Главная » 2008 » Октябрь » 12 » Путевые заметки: Юргелишки
14:38
Путевые заметки: Юргелишки
Юргелишки - деревня в Швенчёнском районе Литвы, о которой мы не раз рассказывали на сайте. В середине 30-х гг. прошлого века здесь был построен деревянный староверческий храм в древнерусском стиле, включённый позднее в список культурного достояния Литвы. К сожалению, сейчас этот храм находится не в лучшем состоянии: купол колокольни накренился и есть риск его обрушения.
 
Староверческая община в Юргелишках невелика, в основном, это люди пожилого возраста. Государство пыталось помочь и даже выделило некую сумму, но средства были слишком невелики, и на ремонт храма их не хватило. Кое-что удалось подправить, но процесс разрушения продолжается. Именно об этом мы рассказывали на сайте, надеясь на то, что найдутся добровольные помощники и храм удастся спасти. Нашу информацию публиковали и другие СМИ, в частности, крупнейший информационный портал о религии в Балтии "Baznica.Info", но помочь храму, нам, похоже, не удалось. 
 
 
 
 
Конечно же, собираясь в Литву, я очень надеялась побывать в Юргелишках. И вот, возможность увидеть Юргелишский храм стала реальностью. На машине Елены Филиповны мы с Павлом Петровичем едем в эту деревню...   
 
Юргелишки -  приграничная территория, недалеко отсюда Белоруссия. Поэтому все мы едем с документами: пограничный контроль имеет право в любой момент проверить документы у всех, находящихся в этой зоне. По другую сторону границы немало староверческих деревень. Белорусские староверы тоже принадлежат Древлеправославной Поморской Церкви. Многие из них имеют родственников среди староверов, живущих в приграничных районах Литвы. Было бы здорово съездить туда, но нам в Белоруссию нельзя: моим спутникам нужна виза, а мне хоть и можно въехать в Белоруссию без нее, нельзя будет вернуться в Литву - литовская виза у меня однократная.
 
 
 
Еще немного  - и вдали показался такой знакомый по фотографиям  храм с покосившимся куполом
 
 
 
 
Въезжаем на улицу, ведущую к храму. Прежде, чем подъехать к нему, останавливаемся у дома прихожанки, которая хранит ключи от храма. Она рассказывает, что недавно бывший председатель общины и группа заезжих гастролёров попытались проникнуть в храм, но дверь просела и открыть её они не смогли. А когда попытались приложить усилия и ломом открыть дверь, раздался треск и купол стал валиться на незваных  гостей. От дальнейших попыток открыть храм пришлось отказаться.

 
 
 
 
 
Подъезжаем к храму, обходим вокруг... Да, состояние колокольни резко ухудшилось. Основание купола совершенно разрушено, крен усилился, при этом теперь накренился не только купол - центральная часть колокольни тоже сильно наклонена.  
 
 
На это больно смотреть, и все же, я рада, что успела застать храм в Юргелишках.  Боюсь, что сильные дожди, осенний ветер или первый снег окончательно разрушат колокольню... Как жаль, что нам так и не удалось хоть как-то помочь храму, который хоть и заочно, но уже успел стать дорог!
 
 
 
 
 
Пока я предаюсь грустным размышлениям, Павел Петрович осматривает храм. Дверь, действительно, просела, и её заклинило - она оказалась ниже уровня входа. А через окно колокольни видно, что обрушились также ведущая наверх лестница и срубы, на которые опиралась колокольня. Теперь, без опоры, дни колокольни, похоже, сочтены.  
 
 
 
 
 
В пасхальные дни нынешнего года Юргелишский храм посетили председатель ВС ДПЦ Литвы Г.А.Бояров, настоятель Утенского храма А.В.Лесников и настоятель Швенчёнского храма П.П.Корнишов. Осмотрев храм, они пропели "Христос воскресе", вызвав слезы умиления у местных бабушек-староверок. Эта Пасха стала последней службой - после этого храм закрылся. Похоже, навсегда... 
 
 
 
 
Рядом с храмом - дом бывшего наставника Юргелишской общины Иосифа Симеоновича Мажуто (1879-1984). Иосиф Симеонович - известный церковный деятель, в предвоенные годы - член Духовного Суда при ВСС в Польше, с 1944 года - член ВСС в Литовской ССР, знаток знаменного пения, начинавший головщиком в РГСО еще в конце XIX в. Он воспитал целое поколение певцов, головщиков, а также известных духовных наставников. С середины 30-х гг. прошлого века Иосиф Симеонович служил наставником в Юргелишках, именно его трудами построен Юргелишский Успенский храм.  
 
 
 

Срубовой дом неплохо сохранился, но внутри все уже начинает разрушаться. Жаль, что и эта частица памяти постепенно уходит...

 
 

Мы покидаем Юргелишки. На душе грустно, да и погода, кажется, окончательно портится: темнеет, словно поздним вечером, низкие тяжелые тучи заволокли всё небо, накрапывает мелкий дождь. Небо плачет о человеках, возлюбивших мир сей и суету земную, более небесного...

 
 
 
Елена Филиповна, желая поднять нам настроение, сворачивает с трассы и вскоре мы уже подъезжаем то ли к лесу, то ли к парку. Сто метров - и мы на высоком берегу, откуда открывается вид на озеро Кохановка. Озеро очень большое, края его не видно, а места вокруг потрясающе красивые. Само озеро напомнило мне нашу Волгу где-нибудь в верхнем течении, когда она еще не стала такой широкой и полноводной, как у нас в Самаре. А виды здесь очень похожи на левитановский Плёс. Вообще, Литва очень зеленая страна, пожалуй, самая зеленая из всех, которые пришлось видеть. Леса очень похожи на наши муромские или нижегородские. Наверное, недаром эти места облюбовали в древности предки сегодняшних староверов. Здесь многое напоминает Россию, и это, должно быть, как-то скрашивало переселенцам разлуку с Родиной.  
 
  
 
 
Едем дальше, на староверческое кладбище Швенчениса. Кладбище ухоженное, довольно большое. Первые захоронения здесь были сделаны еще в XVIII в., с той поры сохранились каменные надгробия, но прочесть на них надписи уже невозможно. Надгробия XIX - начала ХХ вв. сохранились лучше.
 
 
 
Могила Иллариона Исидоровича Макарова, духовного наставника Швенченской общины, и  матушки Клавдии. Надо заметить, что в Литве и Латвии наставников поморских общин называют батюшками, а их жен - матушками, хотя в России, по крайней мере в Поволжье, это не принято. Такое обращение к наставникам вовсе не означает, что поморцы Литвы и Латвии пытаются создать некую иерархию. Это совсем не так - свою поморскую идентичность здешние христиане осознают четко, как и то обстоятельство, что наставники общин - не священство. Такое обращение к наставникам - знак уважения и почтения. Ведь и духовный наставник, и исполняющий обязанности духовного наставника  не назначаются и не навязываются кем-то сверху, а избираются общиной из числа прихожан либо приглашаются из числа авторитетных христиан другого прихода. Избрав мирянина в наставники, остальные миряне признают его духовный авторитет, его знания, его праведное житие. Для прихожан наставник - батюшка, даже если он моложе прихожан. Порой, рассказывает Павел Петрович, пожилые люди могут обратиться к нему со словами: "Уважаемый сынок и батюшка!" Так что обращение "батюшка" - знак глубокого уважения к наставнику в делах веры, признание его авторитета в делах духовных, и потому нисколько не коробит. 
 
 
 
Отец Илларион Исидорович Макаров (слева) и матушка Клавдия Федоровна Макарова, Швенченис, 1979 г.
 
Отец Илларион Макаров служил в Швенчёнисе более двадцати лет. Он был приглашен сюда из Белоруссии, прожил долгую жизнь и здесь скончался. Матушка Клавдия пережила своего супруга и стала первой помощницей Павла Петровича: руководила клиросом, помогала на службе. Ее кончина в 2007 году стала для Швенчёнской общины огромной потерей. Вечная память!
 
Покидаем кладбище уже в сумерках. Нам нужно заехать еще в один дом. Подруга Елены Филипповны, староверка Вера Филипповна Койро, очень хотела принять меня у себя в доме, даже отказалась от поездки на семейное торжество.  И мы едем к ней, хотя я даже не представляю себе, какая удивительная встреча ждет меня впереди... 
 
Фото "Самарского староверия"   
 
 
 
Категория: Новости Самстара | Просмотров: 1775 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]