Главная » 2009 » Апрель » 8 » Б.Кнорре. Православие в России и 20-летнее испытание свободой: о подменах церковной жизни в откровенном разговоре... Ч.3
19:31
Б.Кнорре. Православие в России и 20-летнее испытание свободой: о подменах церковной жизни в откровенном разговоре... Ч.3
Евангельские и церковные ценности: когда возможен знак равенства?

Размышляя над причинами, объясняющими вышеперечисленные подмены в жизни Церкви, игумен Петр приходит к весьма смелому и нетривиальному выводу. Он обращает внимание на конфликт между евангельскими и церковными ценностями, развивая отчасти некоторые взгляды, намеченные прот. Александром Шмеманом. Оговариваясь, что "такое противопоставление необычно, рискованно и даже, в известной мере, соблазнительно", священник считает, что "при некоторой провокативности оно многое объясняет"[30]. Поскольку это противопоставление достаточно необычно, не осмеливаясь как-либо его интерпретировать, мы предоставим лишь слово отцу Петру:

"Под евангельскими ценностями я понимаю следующее. Есть Ценность, которой оживляется и одухотворяется любое земное существование. Это - единственная Ценность, способная изменить жизнь человека, дать ей смысл и удовлетворение. Мало того, это вообще единственная Ценность в мире. Это Бог, воплотившийся ради нашего спасения. Всё, что вне Христа, вообще не может называться ценностью. На земле ценно то, и только то, что непосредственно или опосредованно восходит ко Христу Спасителю. Всё на свете поверяется этою Ценностью; ею и ради неё живёт мир. Приобщаемся мы Христу на путях евангельской жизни, исполняя святые Его заповеди - в том числе заповедь о крещении, покаянии, причащении Его Тела и Крови. Реализация этих заповедей, вместе с опытом нравственной евангельской жизни и правым догматическим учением, составляет суть Церкви. Евангельские ценности не могут не привлекать людей. Облик Христа, Его дела, Его слова неотразимо действуют на человеческую душу, а люди и общественные и культурные явления, через которые выявляется Христос, не могут не покорять сердца.

А есть ценности церковные. Церковь - явление двусоставное, одновременно небесное и земное. Своей внешней "половиной" она живёт в данном историческом, культурном, общественном и проч. контексте, и так или иначе этим контекстом определяется. Из этого контекста вытекают и некоторые важные для Церкви вещи - то, что я называю "церковными ценностями": это ценности идеологии, самоидентификации, авторитета, корпорации, внешнего положения, благолепия, обеспеченности и т.п. (выделено мною – Б.К.) Они имеют полное право на существование, но только под необходимым и непременным условием - что через них в той или иной конкретной социальной ситуации реализуются ценности евангельские. Совершенно очевидно, что евангельские ценности первичны, ибо они суть Дух и жизнь (Ин. 6, 63), а церковные вторичны; ценность в них наличествует только тогда, когда через них выявляется евангельское содержание. Малейшее забвение этого, выставление церковности самой по себе на первое место, на место не слуги Евангелия Христова, а чего-то самостоятельно ценного, приводит к тому, что из внешних церковных ценностей уходит дух и жизнь; а так как происходят эти ценности из взаимодействия с падшим миром, то, не будучи постоянно поддерживаемы и контролируемы Евангелием, они проникаются чуждыми ему стихиями и начинают служить не Христу, а себе, и в итоге - миру сему и его князю (Ин. 14, 30). Церковные ценности сами по себе если и могут на первых порах привлечь, то не могут удержать, напитать и поддержать, потому что, неодушевляемые Евангелием, они оказываются для души столь же утомительными, как и любое явление падшей земной действительности".

Отец Петр также иллюстрирует эти теоретические определения конкретными примерами, показывая как те или иные понятия меняются в зависимости от того, в евангельском или внешнецерковном контексте они стоят. "Возьмём пост. С позиции евангельских ценностей человек заботится больше не о том, что входит в уста, но о том, что из них, из сердца исходит (Мф. 15, 17-20). С позиции ценностей внешнецерковных - человек придирчиво изучает этикетку на печенье, чтобы случайно не оскоромиться сухим молоком или яичным порошком в муке, из которой оно выпечено. Смирение. С точки зрения Евангелия - это, по словам прот. Александра Шмемана, "царская и царственная добродетель, ибо подлинное смирение - именно от мудрости, от знания, от прикосновения к "жизни переизбыточествующей"" (Дневники, стр. 496). В "церковном стиле - пришибленность плюс ханжество" (там же), слепое подчинение, запрещение себе (и другим) нравственной адекватной оценки происходящего. Для Евангелия на первом месте душевная польза человека (Мк. 8, 36-37); для внешней церковности административная (а то и коммерческая) целесообразность может откровенно попирать эту пользу. В рамках евангельских ценностей невозможны жестокость, превозношение, чёрствость, снобизм (то есть: если они наличествуют - для всех совершенно очевидно, что их носитель от Евангелия весьма далёк); в рамках церковности эти качества могут цвести пышным цветом (и никому не придёт в голову считать их обладателя вне Церкви). Евангелие требует от человека правды, свободы, равного отношения ко всем, уважения к личности, нестяжательности; церковность нередко демонстрирует urbi et orbi клерикализм, неуважение к людям, агрессивность, обскурантизм, недоверие к свободе, неприятие правды, сребролюбие. Для Евангелия ненависть к человеку в любом виде - тяжкий и безусловный грех; церковность вполне может призывать гнушаться врагами Божьими и ненавидеть врагов отечества. Евангелие вносит во все социальные отношения рассудительное благородство неотмирности; приверженцы церковных ценностей позволяют себе навязываться всюду, выходя при этом за рамки компетенции Церкви и нередко выставляя её в неловком виде. Внешней церковности необходимо количество (поэтому у нас 80% населения - "православные"); Евангелие знает, что оно - всегда малое стадо (Лк. 12, 32), и не гоняется за количеством, но больше обращает внимание на качество, и смотрит на суть, а не на название. И так далее, список каждый может продолжить самостоятельно"[31].

Понимая, что такая позиция может быть неправильно истолкована как ущемление Предания Церкви, отец Петр подчеркивает, что отнюдь не предлагает отказываться от церковных традиций, отмечая, что "под критикуемой выше "церковностью" подразумевается, конечно, не сама Христова Православная Церковь, а то, что мы, православные христиане, из неё подчас делаем". "Речь не идёт об ущемлении Предания или отказе от Отцов, а лишь о правильной расстановке акцентов, об иерархии христианских ценностей". "Церковная традиция, - по словам священник, - органическая часть именно евангельской жизни, она не может существовать сама по себе. Если правильно проповедовать Евангелие, да вдобавок осуществлять его и в жизни, то оно естественно поведёт за собою церковность, наполнит её смыслом, раскроет для человека все богатства Православия. Отцы и традиция не противоречат Евангелию, а являют его. А если наша православная действительность Евангелия пугается, отодвигает его на второй план - значит, это не настоящее Православие, а подмена, имеющая, между прочим, и к Отцам, и к подлинной духовной традиции малое отношение"[32].

По мнению отца Петра проповедь упомянутых церковных ценностей даже могла быть оправдана раньше, так как в рамках старых традиций (семейных, общественно-нравственных и др.) Евангелие было так или иначе укоренено и усваивалось органично. Но сегодня в контексте утраты этих традиций "как раз необходимо строить воцерковление именно на основе ценностей евангельских"[33].

Предсказуемые обвинения

Разумеется, подобная смелая и честная позиция, которую занимает отец Петр, откровенный разговор о проблемах в Церкви не может не вызывать нападок со стороны тех, к кому обращена критика, а то и прямые доносы руководству с призывом "принять меры" против "игумена-обличителя". Автору этих строк приходилось слышать самые нелепые и чудовищные обвинения в адрес честного миссионера, и даже заявления о том, что "Мещеринов – сегодня самая большая опасность для Церкви", и о том, что надо консолидировать усилия православной общественности для борьбы с ним.

Отцу Петру инкриминируется "отход от Отцов", уклонение в протестантизм, попытка "подрыва" церковной традиции и даже финансовая зависимость от "вражеских западных спонсоров", на деньги которых он якобы готовит "оранжевую революцию" в Русской церкви" или, по меньшей мере "Второй Ватиканский Собор". Православный журнал "Благодатный огонь" даже посветил почти целый выпуск отцу Петру (Мещеринову), в котором авторы, объявляя отца Петра "врагом" Церкви, "не нашим", доказывают, что он якобы живет в ожидании либерально-протестантской реформации в православии. Авторы не брезгуют откровенной ложью. Например, автор одной статьи утверждает, что игумен Петр, вопреки всей практике Русской церкви, единолично перешел на новый календарный стиль и ведет службы у себя на приходе в Долматово по Григорианскому календарю[34]. На самом деле это не более, чем клевета. Информационное агентство "Русская линия" также публикует ругательные передовицы, приписывая игумену всевозможные козни против России и православия. В силу абсурдности этих заявлений нет никакого желания их воспроизводить и как-либо обсуждать.

Однако причины нападок на отца Петра оказались не только идеологическими. Критика в его адрес в церковно-патриотической прессе началась после того, как игумен поддержал программу "12 шагов", по которой сегодня работают группы взаимопомощи сообщества Анонимных алкоголиков (АА) при Даниловом монастыре. Суть методики "12 шагов" в том, что группы больных пытаются посредством бесед и совместных молитв избавиться от своей зависимости. Принадлежность больного к Православной Церкви не является обязательной.

Эта всемирно известная программа в силу своей действенности составила конкуренцию реабилитационным программам Московского Душепопечительского центра по реабилитации наркоманов, которым руководит иеромонах Анатолий (Берестов). После этого апологеты методов отца Анатолия охарактеризовали программы АА "лестницей к дьяволу", дискредитирующей Церковь, заявив, что православный человек не должен при лечении использовать недогматических молитв. Аргументы критики программы АА были распространены и на взгляды отца Петра.  По мнению о.Петра, неприятие этой программы связано, в первую очередь, с ее американским происхождением, а это само по себе уже настораживает церковный народ[35].

Заметим от себя, что отец Петр отнюдь не является апологетом секулярного гуманизма, который ему стараются приписать сторонники идеологических схем. Отец Петр не отрицает, что "в современном западном мире превалируют антихристианские тенденции", но предлагает "отличать от них европейскую культуру и западные общественные традиции взаимного уважения, христианские в своей основе". По мнению отца Петра проигрышна позиция, в которой "путают христианские ценности свободы, человеколюбия, независимости и трезвости мысли с секулярным гуманизмом, клеймя все общим расплывчатым термином "либерализм" или "иностранщина". Игумен в качестве наглядного примера такой идеологизированности приводит случай, когда главному редактору одной православной радиостанции не разрешили поставить в эфир "Реквием" Моцарта, под предлогом того, что "нам не нужно "иностранное"…".

По словам отца Петра, сегодня наряду с изучением отечественной церковной и светской культуры, как раз необходимо изучать подлинную европейскую культуру, так как ее в не меньшей мере, чем нашу сегодня попирает глобализация. Вопреки возможному поверхностному взгляду заметим, что отец Петр отнюдь не сочувствует глобализации. Он подчеркивает, что одной из существенных и, несомненно, отрицательных характеристик глобализации является отказ от христианских религиозных и культурных корней.  Более того, миссионер считает, что  "христиане, в их противлении глобализации, должны не "экуменически", а культурно объединиться перед лицом дехристианизирующегося мира.... Противостоять глобализации можно только культурно-религиозно. Мало того, и существовать-то в ее условиях "не стадно", достойно, по-человечески можно лишь привив себе "культурное противоядие", каковым западноевропейская классическая христианская культура несомненно является.

В заключение добавим, что, что позиция отца Петра непривычна для многих, потому что ставит под сомнение сложившуюся в православии мировоззренческую схему, подходящую именно для пассивного миссионерства, предпочитающего в диалоге с обществом не выходить за рамки "церковной ограды". Такая схема устраивает церковную субкультуру, так как удобнее иметь дело с человеком "без индивидуального лица", не утруждающим себя личной ответственностью и довольствующимся в своих поступках волей внешнего авторитета. Именно в такую мертвую схему, по мысли отца Петра, сегодня превращают мысли Святых Отцов. Заметим, что отец Петр отнюдь не против святых отцов, свои мысли священник-мыслитель излагает как раз с постоянными ссылками на святых отцов. Он лишь констатирует, что из Святых Отцов сегодня делают "святоотеческую идеологию". А "всякая идеология представляет собою авторитарную теоретическую схему, под которую подгоняется живая жизнь". Именно об опасности омертвления и потери жизни в результате подмен в церковном сознании предостерегает сегодня священник, подчеркивая, что жизнь во Христе невозможна без личной ответственности человека за свои поступки и постоянной поверкой их совестью.

Отметим в завершении нашего очерка, что далеко не все желают участвовать в травле необычного игумена. Есть немало священников, сочувствующих и разделяющих его взгляды, готовых поддержать его активную миссионерскую позицию не только со стороны светских публицистов, но и со стороны уважаемых священнослужителей. Частыми гостями церковно-общественных встреч, организуемых отцом Петром, являются многие священнослужители храмов Москвы и Подмосковья. Статьи отца Петра публикуются в церковной прессе, в частности, в "Церковном вестнике", главным редактором которого является Сергей Чапнин. При этом в видении путей дальнейшего миссионерства РПЦ с отцом Петром нередко сходятся даже идейные вдохновители церковно-патриотических организаций, например, таких как Союз православных граждан и Византийский клуб "Катехон". 

Об авторе:

Борис Кнорре – доцент Государственного университета – Высшей школы экономики, участник проекта Кестонского института по подготовке Энциклопедии "Современная религиозная жизни России", сотрудник Синодального Отдела религиозного образования и катехизации РПЦ. 


[1] См.: Волков А.А. Мы должны трудиться творчески // Православие и мир - http://www.pravmir.ru/article_1815.html  и  ответную полемику на нее в студенческой православной газете "Татьянин День" - http://www.taday.ru/opyt/page3.html

[2] Петр (Мещеринов). Мучение любви или… (Размышления над книгой архимандрита Лазаря (Абашидзе) "Мучение любви")  // Киевская Русь  - http://kiev-orthodox.org/site/churchlife/1262/

[3] Петр (Мещеринов). Мучение любви или… // Киевская Русь  - http://kiev-orthodox.org/site/churchlife/1262/

[4] Там же

[5] Там же

[6] Там же

[7] Петр (Мещеринов). О духовничестве // Альфа и Омега, №44.

[8] Зайцева Ю.  Конференция о проблемах семьи состоялась в рамках XI Рождественских чтений  // Благовест-ИНФО. 05.02.2008 - http://blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=4&id=18574

[9] Козлов М. Несколько мыслей о так называемом младостарчестве // Киевская Русь - http://www.kiev-orthodox.org/site/spiritual/1646/

[10]  Петр (Мещеринов). Духовничество: ошибочное восприятие //  http://www.kiev-orthodox.org/site/spiritual/892/

[11] Петр (Мещеринов). Проблемы воцерковления // Сайт Патриаршего центра духовного развития молодежи - http://www.cdrm.ru/project/29-11-07/ig-petr.htm

[12] Петр (Мещеринов). Духовничество: ошибочное восприятие //  http://www.kiev-orthodox.org/site/spiritual/892/

[13] Петр (Мещеринов). Проблемы воцерковления…

[14] О повседневном миссионерстве //  Киевская Русь -  http://www.kiev-orthodox.org/site/churchlife/902/

[15] Петр (Мещеринов). Проблемы воцерковления…

[16] Петр (Мещеринов). Мучение любви или… (Размышления над книгой архимандрита Лазаря (Абашидзе) "Мучение любви")  // Киевская Русь  - http://kiev-orthodox.org/site/churchlife/1262/

[17] Лазарь (Абашидзе). Мучение любви. Саратов, 2005. С. 37.

[18] Белановский Ю.С. Возрождение семьи - общецерковная задача. Размышления о наших ресурсах – из доклада на "XV Международных Рождественских образовательных чтениях". 2007 год.  (От себя добавлю, что мне не разрешили опубликовать этот доклад на официальном церковном сайте, к которому я имею самое непосредственное отношение).

[19] Белановский Ю.С. Возрождение семьи - общецерковная задача…

[20] Петр (Мещеринов). Семья в современной Церкви // Церковный вестник. № 9 (358) май 2007.

[21] Петр (Мещеринов). Проблемы воцерковления // Сайт Патриаршего центра духовного развития молодежи - http://www.cdrm.ru/project/29-11-07/ig-petr.htm

[22] Петр (Мещеринов). Владимир Соловьев и национальный вопрос // http://www.rusk.ru/st.php?idar=12431

[23] Там же.

[24] Там же.

[25] Петр (Мещеринов). Размышления о преподавании ОПК // Церковный вестник. 21 (394). Ноябрь, 2008.

[26] Там же.

[27] Петр (Мещеринов). Размышления о патриотизме // Церковный вестник - № 12 (313). Июнь 2005.

[28] Там же.

[29] Там же.

[30] Петр (Мещеринов). Проблемы воцерковления...

[31] Там же.

[32] Там же.

[33] Там же.

[34] Каверин Н. Сетевые беседы с народом игумена Петра (Мещеринова) // Благодатный огонь. №17. 2007. С. 49.

[35] Причина неприятия программы "12 шагов" лежит в области языка современной миссии, считает игумен Петр (Мещеринов) // Благовест-инфо - http://www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=3&id=23765

Источник: "РУССКОЕ РЕВЬЮ КЕСТОНСКОГО ИНСТИТУТА", апрель 2009 г.

 

Категория: Новости Самстара | Просмотров: 1347 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]