Главная » 2012 » Март » 7 » С.Панов. И возрадуются кости смиренные… Но когда же?
18:10
С.Панов. И возрадуются кости смиренные… Но когда же?
Могилы старообрядцев ушли под воду, а властям до этого нет никакого дела.

На окраине городка Реж неподалеку от Екатеринбурга можно увидеть несколько надгробий, брошенных – а иначе и не скажешь – в обычном лесу. Они находятся на самой границе суши и водоема, а некоторые из них и вовсе уходят под воду. Сколько еще их под гладью воды – сказать сложно. Можно лишь утверждать, что должного ухода за кладбищем нет уже несколько десятилетий. Мало кто знает, что погост этот старообрядческий – здесь покоятся те, кто основывал город, а ныне незаслуженно забыт…

Немало есть исторических фактов и легенд о первых «режевских пилигримах» - старообрядцах, поселившихся на берегах реки Реж. Одна из историй гласит: «Первое поселение старообрядцев появилось на территории современного Режа в первой половине XVIII века в районе Кочневского лога и носило название Реж, еще в XX веке можно было встретить иконы, с обратной стороны которых надпись «Реж» соседствует с датами середины XVII века».
 
Что же можно считать достоверной точкой отсчета появления староверов на этом месте? При строительстве Режевского чугуноплавильного и железоделательного завода Саввой Яковлевым, ставшим к тому времени хозяином Невьянского завода, часть квалифицированных мастеровых, в том числе и из старообрядцев, были «переброшены» в 1772-1774 годах для строительства и технологических работ на Режевском заводе. Не исключено, что к тому времени в окрестностях строящегося завода уже проживали семьи староверов, иммигрировавшие из поселений с берегов реки Керженец. Селились они в лесистой местности у так называемого Пробойного ключа. Место это исключительно живописное. Водный поток, насыщенный минералами из подземных родников, прорезает гранитные породы – утесы, поросшие корабельными соснами, и впадает в реку.

Сейчас нет и малых примет того, что место некогда было обжито старообрядцами. Как это часто бывает в нынешнее время, Пробойный ключ объявили «святым» нововеры. Идею поддержали и простые люди, обиходили местечко – поставили резной павильон над источником, устроили удобный доступ с каменными ступеньками. И зимой, и летом не иссякает сейчас поток желающих запастись «святой» водой. И в чай, и в соления употребляют ее. Вот в этих-то дивных местах, в полутора километрах ниже по течению Режа, на крутом яру в светлом сосновом бору старообрядцы и выбрали место для своего кладбища.

 
 
Кладбище до революции
 
 
 
 
 
Кладбище - тот же вид. Лето 2011 года
 
 
…Я не раз пытался взяться за написание истории старообрядческого погоста, но в душе были сомнения: а все ли факты достоверны? Была и обида за то, что сотворили русские люди с могилами своих же собратьев по наущению далекой от понимания христианства и простой человеческой морали власти в первой половине прошлого века. Но с годами ко мне пришло душевное равновесие.

Надо ли говорить, как высоко ставился последний долг перед усопшим в старину, особенно в допетровское время? Под влиянием различных исторических событий в Режевском заводе сформировалась доминирующая община староверов часовенного толка. Были, впрочем, сильны здесь и так называемые единоверцы – те, кто сохранял внешнюю форму обрядовости внутри «официальной церкви». Не секрет, что их общины появлялись обычно в противовес истинным старообрядцам, которые своим образом жизни способны были подать подлинный пример благочестия.

Старообрядцы строго соблюдали и все каноны при погребении усопших, которые во многом отличались от обрядов «никонианской» церкви. Естественным был выбор и обустройство своего, отдельного городского кладбища по вероисповедальному признаку. Вообще же, со времен строительства здешнего завода, на территории тогдашнего поселка существовало два кладбища. На одном хоронили прихожан «официальной» церкви – это место и сейчас является старейшим режевским кладбищем, и именуется в народе «Орлова гора» (захоронения располагаются на высокой горе), а на другом хоронили часовенных старообрядцев (жили и умирали здесь, впрочем, и белокриницкие староверы) и, не совсем понятно почему, тех же «единоверцев».

Для краткости и ясности, буду и я называть это кладбище старообрядческим – истинных хранителей дораскольного православия здесь все же похоронено больше. Нашли тут свое последнее успокоение элита Режевского завода и простые жители, в их числе управленцы завода, подрядчики, купцы, мастеровые высокого класса и их семьи. Намогильные памятники были истинными произведениями искусства.

У меня на этом кладбище несколько родных фамилий – Ушаковы, Карташовы и Лабырины. События и истории, которые произошли с людьми из этих фамилий, разные и непохожие, но их связывает одно – трагедия на месте последнего упокоения, и полный разрыв исторических и духовных корней с их потомками.
 

 
Фрагмент письма режевлянина А.Пузанова
 
 
Семьи Карташовых и Лабыриных – это мои прямые родственники, многие из мастеровых Режевского завода. В конце XIX века семьи потомственных старообрядцев породнились. По словам жительницы Режа Валентины Русаковой (Карташовой), в начале 80-х годов прошлого века, как-то летом, купаясь в городском пруду, рядом со старообрядческим кладбищем, случайно встала ногами на продолговатую каменную плиту. Очистила поверхность от ила и песка и отпрянула – оказалось, что стоит она на надгробной плите прямых ее родственников, Карташовых. Надо сказать, что сегодня можно лишь приблизительно определить места захоронений – но сама территория известна, ныне ее и ближайшую округу горожане облюбовали под места отдыха. Здесь устраивают пикники, загорают…

Режевляне не сидят сложа руки – уже написаны документы в разные инстанции, а в городе создается попечительский совет, цель которого – восстановить историческую справедливость по отношению к погосту.

В конце двадцатых годов прошлого века представителями страны Советов в Реже в иезуитском стиле была проведена операция по регистрации старообрядческих общин. В ее результате, коммунисты получили в свои руки списки старообрядцев. Через некоторое время религиозная деятельность общин стала официально запрещена, а имущество конфисковали. Часть людей просто исчезла, часть запугали настолько, что они попрятались, боясь обозначить свою религиозную принадлежность. На территории старообрядческого кладбища построили вышку с аэростатом, сделав из этой территории полувоенный закрытый объект. Сорванные надгробия использовали для фундаментов зданий, часть надгробий просто разбили и сбросили в городской пруд. Ограду кладбища разворовали. Были редкие протесты среди населения, но власти в приказном порядке «советовали» молчать. Так началось медленное и неумолимое стирание этого кладбища с лица земли и из памяти людской.
 
 
 
Сброшенное в пруд надгробие
 
 
Почему же люди, крепкие в своей вере, не заступились за могилы предков? Я помню, как об этом упорно молчал мой дед – так и не дал ответ на этот вопрос до самой смерти. Власти при всем при этом не удалось его сломить, он жил в своем мире, отдельном от чиновников, и я всегда буду вспоминать о свободе его духа.

Старообрядческое кладбище в Реже – это своего рода символ истиной веры и морали наших пращуров. В этом 2011 году на некоторых сохранившихся могилах кладбища впервые положены цветы в день Радоницы. Но мало, до обидного мало осталось свидетелей жизни и закрытия старообрядческого кладбища, почти нет об этом никаких документов. И при этом появились в городе люди, готовые не на словах, а на деле помочь кладбищу восстановить статус «вероисповедального», сохранить то, что еще возможно, поставить ограду и осьмиконечный поклонный крест.

Хочется верить, что со временем начнут приходить люди на могилы своих родственников, да и просто горожане, чтобы поклоном отдать дань уважения основателям Режевского завода.

В помощь живым, на благо усопшим

В таком же запустении ныне находится еще одно старообрядческое кладбище на территории Уральской епархии. Расположено оно в городе Миасс. «Община» уже писала о том, что инициативная группа здесь также, как и в Реже, занимается перепиской с властями, требует вернуть месту статус кладбища и провести все сопутствующие этому процедуры – запретить выгул домашних животных, оградить от недоброжелателей, приставить смотрителя.
 
Терпением людям, многие из которых не являются старообрядцами, но сочувствуют им, приходится запасаться на годы – и только это, а также стремление не спустить все «на тормозах», способно помочь со временем облагородить территорию и уберегать ее от осквернения. А в помощь живым и на благо усопших – Федеральный Закон «О погребении и похоронном деле»…
 
Подготовил Сергий ПАНОВ
Фото автора и из архива
Режевского краеведческого музея
«Община», № 5 (26), сентябрь, 2011
Категория: Староверы и мир | Просмотров: 694 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]