Главная » 2012 » Май » 19 » Портал "Современное древлеправославие": Собор 2011 – день первый. Мнение делегата.
06:29
Портал "Современное древлеправославие": Собор 2011 – день первый. Мнение делегата.
От редакции  портала "Современное древлеправославие":
 
Этот материал составлен на основе личных впечатлений нескольких участников освященного Собора РПСЦ 2011 года. Хотя в силу ряда обстоятельств опубликовать его удалось только теперь, но это не снижает его ценность. Более того, определённая дистанция во времени позволяет отойти от "злобы дня" и более отчётливо увидеть тенденции, определяющие ход нашей церковной жизни.


Утверждение повестки Собора


18 октября 2011 года Освященный Собор РПСЦ начал свою работу в Москве, на Рогожском поселке с молебна Пресвятой Троице в Покровском кафедральном старообрядческом соборе, а потом делегаты перешли в недавно отреставрированный храм Рожества Христова и заняли свои места.


Перед началом Собора с докладом выступил первоиерарх РПСЦ митрополит Корнилий.


После этого с места вскочил А. С. Зенцов и закричал, что община г. Миасса возмущена присутствием на Соборе А. Ю. Рябцева и требует немедленно его вывести, необходимо вообще поставить вопрос о ситуации в Рогожской общине. С места раздались выкрики: «Мы с Рогожской ещё разберёмся».


Так начал свою работу Освященный Собор РПСЦ в 2011 году.


На столах перед соборянами повестки дня не было, и делегаты жаловались, что по приходам её не рассылали. Делегат от Рогожской общины М. Н. Крайнова обратила внимание, что повестка Собора была опубликована только в интернете на неофициальной страничке о. Александра Панкратова, больше её нигде не было. «Насколько эта публикация соответствует действительности?» - спросила она, но никакого ответа не получила.


Вплоть до третьего, завершающего дня Собора повестку так никто не распечатал и не роздал делегатам.

О. Леонтий Пименов предложил по ходу Собора корректировать разосланную (кому? узкому кругу «избранных»?) повестку дня. Это было принято по факту, безо всякого голосования.


Говоря о порядке проведения этого Собора, надо отметить, что слова никто не брал, вставали и выступали все желающие и без всякого регламента. Единственным организационным вопросом, который был решён, стало избрание счётчиков голосов. Больше по процедуре решений не было, не было определено, сколько времени представляется на выступление и реплики, хотя на предыдущих Соборах это оговаривалось.


С мест раздавались крики: «Первый вопрос – выгнать Рябцева».


О. Геннадий Чунин заявил: «Рябцева мы будем отлучать, но перед этим его придётся выслушать».


О. Сергий Лисуренко, председатель Мандатной комиссии, сообщил, что к этому времени зарегистрировано 156 делегатов, из них 87 епископов и священников, 7 дьяконов и 62 мирянина. Среди делегатов от мирян были женщины.


Для ведения Собора избрали трёх ведущих - в первый день Собор вёл о. Геннадий Чунин, во второй день – о. Никола Думнов, в третий – о. Александр Маслов.


Только во второй половине первого дня, в 1815 Собор начал рассматривать вопросы по существу.


Проголосовали из повестки дня убрать вопрос об информационно-издательской деятельности, но потом, на второй день Собора его стали обсуждать безо всякого голосования, после реплики о. Леонтия Пименова.


О. Вячеслав Зобнин потребовал включить в повестку Собора вопрос о безобразном положении дел в Рогожской общине, избравшей недостойных делегатов. Он также потребовал рассмотреть на Соборе вопрос о несоответствии занимаемой должности о. Виктора Жельцова и принятие кардинальных мер к Рогожской общине. Это было высказано не просто эмоционально, но с криком.


Один из делегатов возразил: «Откуда община г. Миасса имеет информацию о положении дел в Рогожской общине? Это частный вопрос, и предлагаю его в повестку дня не включать».


О. Вячеслав Зобнин: «Мы берём информацию из интернета».


Проголосовали за то, чтобы вопрос рассмотреть.


С предложением включить в повестку дня вопрос об электронных документах выступила Е. И. Барсукова, делегат из Костромы.


С небольшим перевесом голосов вопрос был принят к рассмотрению.


Е. И. Барсукова попросила привлечь для доклада эксперта по вопросам электронной идентификации – не члена нашей Церкви, но вполне компетентного человека - Цареву Галину Ивановну, председателя Координационного Комитета против внедрения УЭК, кандидата философских наук, режиссера известных фильмов: «Эра технотронной диктатуры», «Россия с молотка» и многих других документальных фильмов, раскрывающих нам «знамения времени».


Ей отказали, мотивируя это тем, что на Собор нельзя привлекать для выступления внешних, хотя на Собор РПСЦ 2009 года был приглашен и выступил с обширным докладом современный проповедник "теории трезвости" В. Г. Жданов, который не является верующим РПСЦ, в то же время даже в РПЦ МП считается сектантом и неправославным.


Особенностью этого Собора было то, что на нём никакие организационные вопросы не голосовались, а принимались как решённые каким-то кругом лиц.


О. Иоанн Гусев предложил, на основании писем от нескольких приходов, включить в повестку дня вопрос об отлучении от Церкви чтеца Леонида Севастианова как фактического никонианина и униата и об извержении из сана священноинока Симеона Дурасова и архидиакона Варнавы (Страхова) за нарушение иноческих обетов. Это предложение даже не ставили на голосование. О. Леонтий Пименов заявил, что это вопрос не для рассмотрения на Освященном Соборе и что его рассмотрит Архиерейский Собор.


После этого приступили к рассмотрению вопросов, предложенных на Собор.


Выдвижение кандидатов в епископы


Первым заслушали вопрос о кандидатах в епископы.

Были предложены священноинок Евагрий, сващеннодиакон Вавила, священноиерей Виктор Костромин из с. Покровка (Молдавия) и о. Евфимий Кузьмин (Украина). Так же среди кандидатов был назван о. Василий из Тирасполя, который известен странными взглядами, например, что перед венчанием необходимо миропомазание. У одного из предложенных кандидатов дети не ходят молиться в храм.


Мнения выступающих по поводу кандидатов в епископы разделились. Одни говорили, что надо ставить этих, других кандидатов нет. Другие заявляли, что нельзя же ставить в епископы кого угодно. Наиболее достойное впечатление оставил о. Виктор Костромин, но никакого решения по кандидатам в епископы принято не было.



Обсуждение так называемой «новой пасхалии», А. Ю. Рябцева и его последователей


Вторым рассматривался вопрос об А. Ю. Рябцеве и о новопасхалистах.


О. Геннадий Чунин напомнил, что согласно постановлению Совета Митрополии РПСЦ от 4-5 августа 2011 г., «за изменение даты празднования Пасхи, нарушающее Священное Предание Церкви, и раздорнические действия, выразившиеся в праздновании Пасхи в иное от Церкви время, признать А. Ю. Рябцева достойным отлучения от Церкви, согласно 1 правилу Антиохийского Собора и 5, 6 правилам Гангрского Собора; вопрос о вынесении прещения А. Ю. Рябцеву рассмотреть на Освященном Соборе». «Но перед тем, как принять такое решение, - сказал о. Геннадий, - мы вынуждены Рябцева заслушать». С места стали раздаваться выкрики: «не хотим слушать, мы не понимаем этих расчётов, как ты мог отделиться в праздновании Пасхи от Церкви?»


А. Ю. Рябцев пытался объяснять свою позицию о необходимости исправления пасхалии. На вопрос «почему молились Пасху в иное время, чем вся Церковь?» ответил: «Я не могу праздновать Пасху вместе с иудеями».


Ни о. Александр Панкратов, ни дьякон Валерий Тимофеев, которые перед Собором вели в интернете активную и аргументированную полемику с идеями Рябцева, на самом Соборе практически не высказывались. Активно выступала против А. Ю. Рябцева миасская делегация во главе со своим священником – о. Вячеславом Зобнином, причём складывалось впечатление, что о. Вячеслав пристрастен, испытывает по отношению к Рябцеву какую-то личную вражду.


А. В. Муравьев, историк и специалист-византолог, ставил под сомнение точность тех переводов, на которые ссылался А. Ю. Рябцев.


Теоретические споры ни к чему не привели, обе стороны ссылались на разные цитаты из Священного Писания и Святых Отцов. С места раздавались выкрики: «для него нет авторитетов», «он праздновал отдельно, его надо отлучить», «он сам себя фактически отлучил от Церкви». О. Леонтий Пименов заявил: «Алексей Рябцев возвысился в своей гордыне выше всех».


В защиту Рябцева звучали следующие высказывания: «хотя празднование Пасхи в иное время, чем вся Церковь, нельзя одобрить, следует так же принять во внимание смягчающее вину обстоятельства – его многолетнее служение Церкви. Надо не отлучать, а наложить иное прещение. В случае отлучения от Церкви он совсем погибнет».


С предложением смягчить меру наказания выступали многие священники и миряне. Прозвучало конкретное предложение – А. Ю. Рябцеву, чтобы не быть отлучённым, принести покаяние за самовольное празднование Пасхи в иное время, чем вся Церковь. Но фактически такую возможность ему не предоставили, общий настрой соборян – отлучить.


А. Ю. Рябцеву было предоставлено последнее слово. Ему был задан вопрос: «Почему ты праздновал Пасху отдельно?».

А. Ю. Рябцев сказал: «Приношу извинение перед Собором за то, что моя скромная персона отняла столько времени. Пасху я праздновал отдельно потому, что не мог нарушить апостольские правила. К сожалению, сегодня я не услышал ничего, что могло бы меня переубедить. Я спорил в интернете с отдельными представителями нашей Церкви, а епископы и влиятельное священство официально не дали никакого ответа и даже не прочитали мои материалы».


Вопрос был поставлен на голосование. Большинством голосов А. Ю. Рябцев был отлучён от Церкви за конкретное деяние - празднование Пасхи в иное время, чем вся Церковь.

Кроме А. Ю. Рябцева были отлучены от Церкви те его последователи, которые вместе с ним молились в 2011 году Пасху в Крыму в иное время, чем вся Церковь. По некоторым сведениям, их было около 20 человек, но точное количество неизвестно. Персонально были отлучены С. Аветян и И. Будкина, имена остальных «новопасхалистов» Собору были неизвестны. Но высказывалось убеждение, что «они идейные, сами уйдут».

Следует обратить внимание, что на Соборе относительно самого учения «новопасхалистов» не только не было вынесено какого-либо суждения, но оно по существу и не рассматривалось. Звучали реплики «Мы не в состоянии об этом говорить».


А. Ю. Рябцев вышел с Собора и после его окончания на улице подошёл к нескольким известным священникам, попросил у них прощения в том, что занял так много соборного времени, роздал им брошюры с изложением своего учения и попросил с ними ознакомиться.


О. Евгения Чунин высказал убеждённость, что кроме Рябцева надо непременно персонально отлучить от Церкви и всех, кто праздновал с ним вместе.


На этом работа Собор в первый день окончилась.
 
Категория: Соборы, съезды | Просмотров: 904 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 6
1  
biggrin

2  
"С места раздавались выкрики: «для него нет авторитетов», «он праздновал отдельно, его надо отлучить», «он сам себя фактически отлучил от Церкви». О. Леонтий Пименов заявил: «Алексей Рябцев возвысился в своей гордыне выше всех».
[...]
Следует обратить внимание, что на Соборе относительно самого учения «новопасхалистов» не только не было вынесено какого-либо суждения, но оно по существу и не рассматривалось. Звучали реплики «Мы не в состоянии об этом говорить»".


"Обезьяны называли это место своим городом и делали вид, будто презирают Народ Джунглей за то, что он живет в лесу. И все-таки они не знали, для чего построены все эти здания и как ими пользоваться. Они усаживались в кружок на помосте в княжеской зале совета, искали друг у дружки блох и играли в людей: вбегали в дома и опять выбегали них, натаскивали куски штукатурки и всякого старья в угол и забывали, куда они все это спрятали; дрались и кричали, нападая друг на друга, потом разбегались играть по террасам княжеского сада, трясли там апельсиновые деревья и кусты роз для того только, чтобы посмотреть, как посыплются лепестки и плоды. Они обегали все переходы и темные коридоры во дворце и сотни небольших темных покоев, но не могли запомнить, что они уже видели, а чего еще не видали, и шатались везде поодиночке, попарно или кучками, хвастаясь друг перед другом, что ведут себя совсем как люди. Они пили водоемов и мутили в них воду, потом дрались –за воды, потом собирались толпой и бегали по всему городу, крича:

– Нет в джунглях народа более мудрого, доброго, ловкого, сильного и кроткого, чем Бандар-Логи!

Потом все начиналось снова, до тех пор пока им не надоедал город, и тогда они убегали на вершины деревьев, все еще не теряя надежды, что когда-нибудь Народ Джунглей заметит их.

Маугли, воспитанный в Законе Джунглей, не понимал такой жизни, и она не нравилась ему. Обезьяны притащили его в Холодные Берлоги уже к вечеру, и, вместо того чтобы лечь спать, как сделал бы сам Маугли после долгого пути, они схватились за руки и начали плясать и распевать свои глупые песни. Одна обезьян пронесла речь перед своими друзьями и сказала им, что захват Маугли в плен отмечает начало перемены в истории Бандар-Логов, потому что теперь Маугли покажет им, как надо сплетать ветви и тростники для защиты от холода и дождя.

Маугли набрал лиан и начал их сплетать, а обезьяны попробовали подражать ему, но через несколько минут им это наскучило, и они стали дергать своих друзей за хвосты и, кашляя, скакать на четвереньках".

smile

3  
Да уж, всех соборян представил как обезьян…
Это, каким нужно крайним чванством пропитаться, и в великую прелесть впасть…
Несчастный «Маугли» не понимает, что в нашем сообществе, любая правда и кривда, должна собором определяться официально.
Потому, коль, чувствуешь за собой справедливость, то устанавливай её законным путем.
За раз не получится, прилагай повторные усилия и так до торжества истины.

5  
Т.е. правды и кривды нет. Есть соборное определение. Постоновит Собор считать правдой, значит правда. Объявит кривдой - значит кривда. "Правильной дорогой идете, товарищи", - В.И. Ульянов /Ленин/

4  
"«Правда всё то, что Балу говорил о Бандар-Логах, — подумал он про себя. — У них нет ни Закона, ни Охотничьего Клича, ни вожаков — ничего, кроме глупых слов и цепких воровских лап. Так что если меня тут убьют или я умру голодной смертью, то буду сам виноват. Однако надо что-нибудь придумать и вернуться в мои родные джунгли. Балу, конечно, побьёт меня, но это лучше, чем ловить дурацкие розовые лепестки вместе с Бандар-Логами».

Как только он подошёл к городской стене, обезьяны сейчас же оттащили его обратно, говоря, что он сам не понимает, как ему повезло, и стали щипать его, чтобы он почувствовал к ним благодарность. Он стиснул зубы и промолчал, но все-таки пошёл с громко вопившими обезьянами на террасу, где были водоёмы из красного песчаника, наполовину полные дождевой водой. Там посередине террасы стояла разрушенная беседка из белого мрамора, построенная для княжеских жён, которых давно уже не было на свете. Купол беседки провалился и засыпал подземный ход из дворца, по которому женщины приходили сюда, но стены из мрамора ажурной работы остались целы. Чудесную резьбу молочной белизны, лёгкую, как кружево, украшали агаты, сердолики, яшма и лазурит, а когда над холмом взошла луна, её лучи проникли сквозь резьбу, и густые тени легли на землю узором чёрного бархата. Обиженный, сонный и голодный Маугли всё же не мог не смеяться, когда обезьяны начинали в двадцать голосов твердить ему, как они мудры, сильны и добры и как он неразумен, что хочет с ними расстаться.

— Мы велики! Мы свободны! Мы достойны восхищения! Достойны восхищения, как ни один народ в джунглях! Мы все так говорим — значит, это правда! — кричали они. — Сейчас мы тебе расскажем про себя, какие мы замечательные, раз ты нас слушаешь и можешь передать наши слова Народу Джунглей, чтобы в будущем он обращал на нас внимание.

Маугли с ними не спорил, и сотни обезьян собрались на террасе послушать, как их говоруны будут петь хвалы Бандар-Логам, и когда болтуньи-обезьяны останавливались, чтобы перевести дух, остальные подхватывали хором:

— Это правда, мы все так говорим!"

6  
Дежурный по Старообрядческим форумам, профессиональный антиколоврат, любит под свое лукавство словечки тасовать.
Но, к чему сюда еще и Ленина лепить, не понятно.
Видимо хочет устои староверия расшатать, да заодно, и демократии седалище вылизать.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]