Главная » 2012 » Январь » 31 » Тувинская правда: Будни староверческих поселений в Туве
18:46
Тувинская правда: Будни староверческих поселений в Туве
Зимник от Сарыг-Сепа до Сизима, расклинованный в непролазных буреломах, как хорошо укатанная асфальтовая дорога. На редакционной «Волге» мы преодолели расстояние в 50 километров ровно за час. По разбитой автотрассе из Кызыла до Сарыг-Сепа добирались гораздо дольше. По пути в Сизим нас то и дело сопровождали новые столбы линий электропередачи, то выбегая из-за деревьев в метровые сугробы, то вновь хоронясь в их гуще. А при въезде в село нас встретила вышка сотовой связи, компактный стационарный пункт приема сигнала цифрового телевидения.

– Да, село наше стало доступнее, – улыбается заместитель главы администрации сумона Сизимский Ирина Клепикова. – Я работаю в администрации с 2003 года. Раньше, бывало, один раз в неделю связывались по рации, если, правда, та была в рабочем состоянии, с районной администрацией, и все. А теперь, как появилась сотовая связь, «достают» по пять раз в день, то из района, то из Кызыла… Закончилась наша спокойная жизнь. Вот если в этом плане, то хуже стало, – шутит Ирина Леонидовна. – А если серьезно, то, конечно, хорошо. Я помню случаи, когда по 30 часов «скорую» из Сарыг-Сепа дожидались. Однажды не дождались, пришлось роженицу на лодке вниз по течению в роддом сплавлять…

С приходом сотовой связи прямо в здании администрации установили универсальный карточный таксофон, каких я не видел пока ни в одном селе. Через «Глобал-телепорт» можно связаться с любой столицей мира, звони хоть в Афганистан, хоть в Иран…
– Туда пока никто не звонил, – снова улыбается Ирина Клепикова. – А вот в Москву частенько приходили звонить, когда еще не у всех были сотовые телефоны. Теперь почти у каждого есть сотовый, поэтому приходят реже. Вот, кстати, Федор Георгиевич Юрков подошел, у него дочь в Москве.

– А ну, дай-ка мне карточку, да набери сама Иринкин номер, а то я боюсь цифры перепутать, – поправляя окладистую бороду, попросил старик зам. главы администрации, как будто это она – его дочь.

– Оле, оле! Это космический центр города Королева? – почему-то прокричал он в трубку.

– Космический центр? – удивился я.

– Да, – шепотом ответила Ирина Леонидовна. – Там у него старшая дочь Ира работает. Сначала Сизимскую школу закончила, потом колледж, Московский университет. Там и вышла замуж за однокурсника. Живут в городе Королеве. Если я не ошибаюсь, у нас трое сизимских выпускников учатся сейчас в Красноярском аэротехническом институте. Тоже решили связать свою жизнь с космической промышленностью.
– У нас с Никитичем четверо детей, 13 внуков, – охотно поведала мне Мария Гордеевна Юркова. – Из них только четверо остались в Сизиме. Остальные поразлетелись кто куда. Сначала старшую дочь Настю ее муж Иван в Кызыл увез. Внук Никита в армии отслужил, поехал учиться в академию в Новосибирск… Ну, и так далее. Детей и при советской власти было не удержать, а теперь тем более. Да никто этому и не противится.

Вот тебе и от мира не уйти! Как я заметил, сами сизимцы не очень-то любят, когда их называют староверами.

– Что вы вообще подразумеваете, когда называете нас староверами? – резонно спросил меня один из старожилов. – Мы придерживаемся старой веры. Но таких, которые фанатично преданы ей, остались единицы. Вы видите, у нас в Сизиме даже молельного дома нет. В Ужепе – там да, там традиции более сильны.. Не зря говорят, что чем выше по Енисею, тем крепче вера…
…И АРБАН КАТАЗЫ

Сумон Сизимский сегодня – это четыре села: сам Сизим, Эржей, Ужеп, арбан Катазы и еще семь местечек: Чодуралыг, Май, Окчары, Мосты, Шевилмой, Чендракты и Унжей. До прошлого года хутор Пермяковых в Катазах тоже именовался местечком. С приданием ему статуса арбана сразу же открыли начальную школу. Добраться до него также трудно, как и до скита Агафьи Лыковой. Зимой – по насту замерзшей речки, а летом – только на вертолете.

Род Пермяковых оказался там еще в 1921 году. У его нынешнего главы Иллариона семь сыновей, для каждого справлены добротные дома. В начале девяностых годов они создали фермерское хозяйство. Занимаются, в основном, огородничеством, держат скот, охотничают: добывают в тайге соболя, белку. За десять последних лет на заимке появилось несколько добротных домов, специально для приезжих, отдельная баня, столовая.

Несмотря на то, что расположена заимка в глухой тайге, о ней прекрасно знают многие сильные мира сего. В разное время здесь были Павел Бородин, Юрий Лужков, Никита Михалков и, разумеется, сам Сергей Шойгу. Старообрядческая экзотика, непереда¬ваемые красоты тувинской тайги ни одного из них не оставили равнодушными. Лужков, например, подарил Пермяковым тяжелый трактор «С-100», на вооружении староверов наплавная гидроэлектростанция. Помогали им горючим для их снегоходов, продуктами.

На хуторе – несколько домиков из лиственницы, сложенных без единого гвоздя и крытые корой. Банька «по черному» на берегу быстрой горной речки. Приезжих ждет здесь прекрасный стол старообрядцев с копченой дичью, солеными грибами, хариусом, стерлядкой, брусникой и, конечно же, знаменитая «травянуха», от которой «голова становится чистой, а ноги отказывают».

Всего в сумоне 228 дворов, 826 жителей. Из них 107 – работающие. Четыре школы, детский садик, три клуба, две библиотеки, фельдшерско-акушерский пункт, коопзверпромхоз, СПОК «Сизимский», где принимают от населения мясо, молоко, сметану, творог, овощи. Зарегистрирован один индивидуальный предприниматель: Фекла Макеевна Гусева, которая сама печет хлеб и калачи в своей пекарне по старинным староверским рецептам и сама же их продает в своем же магазинчике.

– В среднем выпекаю по 70 буханок хлеба, – рассказывает она. – Была бы больше потребность, больше и выпекала бы...

Кстати, в магазине нет водки. Староверы ее не пьют. На прилавках только вино.

Нынче через районный центр занятости оформили еще одного индивидуального предпринимателя. Георгий Малушкин из Эржея закупил 30 ульев, займется пчеловодством.

Есть также филиал техникума агротехнологий, где сегодня мастер Александра Кудрявцева обучает швейному мастерству 20 девчат.

– Это будет уже второй выпуск, – рассказывает Александра. – Некоторым удается трудоустроиться, но наши девчата в основном поступают сюда для того, чтобы просто научиться шить.

ПОЕХАЛИ!

А тем временем, переговорив с космическим центром в Королеве, на крыльцо администрации вышел Федор Георгиевич. Пока ждал дражайшую супругу Александру Николаевну, заканчивавшую оформлять какие-то документы, разговорились.

– Мы чем занимаемся-то? Зимой – охота, летом – рыбалка, хозяйство, – степенно отвечает он. – Берем лицензию да идем в тайгу отстреливать соболя и белку. Пушнину сдаем в промхоз. Да сейчас много появилось частных скупщиков, поэтому проблем со сбытом нет. Бьем уток, гусей, глухарей, рябчиков...

– А когда вам жилось легче – при советской власти или сейчас?

– А нам какая разница, при какой власти? Единственное, что при советской власти вот этот вездеход стоил 2000 рублей, а при теперешней – 200 тысяч! Нам без «Бурана» зимой никак нельзя. А сколько это надо белок набить, чтобы заработать такую кучу денег? А ведь еще и на бензин копейки нужны. Благо, нынче у нас открыли свою заправочную станцию. Литр 80-го стоит 27 с половиной рублей.

Судя по тому, что почти у каждого сизимца есть и машина, и вездеход, зарабатывать им на охоте и рыбалке, на хозяйстве все же удается. В прошлом году сдали более 28 тонн картофеля, 21 тонну овощей, почти семь тонн мяса, 12 тонн молока и молочной продукции.

– Рыбалка – тоже дорогое удовольствие. Надо подниматься вверх по течению реки, а для этого лодка с мощным мотором нужна. Тоже не каждому по карману.

– На что живете?

– Кто хочет, получает пенсию, кто не хочет – не получает. Я хочу, но не получаю, – смеется он.

– Как это?

– Стаж в промхозе не выработал, два года не хватает. Выработаю, буду получать пенсию. Вот Александра моя пенсию получает. Давай садись, старуха, в свое корыто… Ехать надо.

– Почему рядом с собой не посадите на сиденье?
– А там пружины слабые, а она у меня тяжелая. Ну, поехали!

– А поехали-то куда? – едва успеваю спросить.

– В библиотеку, – уже на ходу под рев «Бурана» отвечает Александра Николаевна. – Книги надо поменять…

А ПОТОМ КАК НАЧАЛО ТРЯСТИ…

– С чем приходят в администрацию жители, какими радостями, какими печалями делятся?

– Самыми разными, – отвечает Ирина Леонидовна. – Сейчас идут в основном за оформлением земельных участков. Оформляют в собственность, кто шесть, а кто все 30 соток. Мы делаем выписку из похозяйственной книги, они заказывают кадастровый паспорт... Правда, оплачивать нотариальные услуги, которые, кстати, наша администрация оказывает, надо через банк. Приходится ехать в Сарыг-Сеп. Пока проблем не возникает. Если кое-кто сомневается в точном наличии соток, тогда проводим межевание. Население у нас стабильное, как говорится, все хорошо друг друга знают, поэтому процесс оформления земли в собственность проходит спокойно.

– Слышал, что есть желающие приехать на постоянное место жительства в Сизим или Эржей?

– Есть-есть желающие. Но нет жилья и участков под строительство. Окрестные земли находятся в ведении Гослесфонда. Перевод их в собственность сельских поселений – дело хлопотное и дорогое.

Но главная тема, которую обсуждают, – конечно же, декабрьское землетрясение. Его отголоски до сих пор дают о себе знать: «Нет-нет, да и тряханет…»

– Я на Курилах служил, где очень часто землетрясения случаются, но там волной идет, а у нас тут как бы напрямую долбит, – рассказывает 74-летний сизимец Леонид Никитович Юрков. – У нас русская печь, которую я сам делал. Крепко делал, для себя, потому она устояла, только трубу немного выдавило и кирпич в дымоход упал.

– Утром печь-то затопили, а дым весь – в избу. Убрали кирпич, трубу подмазали, и все, – дополнила рассказ мужа Мария Гордеевна.

– А вот у нашего соседа Анатолия Селезня в такой же печи еще «колено» через вход в центральную трубу сделано, так у него глина вся рассыпалась. Пришлось основательно переделывать, клепать. Мы в эту же ночь ее наладили, хотя и света не было. Замерзли бы они без печи и света-то, – продолжал Леонид Никитович.

– Гул я не слышал, – поделился с нами житель села Эржей Сергей Рассадников. – Потом началось все зверски трястись, и я стал вспоминать, что надо делать в случае землетрясения? Под стол не залезу, под диван – тем более. Я выскочил босиком на крыльцо. Потом тряхнуло еще раз, потом – еще. Первый толчок был очень сильный. Потом позвонил знакомому геологу, говорю ему, что еще все трясет. А он говорит, успокойся, это тебя уже от страха трясет… Что делать? Лег на диван, свечку зажег и так всю ночь пролежал.

– У нас в магазине тоже печка развалилась, все переделали сами. Второй раз тряхнуло, она снова потрескалась. Нас же до сих пор трясет. Поэтому ванна с глиной всегда тут рядом с печкой стоит, – рассказала хозяйка сизимской пекарни Фекла Макеева. – А в остальном – все хорошо. Бог миловал.

– А у нас в Эржее знаете что говорят? Будто бы это вулкан пробуждается, горячие источники появились, – поделилась со мной учитель Эржейской начальной школы Анна Маношкина. – И это, судачат, только начало его «деятельности», что он теперь не успокоится, пока не пробьется со своей лавой на поверхность… Я на сердце слабая, поэтому, когда начинает трясти, у меня сердце трясется. Чувство страха никак не проходит. Побольше надо официальной информации об этом землетрясении, мы же пока только слухами да сообщениями «сарафанного радио» пользуемся. А от этого еще больше неопределенности и страха.

В итоге в общей сложности официально с жалобами и просьбами о помощи обратились всего 15 семей. В основном, это те, в чьих домах «печи уж совсем разошлись». Также обнаружены повреждения фундамента в здании администрации, клуба Эржея. В Сизимской школе после первого же толчка вылетели все стекла из наружных рам. Пакет документов направлен в МЧС.
ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ…
Если в зажатом отрогами Каа-Хема Сизиме почти нет свободной земли под строительство, то в Эржее она есть. Тут рядом со старенькими домиками, появившимися еще в позапрошлом веке, то и дело вырастают новые настоящие хоромы. Дом Сергея Кирилловича Рассадникова – почти коттедж. Просторная веранда, камин, туалет, душевая кабина…

– По специальности я архитектор, приехал сюда из Новокузнецка 18 лет назад и поставил здесь, на берегу, этот дом, – поделился он с нами. – До ухода не пенсию преподавал английский язык в Сизимской школе, теперь вот коротаю время за проектами новых домов. Вот сразу за моей усадьбой по моему проекту сейчас возводит дом мой лучший друг.

– Село растет, – подтверждает директор Эржейской начальной школы Ирина Юркова. – Больше стало молодых семей и деток прибавилось. Сами посудите: в поза¬прошлом году у нас было 20 учеников первых-четвертых классов, в прошлом – 24, а нынче – 27.

В школе – три учителя. Нынче пригласили молодого преподавателя английского языка из Кызыла.

– На досуге разработал проект турбазы, многим предлагал, но всерьез никто не заинтересовался, – поделился с нами Сергей Рассадников. – Посмотрите, сейчас эти так называемые турбазы вырастают то тут, то там, как грибы. Но строят так, как кому в голову взбредет. Это не на перспективу, потому что – убожество.

На эту тему мы тоже много говорили со старожилами.

– А че нам ихние турбазы? Они сами по себе, мы – сами, – как бы подытожил Федор Юрков. – Хотя, с другой стороны, оно и к лучшему. Если раньше какая авария с электричеством произойдет, не дождешься, когда свет опять дадут. А теперь любые неполадки быстро устраняют. Как не возрадуешься? Опять же, чем больше летом будет у нас отдыхающих, тем больше молочка, сметанки да творожку мы им продадим…

Да, от мира не уйти.


Александр Филатенко, газета "Тувинская правда", www.tuvpravda.ru
 
Категория: Староверы и мир | Просмотров: 568 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]