, говорят они, собрание одних верных, след[овательно], одних только мирян без епископов…».
В «Нижегородских Епархиальных Ведомостях» в этом же 1900 году сообщали: «Акаевские раскольники вызывали «с Волги» из Саратова начетчика «искусного», который и приезжал на беседы, это некто Артемий Черчимцев…Черчимцев – человек небольшой начитанности, но ловкий и красноречивый; цитировал часто из новопечатных книг…».

В 1903 году в журнале «Миссионерское обозрение» были опубликованы «Беседы свящ. г. Казани о. С. Шлеева с поморским начетчиком г. Саратова А. Черчимцевым, веденные ими в пределах Уфимской епархии в декабре 1902 года». Начиналась статья такими словами: «Раскол рассылает своих проповедников во все места России. Не стесняясь границами епархий, последние посещают все местности, где только есть старообрядцы. Старателен проповедник раскола Спасова согласия А.А. Коновалов, но не менее ревностен и другой насадитель церковного раздора поморец из г. Саратова Артемий Петрович Черчимцев вместе со своим учителем Т. Ак. Худошиным. Последняя двоица, как и первый, этим только и живет, что постоянно ездит в разные места на беседы с «никонианами». Мало этого, своими поездками они преследуют не только цели пропаганды, но и цели ограждения своих единоверцев от влияния православной Церкви и других старообрядческих согласий, укрепляют, т.о., корни своего общества. Черчимцев, напр., часто меняет тех или других наставников, поднимая тем их умственный и нравственный уровень. Не прочь он бывает учредить в том или другом месте и тайную старообрядческую школу. Запрещая староверам отдавать своих детей в православные школы, он заряжает их, т.о., еще большою нетерпимостью к Церкви…
Черчимцев, человек еще сравнительно молодой, лет 30. Если Господь не обратит его на путь истины, еще много принесет вреда людям…».

Обращает на себя внимание то, как иной раз беззастенчиво и нагло оскорбляли миссионеры господствующей церкви на страницах «миссионерских» журналов видных старообрядческих деятелей. Много «досталось» от них и Артемию Петровича. «Паразиты на почве раскола», «Пугала русского раскола» - такие названия дал своим статьям о некоторых начетчиках, в числе которых был и Артемий Черчимцев, миссионер Н. Гринякин в «Миссионерском обозрении» и «Оренбургских епархиальных ведомостях».

Глумливой была и статья «Кончина поморского начетчика А.П. Черчимцева» В. Демидова, опубликованная в «Миссионерском обозрении» в июне 1905 года, в которой, тем не менее, Артемий Петрович был назван «одним из самых видных апологетов современной беспоповской поморской секты».

Скончался Артемий Петрович в молодом возрасте – тридцати с лишним лет - от сильной простуды в феврале 1905 года, не дожив всего 2 месяца до 17 апреля 1905 г., когда в России был обнародован «Высочайший указ об укреплении начал веротерпимости». Несомненно одно, что он своей деятельностью внес немалый вклад в дело принятия в России свободы вероисповедания.

Хотелось бы, чтобы об Артемии Петровиче Черчимцеве знали и помнили на его малой Родине.

М.А. Бирюкова, 2014 г.

(Для справки:

Худошин Терентий Акимович (1858 – 1927) – один из видных учителей поморского согласия. Активно участвовал в подготовке Первого всероссийского съезда христиан-поморцев, проходившего в 1909 г. в Москве, где выступал с докладами о настоятелях и наставниках, о существе брака. Съезд избрал его товарищем председателя, а затем сленом Совета соборов. В 1911 г. участвовал в работе Всероссийского съезда старообрядцев по народному образованию проходившему в г. Двинске. На втором Всероссийском соборе поморцев, состоявшемся уже без председателя первого собора Л.Ф. Пичугина, председателем был избран Худошин. По его инициативе в 1923 г. был учрежден Высший духовный совет старообрядческой церкви поморцев. В 1924 г. участвовал в работе старообрядческого съезда в г. Кургане на правах председателя Нижне-волжского областного Духовного совета. Скончался в Саратове, погребен на городском старообрядческом кладбище (ул. Краевая).

Совместно с В.З. Яксановым составил «Учебное руководство по Закону Божию» для старообрядцев, не раз переиздававшееся беспоповцами стран Балтии в 1930-х гг.

Как начетчик состязался в собеседованиях со старообрядцами-поповцами, выступал на страницах журнала «Щит веры», но не всегда удачно. Одна из его статей была разобрана в № 17 журнала «Церковь» (1) за 1912 г., после чего «Щитверы» (№ 4 за 1912 г.) признал, что Худошин совершил ошибку, выдавая протестантское толкование на Евангелие за святоотеческое писание» [С.Г. Вургафт, И.А. Ушаков, «Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы. Опыт энциклопедического словаря», М.: Церковь, 1996, стр. 299].


Содержание.

Предисловие.

Для справки: Худошин Терентий Акимович

1896 год

1. «Саратовские епархиальные ведомости» № 1 от 1 января 1896 г. (отдел неофиц.), с. 1 – 20, А. Лебедев «Из жизнедеятельности Братства св. Креста» (продолжение, выдержки)

1897 год

1. «Слово Правды», № 4 за апрель 1897 г., с. 62 – 64, «Как фабрикуются описания миссионерских бесед со старообрядцами» (выдержки)

1898 год

1. «Братское слово», № 1 за январь 1898 г., с. 139-143, Миссионер священник Д. Александров, «Всероссийский съезд поморцев брачного толка, происходивший в г. Самаре»
2. «Самарские епархиальные ведомости» № 17 от 1 сентября 1898 г. (часть неофиц.), с. 779 – 787, «Состояние раскола и сектанства в Самарской епархии, в 1897 году» (выдержки)
3. «Самарские епархиальные ведомости» № 19 от 1 октября 1898 г. (часть неофиц.), с. 873 – 881, «Состояние раскола и сектанства в Самарской епархии, в 1897 году» (продолжение, выдержки)

1899 год

1. «Миссионерское обозрение» № 1 за январь 1899 г., с. 81-88, Пензен. Епарх. миссион. Свящ. Константин Попов «Раскольнический беспоповщинский (поморского согласия) съезд, происходивший на окраине Нижегородской губернии»
2. «Самарские епархиальные ведомости» № 8 от 15 апреля 1899 г. (часть неофиц.), с. 374 – 382, Епарх. миссионер свящ. Д. Александров «Отчетные сведения по противо-раскольнической миссии в Самарской епархии, за 1898 год» (выдержки)
3. «Самарские епархиальные ведомости» № 9 от 1 мая 1899 г. (часть неофиц.), с. 415 – 423, Епарх. миссионер свящ. Д. Александров «Отчетные сведения по противо-раскольнической миссии в Самарской епархии, за 1898 год» (продолжение, выдержки)
4. «Миссионерское обозрение» № 7-8 за июль-август 1899 г., с. 39-53, Саратовский Епарх. миссион. свящ. П. Шалкинский «Раскольничий съезд беспоповцев в г. Самаре»
5. «Томские епархиальные ведомости» № 20 от 15 октября 1899 г. (миссионерский отдел), «Миссионерские известия по Томской епархии»: «Из сообщений о расколе и миссионерской деятельности благочиннического миссионера № 28-го священника Павла Чемоданова и сотрудника Савелия Мальцева», с. 7-13 (выдержки)
6. «Самарские епархиальные ведомости» № 22 от 15 ноября 1899 г. (часть неофиц.), с. 1064 – 1072, «Очерк состояния раскола и сектанства в Самарской епархии в 1898 году» (выдержки)
7. «Томские епархиальные ведомости» № 23 от 1 декабря 1899 г. (миссионерский отдел), с. 12 - 17, «О расколе и противораскольнической деятельности в Бийском и Змейногорском уездах в 1898–99 г.г. (записка, читанная 22 октября с.г. в общем годичном собрании Бийского отделения Братства [Святителя Димитрия Ростовского])», (выдержки)

1900 год

1. «Миссионерское обозрение» за январь 1900 г., с. 137 – 145, Э.О. «Раскол старообрядства в 1899 г.» (выдержки)
2. «Нижегородские епархиальные ведомости» за 1900 год, Приложение, «Отчет по Братству Св. Креста в Нижнем-Новгороде за 1899 год», с. 50 – 52 отчета (выдержки)
3. «Саратовские епархиальные ведомости» № 3 за февраль 1900 г., с. 177 - 183 (неофиц. отдел), А. Лебедев «Среди миссионерских отчетов (Саратовской епахии)» (выдержки)
4. «Томские епархиальные ведомости» № 3 от 1 февраля 1900 г. (миссионерский отдел), с. 1 - 11, И.Н. «Беседы с начетчиком Т.А. Худошиным в с. Верх-Убинском, Змейногорского уезда»
5. «Миссионерское обозрение» за октябрь 1900 г., с. 433 – 440, Самар. епарх. миссионер Д. Александров «Из бесед Самарских миссионеров с беспоповщинским наставником поморцем об антихристе»
6. «Самарские епархиальные ведомости» № 20 от 15 октября 1900 г., (отдел неофициальный), с. 874 – 882, «Раскол и сектанство в Самарской епархии в 1899 году» (выдержки)
7. «Томские епархиальные ведомости» № 23 от 1 декабря 1900 г. (миссионерский отдел), с. 17 – 20, «Из записок бывшего старообрядца Мины Воробьева» (выдержки)

1901 год

1. «Миссионерское обозрение» № 2 за февраль 1901 г., с. 259 – 263, А.О. «Из миссионерских итогов прошлого года» (выдержки)
2. «Миссионерское обозрение» № 5 за май 1901 г., с. 722 – 729, А.О. «Из миссионерских итогов прошлого 1900 года» (выдержки)
3. «Нижегородские епархиальные ведомости» № 10 от 15 мая 1901 г. (неофициальная часть), с. 387 – 399, Протоиерей Алексей Порфирьев «Беспоповщинский «Собор соединений» (выдержки)
4. «Самарские епархиальные ведомости» № 10 от 15 мая 1901 г. (неофициальная часть), с. 554 – 561, Епархиальный миссионер, иерей Димитрий Александров «Из отчетных сведений Епарх. Миссионера священника Димитрия Александрова, за 1900 год» (выдержки)
5. «Самарские епархиальные ведомости» № 12 от 15 июня 1901 г. (неофициальная часть), с. 706 – 714, Епархиальный миссионер, иерей Димитрий Александров «Из отчетных сведений Епарх. Миссионера священника Димитрия Александрова, за
 
1900 год» (выдержки)

6. «Томские епархиальные ведомости» № 16 от 15 августа 1901 г. (отдел миссионерский), с. 13 – 16, «Современное расколосектанство в Томской епархии» (выдержки)
7. «Томские епархиальные ведомости» № 18 от 15 сентября 1901 г. (отдел миссионерский), с. 13 – 16, «Противораскольническая деятельность братства Св. Димитрия Ростовского в 1899 – 1900 г.г.» (выдержки)
8. «Миссионерское обозрение» № 11 за ноябрь 1901 г., с. 692 – 700, «Со скрижалей сердца» (Нижегородские впечатления и наблюдения. Раскольничьи состязания и миссионерский съезд) (выдержки)

1902 год

1. «Самарские епархиальные ведомости» № 14-15 за июль-август 1902 г. (неофиц. часть), с. 705 - 715 М. Гребнев «Состояние раскола и сектанства в 1900 г.» (выдержки)
2. «Самарские епархиальные ведомости» № 24 от 15 декабря 1902 г. (неофиц. часть) с. 1193 - 1202, М. Гребнев «Состояние раскола и сектанства в 1900 г.» (окончание, выдержки)
3. «Оренбургские епархиальные ведомости» (часть неофициальная) за 1902 г.: № 8 от 15 апреля (с. 338-344), № 12 от 15 июня (м. 458-464), № 13 от 1 июля (с. 477-482) и № 14 от 15 июля (с. 508-516), Н. Гринякин «Паразиты на почве раскола».
 
1903 год

1. «Миссионерское обозрение» № 2 за январь 1903 г., с. 313 – 314, Н. Гринякин «Пугала русского раскола» (выдержки)
2. «Миссионерское обозрение» № 5 за март 1903 г., с. 692, «Битва «брачных» и «небрачных»
3. «Миссионерское обозрение» №№ 9, 13, 19, 20 за 1903 г., «Из миссионерской полемики»: «Беседы свящ. г. Казани о. С. Шлеева с поморским начетчиком г. Саратова А. Черчимцевым, веденные ими в пределах Уфимской епархии в декабре 1902 года»:
- Первая беседа. Лицо последнего антихриста. Кто он будет? - «Миссионерское обозрение» № 9 за июнь 1903 г., с. 1333 – 1346,
- Вторая беседа. Лицо последнего антихриста. Кто он будет? (продолжение). Какой св. отец узаконил троеперстие? - «Миссионерское обозрение» № 13 за сентябрь 1903 г., с. 344 – 356,
- Третья беседа. О печати антихриста. - «Миссионерское обозрение» № 19 за декабрь 1903 г., с. 1237 – 1250,
- Четвертая беседа. О печати антихриста. - «Миссионерское обозрение» № 20 за декабрь 1903 г., с. 1413 – 1424,
- Пятая беседа. Царство Антихриста. Его бессилие уничтожить жертву Христову. - «Миссионерское обозрение» № 20 за декабрь 1903 г., с. 1424 – 1430.
4. «Самарские епархиальные ведомости» № 24 от 15 декабря 1903 г. (неофиц. часть), с. 1154 – 1159, «Состояние раскола в Самарской епархии (по официальным данным за 1902 год)» (выдержки)

1905 год

1. «Миссионерское обозрение», № 9 за июнь 1905 г., с. 1424 – 1425, В. Демидов «Кончина поморского начетчика А.П. Черчимцева»

***
1896 год

«Саратовские епархиальные ведомости» № 1 от 1 января 1896 г. (отдел неофиц.), с. 1 – 20, А. Лебедев «Из жизнедеятельности Братства св. Креста» (продолжение, выдержки)

О состоянии раскола и сектанства в епархии в отчете сообщаются следующие сведения. Раскол и сектанство продолжали существовать в епархии во всех своих разветвлениях или, по крайней мере, главнейших. В расколе старообрядства продолжали существовать: беспоповцы, с делением на поморцев, федосеевцев, странников, средников, спасовцев и выродившихся из этих последних «духовников», силящихся перетолковывать св. Писание в духовном смысле и др.; беглопоповцы, с разделением их на водяников и сухарников, и австрийцы, с делением их на окружников и противоокружников. Есть даже в расколе люди «непонятной и неизвестной (по скрытности) секты», не признающие ни Бога, ни таинств, ни иерархии церковной, ни внешней обрядности церковной (сс. Верхозим и Синодское Петровского уезда). Каких-либо новых, сравнительно с предшествовавшими годами, видоизменений в состоянии и учении раскольнических толков в отчетном году не замечено…
Раскол старообрядства по числу своих последователей имеет преимущество пред другими сектами и наиболее распространен в епархии, причем австрийство более других «упований» имеет у себя последователей.
Распри и раздоры в старообрядчестве продолжаются и даже, по-видимому, усиливаются не только между различными согласиями, но даже между старообрядцами одного и того же согласия…

Раскол и сектанство представляют собою организованные общины, имеющие своих вождей, наставников, свою незаконную иерархию и лжеепископов и лжепопов, свои места молитвенных собраний, своих покровителей и защитников.
По духу и характеру раскольнические общины враждебно настроены к православию и по временам фанатизируются и возбуждаются главарями при случаях столкновений с представителями православной церкви. Проявления таких отношений принимают иногда наглый и дерзкий вид, публично наносящий оскорбления церкви православной и проповедникам и защитникам православия. Священник с. Шилова Камышинского уезда о. А. Озиридов сообщает о следующем случае: «Старообрядцы его прихода, взволнованные присоединением к православию бывшего их начетчика И. Захарова, решились вызвать известного своего защитника Т. Худошина. Я просил старообрядцев сказать мне: когда они вызовут Худошина, чтобы и я к тому времени мог вызвать православного миссионера. Они же скрыли от меня приезд Худошина. 13 марта я с новообращенным хотел побеседовать частным образом с начетчиком д. Ревиной, но вместо его, еще до моего прихода, с толпою старообрядцев явился на беседу Худошин. Вследствие обмана старообрядцев я не открыл беседы с Худошиным, а отложил ее до прибытия православного миссионера. Толпа раскольников, во главе с Худошиным, дерзко настаивала на открытии беседы. Вместо того, чтобы разойтись, она быстро увеличивалась и еще настойчивее требовала беседы и, вместе с криками, выражала угрозы лишить жизни меня и новообращенного, как еретиков. Но благодаря помощи Божией, мне удалось убедить многочисленную толпу обещанием чрез Его Преосвященство немедленно вызвать миссионера для собеседования, что я тотчас и исполнил. Между тем, я просил Худошина не беседовать с моими прихожанами до назначенного времени, но он дерзко ответил: «Если вызовешь и полицию, и тогда не прекращу беседы со своей братией: это не твоя паства, а моя; ты не можешь ее учить, а я!» В виду этого, я немедленно сообщил полиции, та не замедлила явиться и арестовала Худошина с его сообщниками. По прибытии миссионера о. Архангельского, Худошин был освобожден для собеседования с ним. Беседы продолжались три дня при громадном стечении народа». (Из донесения о. Озиридова).

…Миссионер о. протоиерей Г. Дроздов пишет: «Наряду с отрадным и явлениями замечается и крепкая устойчивость раскола. Преданность старым обрядам во всех сектах внушается и вселяется в сердца и умы молодого раскольнического поколения в семье – родителями, при обучении детей уставщиками, начетчиками, а при молитвенных собраниях – лжепопами и наставниками. В особенности последние, пользуясь достаточным, а иногда даже и обильным материальным благосостоянием от своих единомышленников, из опасения лишиться выгод, стараются крепко держать их в расколе и отклонять от всякого общения с православными. Запрещается входить не только в православную церковь, но и на беседы и в дома православных миссионеров, а ослушников подвергают эпитимии…
Поддержанию раскола много способствуют раскольнические монастыри на Черемшане – мужской и женский, куда в летнее время стекается из ближайших и дальних стран много раскольников помолиться и послушать. Посетители здесь укрепляются и даже фанатизируются в расколе.
Много способствуют поддержанию раскола богатые раскольники, которые в видах приобретения почета и влияния в народе, поддерживают благолепие моленных. Благодаря своим материальным средствам, они держат в своих руках своих одноверцев, которые находятся у них в долгу или получают от них какую-либо помощь, вообще в зависимости. Но еще большую опору встречает раскол в своих последователях, занимающих общественные должности»…

Всю свою силу, опору и защиту старообрядцы в последнее время думают видеть в своих начетчиках, славящихся среди старообрядцев своею начитанностью и мнимым умением поражать православных миссионеров. И вот в обществах старообрядческих собираются значительные средства (даже до 300 руб.) и на собранные деньги вызываются верст за 400, 500 и более славные в глазах старообрядцев начетчики. Но не всегда бывает по желанию ревнителей старообрядчества. Часто деньги поступают в карман знаменитостей, слух же щедрых старообрядцев остается без услаждения мнимо-ораторским красноречием излюбленных начетчиков за неприбытием последних на место требования. Но и в тех случаях, когда начетчики являлись в условленное место для бесед с православным миссионером, старообрядцам было не легче. Опытные и знакомые с приемами раскольнических защитников, епархиальные миссионеры наглядно пред глазами слушателей раскрывали лживость раскольнических хитросплетений и утверждали истину православной веры и церкви, так что беспристрастные и благоразумные из самих старообрядцев приходили к сознанию несостоятельности своих начетчиков и выставляемой ими защиты. Правда, начетчики имеют силу в старообрядчестве, но эта сила их – не в правдивости проповедуемых и отстаиваемых ими мнений и не в мнимом умении поражать православных миссионеров, а в том заглавном обаянии начетчиков, какое они издалека производят на старообрядцев и которое рассеивается при ближайшем знакомстве с ними. Отсюда главная сила начетчиков и главный вред для православной церкви – в той проповеди, которую они ведут скрытно, тайно. Оставаясь, благодаря этому образу действий, неизобличенными в своих заблуждениях и своей лживой проповеди, они продолжают свою деятельность на утверждение раскола и на соблазн православным. За последнее время из таких действий, направляемых руководителями раскола к его утверждению, особенно обращает на себя внимание распространение среди старообрядцев и даже православных раскольнических сочинений, исполняемых на гектографе, а также печатаемых в заграничных типографиях. Это представляется злом горшим всех зол, особенно ввиду того, что старообрядцы при своем пристрастии относятся настолько же враждебно к тому, что выходит из-под пера православных писателей, насколько относятся благосклонно к писаниям своих писателей, и что вообще народ в массе еще далеко не развился до того, чтобы разборчиво относиться к тому, что ему приходится читать. Особенно много распространено сочинений тульского начетчика Батова и австрийского защитника Швецова. И местные начетчики: Худошин, Шаров и др. тоже не отстают в подобного рода писаниях. Эти лица и представляются в глазах раскольников столпами старообрядчества, к ним обращаются они за помощию, с произведениями их выступают на беседы с православными миссионерами…

Всех публичных бесед проведено миссионерами епархиальными до 300: о. Кармановым – 90, о. Шалкинским – до 50, о. Архангельским – 70 и К. Голубевым – 60. Кроме публичных бесед, миссионеры производили беседы частные – у себя на квартире, в домах священников, в домах православных и раскольнических, а также произносили поучения за богослужением и производили по воскресным дням народные чтения в небогослужебное время, направляя их против раскола и сектанства.

Из публичных бесед особенно оживленными и многолюдными были те, которые производились с видными и известными в среде местного раскола начетчиками. На эти беседы слушатели, - как православные, так и раскольники, - во множестве собирались из соседних селений и уездов. Недостатка же в таких беседах за отчетный год не было: так у миссионера о. Карманова были беседы с Перетрухиным и Худошиным; у о. Шалкинского – с Перетрухиным; у о. Архангельского – с Шаровым и неоднократно с Худошиным; у К. Голубева – с Перетрухиным же и с Худошиным *). (* - Беседы о. Архангельского с Шаровым и К. Голубева с Перетрухиным и Худошиным напечатаны в «Сарат. Епарх. Ведом.»). Эти же беседы, видимо, были и наиболее действительны для блага православной церкви. Миссионер о. Карманов по поводу таких бесед пишет в своем отчете: «Преимущественно безотрадное [впечатление] производили все начетчики для своих последователей по вере, что высказывали они сами, обличая своих начетчиков. В с. Колояре после 5 бесед с Худошиным, мы вместе со свящ. о. Николаем Розановым были у колоярского богача-поморца П.Е. Кузнецова, где квартировал и Худошин. После некоторых разговоров на мой вопрос: «Прочел ли Худошин хотя бы одно место из книг, говорящее в оправдание их общества и учения о церкви?» - Кузнецов ответил: «Нет! Ничего подобного он не доказал!» Что же касается до свидетельства со стороны православия, то Кузнецов высказался: «Из них 5-летний ребенок поймет ясное определение о церкви и таинствах, и что св. Церковь во всей ея благодатной полноте, т.е. со всеми составными ея частями и с таинствами, по силе Всемогущаго Бога пребудет в целости до судного дня». При этом Кузнецов высказал, что до настоящих бесед был поморцем, выслушав же эти беседы, остается на пути изыскания. Сам Худошин при этих словах Кузнецова волновался и шумел. Но когда ему предложен тот же первый вопрос, что предложен был Кузнецову, то сам он сказал, что ни одного места из книг не приводил в оправдание своего лжеучения о церкви и таинствах. Но при этом кричал: «Я еще докажу! Докажу!..». Но более на беседу не явился…

Миссионер о. Архангельский о беседах с Худошиным в с. Шипове сообщает: «Беседы, несомненно, произвели сильное впечатление на слушателей. Тотчас же после собеседований около 20 исконных старообрядцев присоединились к православной церкви вместе со своим руководителем Ив. Фед. Захаровым… Беседы с Худошиным в Шипове не остались без влияния и на старообрядцев других сел и деревень».

Миссионер Голубев пишет в отчете: «В Пяше после бесед с Перетрухиным присоединилось к православной церкви 15 человек; в Комаровке после бесед с Худошиным присоединилось 6 человек». За беседы, удачно веденные Голубевым в Пяше с Перетрухиным, он почтен от местных священников и ревнителей православия поднесением св. иконы Христа Спасителя и благодарственного адреса; за беседы, веденные в с. Комаровке с Худошиным, он также почтен поднесением благодарственного адреса *). (* - О сем подробное сообщение было напечатано в свое время в «Сарат. Епарх. Ведом.»).
Предметы на беседах рассматривались обычные, какие обычно возбуждаются в полемике с старообрядцами – раскольниками и сектантами, а именно: о церкви, о молитвах, об антихристе, о книжных исправлениях и обрядовых изменениях, о перстосложении и др. обрядовых разностях, о мнимых клятвах и порицаниях на именуемые старые обряды и пр., при чем вопросы о церкви и таинствах по преимуществу ставились самими миссионерами, а об обрядовых предметах и, особенно, о клятвах и порицаниях, положенных будто бы на содержание именуемых старых обрядов, возбуждались самими старообрядцами. Последний вопрос является в настоящее время особенно излюбленным старообрядцами, и в беседах по этому вопросу они считают себя более непобедимыми, чем по какому-либо другому предмету.
Как особенность в приемах при собеседовании замечается, что некоторые из начетчиков почти не пользуются старопечатными книгами при доказательствах, а ищут подтверждения своих неправых мнений в сочинениях позднейших писателей-православных…
Денежная отчетность [Братства Св. Креста] выражается в следующем: всего на приходе состояло – 15850 р. 35 к. (! – М.Б.), из них поступило в расход – 8031 р. 75 к. … Наиболее крупные статьи расхода падают на содержание разъездных епархиальных миссионеров: по сей статье израсходовано - 5610 руб.; за сим - на содержание миссионерской школы и на издание, приобретение в книжный склад книг и распространение их…
А. Лебедев».


1897 год

«Слово Правды» (газета, издавалась Ф.Е. Мельниковым в Браиле, в Румынии), № 4 за апрель 1897 г., с. 62 – 64, «Как фабрикуются описания миссионерских бесед со старообрядцами» (выдержки)

«Люди более или менее просвещенные и образованные неохотно поступают на такое позорное служение, как противостарообрядческая миссия. На этуслужбу лезут напролом только такие лица, которые в старообрядчестве состояли грязью и которые, лишившись совести и потеряв всякое достоинство христианина, присоединяются к Платоновскому единоверию под видом познания истины, в которой ищут корыстных целей. Число первых на миссионерском посту едва доходит до 15, тогда как последних насчитывается более 666. Поступив на миссионерское служение, сознавая себя вполне достойными своего назначения, эти переворотни, как известно, ведут устные беседы со старообрядцами в такое время и в таких местах, когда и где находят для себя удобным и выгодным. Будучи в большинстве совершенно безграмотными, - что сознает и г. Победоносцев, проектируя преследовать старообрядческих начетчиков, столь ненавистных продажным проповедникам, - миссионеры-карьеристы сплошь и рядом терпят на своих беседах поражения. Но проиграв на деле, они выигрывают на бумаге: то и дело появляются на газетных столбцах якобы подробные описания миссионерских бесед, в которых миссионер представлен непобедимым героем. Кто же фабрикует эти описания? Ведь нельзя же поверить тому, чтобы миссинер-переворотень сам сочинял эти описания: он вчера сапоги шил (Лужковский Михаил), кожи вычищал (Рябухин), печи клал, трубы чистил, колодцы рыл (о. Пимон), был половым в остроге (Елионски, Алейнов), состоял в шайке воров (Новозыбковский жид – Михаил), а сегодня – громкий литератор, бойкий писатель. Но миссионеры-авантюристы как бы там ни было ловко выходят из этого затруднительного положения. Для описания своих бесед они имеют мастеров, таких же честных, как они сами, которые и описывают заочно фантастические беседы вроде романических рассказов. Не дешево, разумеется, стоят миссионерам эти заглазные произведения, но зато они выдвинуты на театр читающей публики героями, хотя и бумажными, и выглядывают настоящими победителями, ну хотя такими, как моська, лающая на слона. Лучшим доказательством сказанному намиможет служить следующее письмо миссионера Николаева, которое приводим дословно… (Далее приведено письмо миссионера Е.А. Николаева к Григорию Алексеевичу Белинскому от 05.06.1896г. с просьбой «расписать покрасивее» и «поместить в газеты» описание беседы миссионера с начетчиками В.Н. Ромадиным и Н.К. Эшковым в д. Губинской Владимирской губ., при этом Николаев пишет: «…материалу оченно много; я его вам не сообщаю, потому вы прекрасно знакомы с приемами Василья Ромадина и г. Эшкова» и обещает «…не остаться в долгу». – М.Б.).

Мы не знаем, где и когда было помещено сфабрикованное фантастическое описание данной беседы, ибо Григорий Алексеевич Белинский, к которому обращался с настоящей просьбой миссионер Николаев, есть поставщик подобных описаний бесед во многие газеты. Да для нас и не интересны такие описания. Нам любопытно видеть нравы и иезуитские приемы всероссийских миссионеров по части ведения и описания своих бесед».


1898 год

«Братское слово», № 1 за январь 1898 г., с. 139-143, Миссионер священник Д. Александров, «Всероссийский съезд поморцев брачного толка, происходивший в г. Самаре»
«С 21 по 27 сентября прошлого 1897 г. в Самаре состоялся съезд старообрядцев поморского брачного толка. Заседания этого съезда поморцев, или, по их выражению, собора, происходили в молитвенном, что на Сокольничьей улице, доме . Съехалось более 150 знатнейших «отцов, начетчиков и уполномоченных» от поморских «христианских» общин, из Сибири, Петербурга, Дона, Астрахани и др. мест. Это уже не первый раскольнический собор в Самаре. Еще в 1896 г. поморцы же со всех стран съезжались сюда на собор ; но так как к чему-либо положительному, определенному, при решении постановленных на нем вопросов не пришли, то отложили разрешение их до следующего 1897 г., когда именно и состоялся новый собор, с которым мы намерены познакомить читателей.
Сей именуемый собор интересен в том отношении, что дает ясное понятие о происходящих в расколе неурядицах… В поморской общине явились несогласия по вопросам о «самокрестах», об антихристе, а также о чиноприеме «бракоборов» и о «хомовом пении»: для решения этих собственно вопросов и собрался собор в Самаре.
Как же решен первый вопрос - о самокрестах? Постановлено: перекрещивать их. Но меньшинство хотело поснисходительнее отнестись к самокрестам. Во главе таковых стоит известный московский лжеучитель Иван Иванович Зыков. А главным противником Зыкова на соборе выступил Т.А. Худошин, по настоянию которого и постановлено: «Самокрестов отлучить, принимать чрез перекрещивание; вчинение Чуевым в настоятельство самокреста Бандурова признать незаконным; Зыкова за послабление самокрестам отлучить на год от настоятельства, а через год, снисходя просьбе кабановских (Владимирской губ., где обитает Зыков) христиан, допустить его до отечества». Впрочем, Зыков отлучен не за одно снисхождение к самокрестам: вин за ним указано было много (кажется, 11), в числе коих некие отцы указали на то, что де «не совсем чист на руку Иван Иванович: трес кружку с деньгами молитвенного дома». – Приверженцы самокрестов, конечно, остались недовольны сим определением и, как слышно, весной следующего (т.е. настоящего) года решили созвать свой собор, на котором, не обинуясь, назовут поморцев еретиками и постановят – ни пить с ними, ни есть, тем паче Богу не молиться…
Вторым вопросом, который тоже породил разделение между поморцами, был вопрос об антихристе. Дело в том, что сызранские, вольские, хвалынские, часть астраханских и уральские поморцы стали учить, что «ныне только царствует дух антихриста», а сам антихрист еще не пришел; он будет чувственный человек; на обличение его придут пророки Енох и Илия». Доказывали они это обстоятельно. Горячими поборниками учения оо чувственном антихристе были – молодой начетчик из Хвалынска, вышедший недавно на свет Божий с Морозовских фабрик, Афанасий Басов, затем уральский казак Иван Кириллов Егоров и сызранский Григорий Фомин Копылов… Но их было меньшинство. Большинство же, имея старейших и авторитетнейших в мире раскола руководителей – саратовского Т.А. Худошина, городецкого (Нижегородской) Григория Евдокимова Токарева и др. учили и учат, что антихрист не человек, но дух (дух отступления), и что он уже пришел и царствует-де в греко-российской церкви. Споров, крика и шума было много. Большинству страшно было признавать антихриста чувственным, и что он еще не пришел, ибо от сего падало бы все беспоповщинское учение, - вся их мнимая церковь. Учение о том, что ныне царство антихриста, корень, основание всего их бессвященнословного состояния… Почему нет священства? Антихрист пришел… Почему нет причащения и др. таин? Потому, говорят, что «ныне время антихриста; ныне мерзость запустения на месте святе, реченная Даниилом пророком. Какое ныне священство, какие тайны?... Ныне, - спасаяй, да спасет только свою душу»… И вдруг, говорят, что антихриста нет, что он еще придет, да прежде его придут пророки – Енох и Илия?!... Нет, страшно признать антихриста чувственным, страшно говорить, что он еще не пришел, а придет… И решили отцы: «Кто проповедует быти антихриста во плоти и что он придет, а еще не пришел, да будут отлучены». Ратующие за учение об антихристе чувственном после этого, поклонившись, вышли с собора и объявили формальное с ним разделение. Многим жаль было потерять их, - уговаривали покориться собору… Старухи даже плакали и, обращаясь к Копылову, говорили: «Ведь отец твой всегда ратовал за духовного антихриста и тех, кто учил по-вашему, перекрещивал». Но Копылов разумно отвечал: «Мне отец не указ… Вот у меня слово Божие… Если бы отец был язычником, что же по-вашему, и я бы должен быть язычником? Отец перекрещивал учащих о чувственном антихристе; а я буду перекрещивать учащих, что антихрист уже пришел и царствует духовно».
Третьим важным вопросом – был вопрос о чиноприеме бракоборов-федосиан. Некоторые требовали принимать их безусловно чрез перекрещивание, а некоторые, по снисхождению, чрез отречение… За перекрещиванье ратовал городецкий Григорий Евдокимов, насчитывая за бракоборами до 40 ересей. В высшей степени интересно его сообщение о новом учении бракоборов… То, что он сообщил, прямо показывает, что ныне раскольники чистейшие еретики, еретики грубые, и что такая же среди них тьма, какая была назад тому 250 лет, когда были Аввакумы, Лазари, Феодоры… Но обличая бракоборов в еретичестве, городецкий учитель незаметно обличил и свое поморское брачное общество. «Попирая брак, - говорил он, - федосеевцы разрушают седмеричное число таинств, вот и еретики они»… Но сами-то поморцы, не имея, кроме крещения и незаконных - исповеди и брака, остальных таин, разве не разрушают седмичное число таинство?!.. Если же за неимение седми таинств они называют федосеевцев еретиками, то и их поморская брачная община значит также еретическая. Вопрос о чиноприеме бракоборов на соборе решен был был так: «Принимать их через перекрещивание… Если же не пожелают, то чрез отречение, с 6-недельным постом и 1000 правилом».
Немалые споры и пререкания были и по вопросу о «хомовом и наречном пении». И при решении этого вопроса, несмотря на то, что благоразумнейшие из поморцев доказывали всю нелепость хомового пения, требуя безусловно отмены его, руководители собора не решились на его отмену, руководствуясь единственно тем, что оно существует в моленных многих богачей поморцев. Собор постановил: «Где утвердилось хомовое пение, путь остается; где поется наречь – то же; но пусть друг друга не зазирают, а тем паче не разделяются из-за сего».
Далее собор подтвердил правила о неядении и непитии с еретиками, вменив в обязанность настоятелям строго следить за соблюдением сих правил, предостерегая своих пасомых даже от дружества с еретиками, отчего может происходить смешение. Если же «смирщится», то 1-й раз наказывают 15-дневным постом, второй раз 6-недельным, и т.д. Тех, кои отдают детей в замужество за «никониан», наказывают епетимьею, по рассуждению и усмотрению настоятеля. Предлагали и другие вопросы. Так городецкий учитель, сообщив собору, что казанский миссионерский съезд постановил (будто бы) отбирать у раскольников детей для обучения в церковной школе, спрашивал: как быть? Собор ответил, что учились же в языческих школах Василий Великий, Иоанн Златоуст и др.; посему можно отдавать детей в школы, но надо следить за детьми строго.
26 сентября собор кончился, но кончился не миром, как хотелось поморцам, а, как видим, еще большим разделением и большим озлоблением друг против друга…
Миссионер священник Д. Александров».

«Самарские епархиальные ведомости» № 17 от 1 сентября 1898 г. (часть неофиц.), с. 779 – 787, «Состояние раскола и сектанства Самарской епархии, в 1897 году» (выдержки)
«Численность раскола и сектанства.
Судя по исповедным росписям церквей епархии (Самарской) за 1897 г., раскольников и сектантов числилось в ней 81462 души обоего пола…
В настоящее время трудно судить, как распределяются между собой раскольнические и сектантские толки, потому что с 1892 г. не было произведено тщательной регистрации их. За это время многие толки потерпели большой урон, - уменьшились в числе, другие усилились на счет потерпевших, появились на сцену новые толки…
Самарская епархия одна из тех, в которых встречаются раскольники и сектанты всех толков и направлений. Есть в ней и австрийцы (больше окружники), беглопоповцы (всех фракций) и молокане иудействующие, баптисты, евангелики, и хлысты всех наименований, и даже скопцы…
Познакомлю читателей Епархиальных Ведомостей с недавно образовавшимся раскольническим толком. Это «самовосхитители священства» или поросту «Герасимовцы», объявившиеся в с. Острой Луке, Николаевского уезда. В период процветания Иргизских монастырей, в Николаевском уезде особенно было развито беглопоповство. С упразднением этих монастырей и с обращением их в единоверческие стало разлагаться и беглопоповство: часть беглопоповцев перешла в беспоповство, другая - приняла австрийское священство. К принявшим беспоповство, принадлежали и жители села Острой Луки. Но многим из них, особенно старикам, видевшим в Иргизских монастырях благолепие церковных служб, не нравилась опрощенная беспоповщина. Обратились бы они к беглым попам, да, к их несчастию, их в то время (в 1891 г.) трудно было достать; ехать же со своими религиозными потребностями, часто не терпящими отлагательства, в Саратовскую епархию не всегда было возможно… [В результате], крестьяне нескольких сел (около 100 человек)… составили собор, на котором, с общего согласия, порешили избрать епископа, иерея и диакона по жребию, наподобие избрания апостола Матфея вместо отпавшего Иуды. Крестьянин Звонилин наделал заметок на пятикопеечных монетах, (отсюда название последователей нового толка «пятачными»), с тем, что первый, вынувший монету с заметкой, станет епископом, второй – иереем, третий – диаконом. Епископом досталось быть Герасиму Гаврюшину, иереем – Григорию Колесову, диаконом – Антону Боровкову… Тотчас, после избрания, приступили к совершению литургии, которая и совершена была новоизбранными, одетыми в простые халаты. По литургии было освящено масло, коим помазан были епископ и иерей, чем тогда и законилось лицедейство ревнителей старины. Толк «Герасимовцев» и доселе существует, хотя и в небольшом числе последователей».

«Самарские епархиальные ведомости» № 19 от 1 октября 1898 г. (часть неофиц.), с. 873 – 881, «Состояние раскола и сектанства Самарской епархии, в 1897 году» (продолжение, выдержки)
«Беспоповцы – поморцы.
Поморцы вообще дальше отстоят от православной церкви, чем спасовцы, но в отношении к ней заявляют себя более упорными последователями исповедуемого ими вероучения и более энергичными пропагандистами, не взирая даже на то давно обнаружившееся обстоятельство, что поморство, под влиянием причин общего для всех раскольников характера, разлагается и выделяет из себя в свою очередь многочисленные толки и подтолки. Такое разложение поморства не мало озабочивает вождей его, стремящихся к объединению их паствы, для чего и устраиваются так называемые соборы, т.е. съезды главных деятелей поморского согласия, задавшихся целью решать таким путем все возникающие в поморских общинах религиозные несогласия и толки. Один из таких соборов состоялся в г. Самаре в сентябре 1897 года. Я здесь ограничусь указанием на главные постановления этого собора, а желающих ближе ознакомиться с ними отсылаю к статье миссионера Александрова: «Съезд в Самаре поморцев брачного толка», помещенной в № 24 неофициальной части «Самарских епархиальных ведомостей» за 1897 год. Съезд поморцев постановил: 1) в виду появления среди поморского согласия так называемых самокрестов, признающих спасительным одно самокрещение, всех таких лиц отлучать от общения и принимать их обратно через перекрещивание. 2) Все те, кто проповедует, что антихрист еще не пришел, что он должен еще прийти и быть во плоти, да будут отлучены. 3) Бракоборов-федосиян – принимать чрез перекрещивание; если же не пожелают, то чрез отречение, с шестинедельным постом и 1000 правилами. 4) По вопросу о «хомовом» и «наречном» пении, т.е. о пении в первом случае искаженном, во втором – с соблюдением правильности речи, собор решил: где утвердилось «хомовое» пение, - пусть остается; где поется на «речь» - тоже, но пусть друг друга не зазирают, а тем паче не разделяются от сего. 5) Съезд подтвердил правило о неядении и непитии с еретиками, постановил, что если кто «смирщится», то в первый раз наказывается 15-дневным постом, во второй раз шестинедельным и т.д.; кто дочерей отдаст за «никониан», наказывается эпитимиею по усмотрению и рассуждению настоятеля. 6) По вопросу об обучении детей в школах, съезд, ссылаясь на примеры учения в языческих школах Василия Великого, Иоанна Златоуста и др., разрешил поморцам отдавать детей в школы, но с обязательством строго следить за ними.
Таким образом, в общем поморцы еще раз выказали себя непримиримыми врагами православия и последователей других толков, и этому положению не противоречит даже постановление съезда относительно обучения детей в школах. Не удивительно, поэтому, что хотя пропаганда поморцев обнаруживается только в исключительных случаях, но зато в формах, часто имеющих характер насильственных действий (далее приводятся примеры, связанные, в основном, с притеснением женщин их мужьями-старообрядцами – М.Б.)…
В заключение… считаю нужным дать немного … сведений о полемической литературе раскольников (рукописной и печатной). У Самарского мещанина А-ва была отобрана печатная книга «Цветник», оказавшаяся, по отзыву миссионера о. Александрова, в высшей степени вредною, в виду обилия свидетельств, взятых в отрывках из разных книг в защиту раскола и в порицание и к обинению православной церкви.
У спасовца Григория Бузанова взяты две книги: первая – «Сборник статей» - заключала в себе выписки из Четьих Миней о житии равноапостольного князя Владимира; вторая представляла сочинение известного апологета раскола австрийского толка – Швецова, подпольного издания. В этой последней книге, во-первых, доказывается исключительная древность и правильность двуперстия; 2) законность происшедшего от митрополита Амвросия священства; 3) рассматривается догматическое учение, заключающееся в двуперстном сложении и 4) рассматривается единоверие, которое приравнивается к унии. В конце книги помещены ответы поповцев на восемь вопросов иеромонаха Филарета.
В большом обращении среди раскольников оказываются еще следующие книги: «Слово блаженного Ипполита папы Римского», «Страсти Христовы», затем рукописи «Сказание о лестовке», «О крестном знамении» и стих: «Всяк человек на земле живет». Конечно, все указанные книги и рукописи представляют лишь малую долю того, что ходит по рукам раскольников, но и эта малая доля показывает, какого направления книги всего ближе сердцу раскольника…»

http://www.proza.ru/2014/01/13/333



 
Категория: Новости Самстара | Просмотров: 687 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]