Главная » 2017 » Март » 24 » Митрополит Корнилий: приятно знать, что президент соблюдает Великий пост. Интервью митрополита московского и всея Руси Корнилия РИА Новости:
13:14
Митрополит Корнилий: приятно знать, что президент соблюдает Великий пост. Интервью митрополита московского и всея Руси Корнилия РИА Новости:

На минувшей неделе Владимир Путин встретился с главой Русской православной старообрядческой церкви митрополитом Корнилием. Ряд СМИ сразу же назвали это событие историческим. О главных темах состоявшейся встречи, об отношении президента к старообрядчеству, о том, как видят староверы конфликт вокруг Исаакиевского собора и соблюдает ли глава государства Великий пост, в эксклюзивном интервью РИА Новости рассказал сам первоиерарх. Беседовал Алексей Михеев.

 

16 марта 2017. Президент РФ Владимир Путин и митрополит Московский и всея Руси Русской православной старообрядческой церкви Корнилий (справа) во время встречи

 

- Ваше высокопреосвященство, одной из тем встречи стало положение староверов, переезжающих в Россию из стран Южной Америки. По прозвучавшим оценкам, ситуация с ними в Приморском крае стала наглядным свидетельством фактического провала региональными властями федеральной программы содействия переселению соотечественников. Президент в курсе ситуации?

— Я постарался донести до президента наши общие чаяния, надежды всего старообрядческого мира, в том числе и этот вопрос. Это нужно нашему государству, и, может быть, больше нужно даже самим нашим русским людям, которые находятся в мире довольно-таки агрессивном. Им очень трудно там экономически выживать, мне рассказывали, что земли старообрядцев в Латинской Америке истощились, а порой и стали вредными для проживания. Поэтому многие, конечно, мечтают вернуться и возделывать наши земли. К сожалению, сейчас больше проблем, чем положительных результатов, вообще положительных результатов практически нет.

Я сказал президенту, что основной вопрос — это земля, выделение земли. Мы всегда работали на земле. Во все времена для старообрядцев это было естественно. После раскола их ссылали, они осваивали земли, помните, как у Некрасова: "горсточку русских сослали в страшную глушь за раскол"?

Потом они переселялись или их пересылали, они осваивали новые земли, в какой-то степени это процесс продолжается и за морем, к ним подселяют местное население, уже к освоенным просторам, а старообрядцы переселяются дальше, поскольку смешиваться им, особенно по религиозным вопросам, не хотелось бы, особенно если это большие инородные скопления. Они переходят в другое место, а на освоенных ими землях остаются другие.

- Насколько я понимаю, в регионе переселенцам землю фактически предлагают покупать, а то, что должно выделяться бесплатно, например при регистрации крестьянско-фермерского хозяйства, выделяется либо после письма из Москвы, либо не выделяется совсем.

— Да. Они бы хотели гарантий, каких-то подъемных. Но ни в коем случае не хотели бы быть наемными работниками, как им предлагают, — приехали, а им предлагают работать на ферме. Они говорят, нет, мы хотим быть хозяевами на земле, как привыкли. Привыкли жить автономно. Представляете себе старообрядцев в колхозе? Им нужно жить компактно, молиться, не очень общаться с миром.

Второе, что они просят, — человека от правительства, наделенного полномочиями, который мог бы курировать их. На сегодняшний день они не знают, куда обратиться. Местные власти не заинтересованы в них — им нужны как раз наемные рабочие.

И еще один момент — там, за морем, видимо, какие-то более гуманные порядки, они приезжают в надежде, что и у нас будет так же, что они приехали на Родину, приезжают, как дети доверчивые, не верят, что может быть какое-то зло, что их могут обмануть. В радужном настроении. А уезжают очень пессимистично, расстроенные. С запуганными выражениями лиц, глаз, общим настроем души. Понятно, что когда они приедут туда с такими впечатлениями и расскажут все, мало кто захочет приехать.

- Президент поможет?

— Да, он пометил себе, записал. Я считаю, что Россия должна быть заинтересована как страна, чтобы верующие люди в нее приезжали, показывали пример. Нам это очень нужно, и с духовной стороны, и учитывая, в каком состоянии находится деревня, — она же умирает заброшенной. Они бы хотели все изменить, но, опять вспомню Некрасова, "только ты им не мешай". А в Приморье и мешают, и притесняют их, бедных. Они не видят доброго отношения. Может быть, встреча наша с президентом что-то сдвинет.

- 400-летие протопопа Аввакума, почитаемого старообрядцами как новомученика и исповедника, станет фактически первым примером масштабной поддержки староверов государством, особенно после столетий гонений. Есть ли уже какой-то план торжеств?

— Я поблагодарил президента за поддержку наших инициатив, за возможность поддержать грантом, приветствием своим, участием. Хорошо получилось, что наше желание и их возможность поддержать совпали. Ни в царское время, ни в советское это было невозможно. Сейчас такое время, когда Господь дает нам возможность, а мы стараемся ею воспользоваться. 400-летие — огромный скрепляющий мотив, поскольку Аввакум — святой для всех старообрядцев, независимо от разногласий. Объединяющая, знаковая фигура, которая в какой-то мере нас приближает к друг другу.

Через несколько дней мы встречаемся с заместителем министра культуры Александром Журавским, эта встреча должна будет поставить четкие ориентиры — что, где, как, за какие деньги. Разумеется, мы и так будем отмечать юбилей — нашими молитвами, крестными ходами, духовными песнопениями, вечерами, концертами. Но хотелось бы шире, конечно, — чтобы фильмы снимались, книги издавались, хочется выставки провести, здесь, конечно, нужна помощь государства.

- Государство активно помогает Русской православной церкви в возвращении имущества. Могут ли старообрядцы рассчитывать на такую же поддержку? На выступлении в Госдуме в рамках парламентских Рождественских встреч вы упомянули о ряде нерешенных вопросов.

— Мы обсудили передачу нам здания Покрово-Успенского храма в Москве, в Малом Гавриковом переулке, в нем с 1960-х годов находится спортивный клуб, само здание принадлежит Московской федерации профсоюзов. Когда я президенту обрисовал ситуацию, он сказал, что это трудный и не новый вопрос. Надо выкупать храм, собственник говорит, я это купил, а вы хотите меня выселить. Покупайте. Я сказал, что, может, вы тогда Собянина попросите построить новый спортзал. Зачем же обязательно в церкви спортом заниматься? Логично совершенно и достаточно просто для Москвы построить небольшой зал и их туда перевести.

- "Новая Палестина", "старообрядческий Иерусалим" — история с решением саратовских властей снести здания Черемшанских монастырей получила резонанс. Есть подвижки? Какие еще есть сложные вопросы с недвижимостью?

— Все двигается. Справки собираем, но сил мало, если совсем честно говорить. Если бы у нас были толпы старообрядцев, которые бы все вместе что-то предпринимали, то, наверное, проблемы бы в Черемшанах не было. А так — горсточка русских… Поблагодарил президента, что (спикер Госдумы Вячеслав) Володин нам помогает с Черемшанами, это же его родные места.

Острых проблем, наверное, нет. Вот во Владимире есть наш храм у Золотых ворот. Нам его должны передать, но как скоро? Там музей хрусталя находится. А у нас во Владимире есть довольно большая церковь. Если передадут, то возьмем, но это такой вопрос, из-за которого не стоит ломать копья… Если было бы много старообрядцев и было негде молиться, тогда да, но во Владимире нас мало. Тем более по Питеру мы знаем, что это вырастает в какие-то стычки.

- Кстати, как вы лично восприняли конфликт с передачей РПЦ Исаакиевского собора? Как отнеслись к протестам против выселения музея в старообрядческой среде?

— Исакий, конечно, возвращать надо. Это же храм, он освящен, он имеет сакральную ценность. Храм мы освящаем на веки вечные, он одухотворен благодатью, ангел Господень к каждому храму приставляется, стоит у каждого алтаря, даже если церковь осквернена. Трудно сейчас, конечно. Все разрушалось десятилетиями. Если бы народ еще был верующий, если бы больше людей считало, что приоритет за духовным, а не за материальным, не с пикетами бы стояли "дайте нам музей", а говорили бы "верните нам храм Божий". Но Петербург — особый город конечно, со своим менталитетом. Слава Богу, что государство понимает — исторические долги надо возвращать. И это обнадеживает.

- Президент вообще интересуется старообрядчеством? Какое у вас осталось впечатление от встречи с ним?

— Я сейчас видел интерес с его стороны, со стороны его команды — Иванова, Кириенко, Володина. Заинтересованное, положительное отношение. Знаете, у нас не столь большой круг верующих, сколь большой круг сочувствующих. Церковь не очень большая, а круг сочувствующих все расширяется, слава Богу. Мы закончили возможностью посещения президентом нашей Рогожской, я пригласил его на открытие выставки 1 июня. Сказал, что постарается приехать.

Я его еще пытался завлечь к Агафье Лыковой, рассказал немного о ней, ее историю. У него еще манера такая, я начинаю что-то говорить, а он: "А в чем вопрос?" Я напрямую не могу сказать: "Вы бы туда слетали, познакомились, интересно было бы". Она написала письмо, говорит, передай Путину мою просьбу, чтобы ко мне приехали помощники. Я уже старая, мне надо молиться, а они бы помогли по хозяйству. Почему-то она считает, что я с ним, видимо, очень часто встречаюсь… Рассказал, что (губернатор Кемеровской области Аман) Тулеев ее опекает, даже козла ей сбросил с вертолета, чтобы ее козы плодились. И расплодились же, три козленка теперь. Он сразу: "Тулееву обязательно скажу, чтобы еще больше помогал".

- Не пытались уговорить принять старую веру?

— Нет, но наш богослужебный календарь подарил. Он открыл на дате нашей встречи, там указано, что надо вкушать пищу без масла, и говорит: "А я так сегодня и ел". Очень приятно стало. Это большой Церкви (РПЦ — ред.) большой, можно сказать, плюс, что наш президент соблюдает Великий пост, живет православной традицией.

Фото Алексея Никольского

РИА Новости

Категория: Староверы и мир | Просмотров: 297 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]