Главная » 2008 » Апрель » 8 » О ненужных страхах и коммерческой деятельности Церкви: комментарий автора сайта к статье С.Е.Деева
21:44
О ненужных страхах и коммерческой деятельности Церкви: комментарий автора сайта к статье С.Е.Деева

"Церквям возвращается собственность. Не останутся ли старообрядцы у разбитого корыта?" - под таким заголовком в последнем номере газеты "Старообрядецъ" опубликована статья Сергея Еремеевича Деева, президента Благотворительного фонда "Белая Криница". Прекрасный слог, много чувства, эрудиция... Могу представить себе реакцию читателя - возмущение, негодование, обида за свою Церковь... Но я юрист. И за убедительными, на первый взгляд, аргументами вижу слишком много натяжек и неточностей. И потому не смогла не прокомментировать статью.

Итак, автор статьи разбирает Федеральный закон № 212 "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в части уточнения условий и порядка приобретения прав на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности".
 
"Осталось менее двух лет!" - предупреждает он читателя, предсказывая скорое прекращение самой возможности получить в собственность Церкви землю. Но так ли это? Обратимся к истории вопроса...

В советские и перестроечные времена, когда собственником земли было государство, конкретные земельные участки предоставлялись предприятиям и организациям в постоянное (бессрочное) пользование. Затем времена изменились, изменилось и законодательство. В 2001 году вступил в силу новый Земельный кодекс. В нем случаи предоставления земли в постоянное (бессрочное) пользование были существенно ограничены: теперь передача земли на таких условиях стала возможной лишь государственным и муниципальным учреждениям, казенным предприятиям, а также органам государственной власти и органам местного самоуправления. Однако большая часть ранее предоставленных юридическим лицам земельных участков была передана именно на праве постоянного (бессрочного) пользования. Возникла необходимость привести земельные отношения в соответствии с законодательством. Законодатель предоставил землепользователям возможность на их выбор, переоформить ранее полученные земельные участки  в аренду либо приобрести их в собственность, установив для этого определенный срок.

Федеральным законом от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" землепользователям предлагалось переоформить право постоянного (бессрочного) пользования земельными участками или приобрести земельные участки в собственность до 1 января 2004 года.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 160-ФЗ "О внесении изменения в статью 3 Федерального закона "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" этот срок был продлен до 1 января 2006 года.

Федеральным законом от 27 декабря 2005 г. N 192-ФЗ "О внесении изменения в статью 3 Федерального закона "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" срок на переоформление земли вновь был продлен – уже до 1 января 2008 года.

Наконец, Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 212-ФЗ, на который и ссылается автор статьи, был установлен новый срок – теперь уже 1 января 2010 года.
 
Поручиться, что это последнее продление срока, сложно. И дело здесь не в российской безалаберности или бездеятельности – слишком сложно навести порядок в огромном земельном хозяйстве России. До сих пор множество земельных участков надлежащим образом не сформированы (то есть не проведены землеустроительные работы, не описаны границы земель и т.д.) И прежде чем передавать эти участки в собственность, аренду или безвозмездное срочное пользование, нынешние собственники земель должны сами надлежаще сформировать земельные участки и зарегистрировать на них права.

Поэтому для бурных эмоций нет оснований. Да, необходимо учитывать, что на сегодня срок переоформления земель ограничен 1 января 2010 года. Возможно (хотя и вряд ли), он уже не будет продлен. Но говорить о том, что после этой даты для нас все будет кончено – значит нагнетать ненужную напряженность. Смысл закона – в приведении земельных отношений в соответствие с Земельным кодексом. И только.

Непонятно, кстати, при чем тут РПЦ (МП), которая якобы лоббировала этот закон. На долю религиозных организаций (включая РПЦ (МП), мусульман и все прочие конфессии) приходится такая капля в «земельном море», что и говорить несерьезно. Закон был принят, прежде всего, для продления ранее установленных, но не выдержанных по объективным причинам сроков.

Кроме того, следует учитывать, что установленный законом срок касается не всех старообрядческих общин. Указанная статья актуальна лишь для тех общин, которые сумели оформить право постоянного (бессрочного) пользования землей, занятой храмами, до вступления в силу нового Земельного кодекса, т.е. до 2001 г. Думаю, таких общин не так много. Даже если в 90-х гг. общинам возвращали исторические храмы, вопрос о передаче земли, как правило, не рассматривался. Право на постоянное (бессрочное) пользование было оформлено, в основном, у общин, которые возводили в то время новые храмы.
 
Что же делать остальным общинам? Тем, которые даже не начинали оформление земли или вовсе не получили ее?  - Как минимум, не паниковать. Если здание храма принадлежит общине на праве собственности, то в соответствии с п.3 ст. 21 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", община вправе обратиться с заявлением о передаче земельного участка под храмом в собственность, причем, безвозмездно. Более того, это право не ограничено каким-либо сроком. Если же здание храма не принадлежит общине, а передано ей в пользование, то община, на основании той же самой статьи закона, вправе обратиться с ходатайством о передаче здания и земли под ним в собственность – также безвозмездно. Это право тоже не ограничено каким-либо сроком.

«Вы думаете, храмы, здания, сооружения Рогожи принадлежат старообрядцам? Они принадлежат городу Москве и переданы церковной общине лишь в "бессрочное пользование", - пишет С.Е.Деев.
 
Подумаем: всегда ли это плохо? Собственность – это не только счастье обладания. Это еще и огромная ответственность. Это обязанности, в том числе,  имущественные. Положим, от уплаты налога на имущество и землю религиозные организации сегодня освобождены. Хочется надеяться, что так будет и в дальнейшем. Но остается другое: коммунальные платежи (а отопление, свет, вода, газ нынче недешевы), ремонт (в том числе, капитальный) и т.д. Хорошо, если община велика численно, здание в отличном состоянии, у общины есть состоятельные попечители, а местные власти рады помочь всем, чем можно. Только такие радужные картины, боюсь, встречаются нечасто. А как быть, если здание храма не в лучшем состоянии, местные власти счастливы, что им удалось «спихнуть» его с баланса, община – это бабушки, живущие на одну пенсию, и попечителей нет? Всегда ли стоит требовать передачи храма и земли в собственность, или прежде все-таки стоит взвесить свои реальные силы? Тем более, что большинство старых храмов признано памятниками культуры и худо-бедно поддерживается властями, не желающими получать нагоняй от органов по охране памятников? Стоит ли просить о передаче храма в собственность, чтобы через несколько лет этот храм потребовали назад по той причине, что нерадивый собственник нарушает охранный договор и "разрушает культурное достояние"?

Не стоит рассматривать право собственности и как панацею от возможного изъятия, как гарантию постоянной принадлежности. Право, закон – вещь вторичная. Изменился политический строй – и вот уже свидетельство о праве собственности ничего не стоит.

Теперь о главном – о том, что и составляет пафос статьи С.Е.Деева…

Почти с восхищением автор описывает предпринимательскую деятельность РПЦ (МП), связанную с оформлением недвижимости и управлением ею. «Собственность, передаваемая РПЦ, очень велика: земля, здания и сооружения передаются 207 мужским и 226 женским монастырям, 12 665 приходам и 4696 воскресным школам. РПЦ получает сотни тысяч гектаров земли и становится одним из крупнейших собственников России. А что старообрядцы? До революции они владели более 10 тыс. храмов, зданиями и сооружениями, десятками тысяч гектаров земли. Одна только Рогожская слобода в Москве чего стоит или Громовское кладбище в Питере!» - пишет он.

Да, до революции старообрядцы владели множеством храмов, зданий, земель. Но эти храмы, земли были собственностью конкретных общин или монастырей и никогда не использовались для предпринимательской деятельности. Все эти объекты возводились на средства общин и попечителей, передавались попечителями в дар. Но использовались они для богослужебных нужд, для открытия школ, библиотек, богаделен. А прибыль староверы-предприниматели делали не в Церкви и не на Церкви.

Да, РПЦ (МП), наверное, станет одним из крупнейших собственников. И наверняка сумеет эффективно распорядиться своей собственностью. И будет получать прибыль, как получала в начале 90-х, используя право на льготный ввоз табака. Только какое отношение все ЭТО имеет к Церкви? Вам никогда не приходилось слышать циничное «ЗАО РПЦ» в адрес Московской Патриархии? Мне не хотелось бы услышать «ЗАО РПСЦ», сказанное в адрес моей Церкви.

«Да и в наше время те же старообрядцы в Латвии по законам о реституции (возврате) церковной собственности и имущества только в Риге получили десятки доходных домов и до сотни гектаров городской земли. Но у старообрядцев Белокриницкого согласия тишина. Такое ощущение, что собственность их не интересует!» - сетует С.Е.Деев.

Сразу надо заметить: у нас нет закона о реституции. Все принимавшиеся в 90-х гг. и позднее нормативные акты говорят лишь о возврате культовых зданий. О возврате иной собственности (земель, не занятых храмами, зданий, не используемых в культовых целях) речь никогда не шла. Такие объекты могут передаваться в составе комплекса, к примеру, монастырского. Но решения об этом принимаются в индивидуальном порядке. Поэтому рассчитывать, что религиозные организации получат все, чем когда-либо владели, и станут собственниками доходных домов и прочей коммерческой недвижимости, не приходится. Плохо это или хорошо? Не знаю. Но когда читаешь материалы о скандалах, которые на протяжении ряда лет раздирают, к примеру, Рижскую Гребенщиковскую старообрядческую общину (а главной причиной этих скандалов являются именно вопросы собственности), сокрушаться об отсутствии в России реституции как-то не хочется.

«Почему доход с гостиниц, предполагаемых в Рогожской слободе, бизнеса должны получать другие, не старообрядческая Церковь? Не Управляющая компания, например. Вы думаете, у нас не хватит сил и средств построить гостиничные комплексы без казино и ресторанов? Кто-то этот вопрос обсуждал?» - спрашивает С.Е.Деев.

Попытаюсь ответить. Впрочем, сам автор уже почти ответил на свой вопрос: «По документам здания и сооружения, входящие в состав историко-архитектурного ансамбля "Рогожская слобода", являются СОБСТВЕННОСТЬЮ ГОРОДА МОСКВЫ, находятся на балансе Московского комитета по культурному наследию г. Москвы (Москомнаследия) и ПЕРЕДАНЫ В ПОЛЬЗОВАНИЕ Русской Православной Старообрядческой Церкви на основании Постановлений правительства Москвы от 07.02.1995 г.№102ПП, от 13.10.1998 г.№800-ПП, от 25.04.2000 г. № 310-ПП (Охранные договоры с Москомнаследием на здания оформлены)», - пишет он.

Отсюда следуют два вывода. Во-первых, у нас нет закона, обязывающего муниципалитеты передавать недвижимость в собственность религиозных организаций, и потому собственник - город Москва - волен распоряжаться своей собственностью так, как считает нужным: захочет - передаст старообрядцам, не захочет - его право.

А во-вторых, п.3 ст. 21 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" предусматривает безвозмедную передачу в собственность религиозных организаций лишь культовых зданий и сооружений с относящимися к ним земельными участками и иного имущества религиозного назначения для использования в функциональных целях. И если о безвозмездной передаче в собственность рогожских храмов говорить можно, то безвозмездно передавать в собственность жилые и нежилые здания Рогожского поселка, которые не будут использоваться как храмы, муниципалитет не только не может,  но и не вправе.

Так прежде чем "создать Управляющую компанию в составе - Митрополия (40%), ООО "Белая Криница"(10%), банк ВТБ (50%) с филиалами во всех районах России, Украины, Молдовы", не стоит ли подумать: есть сегодня у Церкви средства для того, чтобы выкупить у города здания Рогожского поселка, а потом отреставрировать их? Отселить жителей? И является ли это первоочередной задачей Церкви?

И еще несколько слов об Управляющей компании. Автору комментария - начальнику юридического управления одного из банков - по долгу службы приходится анализировать и оценивать все проекты, в которых собирается участвовать банк. И я со всей ответственностью могу утверждать: ни один банк не будет участвовать в проекте, который не принесет прибыли. С.Е.Деев предлагает создать Управляющую компанию с участием Внешторгбанка. Простите, а на чем эта Управляющая компания "с филиалами во всех районах России, Украины, Молдовы" будет зарабатывать прибыль? В России храмы находятся в собственности общин. Не думаю, что помимо храмов наши общины имеют массу иной недвижимости. Так на чем же будут зарабатывать прибыль учредители Управляющей компании? Будут сдавать в аренду храмы? Небольшие хозяйственные постройки там, где они есть? За счет чего будут существовать филиалы Управляющей компании? 

Старообрядческие монастыри в те недолгие времена, когда им позволялось существовать, были образцовыми хозяйствами. Но я не знаю ни одного случая, чтобы городские или сельские старообрядческие общины занялись коммерческой деятельностью, или такой деятельностью занялась бы архиепископия, - даже в начале ХХ в., в эпоху относительной свободы и расцвета старообрядческого предпринимательства. На церковном имуществе никогда не зарабатывали барышей. Стоит ли теперь Митрополии и Церкви пускаться в бизнес?  

Обычным способом управления церковным имуществом, в том числе, церковной недвижимостью, было создание Попечительских советов. Закон позволяет создавать такие советы и сегодня. В отличие от управляющей компании - организации коммерческой, преследующей цель получения прибыли, попечительский совет - некоммерческая организация. Его цель - не получение прибыли, а поддержание в надлежащем состоянии либо восстановление и реставрация храма. Членами попечительского совета могут быть представители органов власти, предприятия, банки, отдельные бизнесмены, а также СМИ, научные и культурные учреждения, школы, вузы. Члены попечительского совета, в том числе и коммерческие организации, не ставят целью получение прибыли. Для них это - благотворительность. Кто-то поможет деньгами, кто-то - материалами или рабочей силой, кто-то опубликует в СМИ материал об истории храма и просьбу о помощи... Создание таких советов, наверное, принесло бы ощутимую пользу нашим общинам и вряд ли задело бы чувства верующих. 

"Для того чтобы собственность вернуть старообрядцам, необходимо подать в Росимущество заявление от Церкви и пакет документов (кадастровый план земель, экспертизу историко-культурной ценности объектов движимого и недвижимого имущества и др.). Срок рассмотрения заявки - не более двух месяцев. Но никто заявки не подает. Удивительно - почему?" - задает вопрос С.Е.Деев.

А ничего удивительного нет. Стандартная процедура оформления объекта недвижимости в собственность предполагает подготовку ряда документов. Это стоит денег, и немалых. Только за получение свидетельства о праве собственности на здание или земельный участок община (именно община, а не Церковь в целом, как пишет С.Е.Деев) должна уплать госпошлину в размере 7500 руб за один объект. Но это, так сказать, завершающий аккорд. А в начале этого пути - вызов техника, составление техпаспорта на здание (стоит от нескольких десятков тысяч до ста и более тысяч рублей),  составление кадастрового плана (предполагает плату как за сам план, так и за проведение геодезических и иных землеустроительных работ, минимум - десятки тысяч рублей). Откуда такие средства у среднестатистической общины, которая едва может наскрести денег на ремонт храма и уплату "коммуналки"? 

Хочу, чтобы меня правильно поняли. Я ни в коем случае не выступаю против передачи в собственность общин храмов и иного имущества. Наш сайт в свое время много рассказывал о драматичной судьбе самарского храма РПСЦ. Теперь он передан в собственность нашей общине и мы будем восстанавливать его. Передан в собственность общине и храм в Сызрани. Борется за сохранение переданной ей под строительство храма земли Тольяттинская община. Так что все эти проблемы знакомы нам не понаслышке.

И я прекрасно понимаю те общины, которые пытаются заработать хоть какие-то средства, сдавая в аренду имеющиеся у них здания и помещения - если это, конечно, не собственно храм. Заработать таким образом на тот же ремонт - дело совсем не зазорное. Но делать это может и должна сама община, как вариант - централизованная религиозная организация Русская Православная старообрядческая Церковь в отношении переданных именно ей объектов - и никакие управляющие компании им для этого не нужны. А вот зарабатывать на церковном имуществе в компании с коммерческими структурами - дело как-то не очень свойственное Церкви.

"Я считаю, что вопрос о выживании Церкви в XXI веке касается всех старообрядцев. Что мы оставим своим детям и внукам?" - не без пафоса спрашивает автор статьи.
 
Хочется надеяться, что детям и внукам современное старообрядчество оставит Веру. Именно это, а не движимое и недвижимое имущество, будет самым главным наследством.
 
Ирина Будкина,
Самара
Категория: Новости Самстара | Просмотров: 1362 | Добавил: samstar
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]