Главная » 2009 » Май » 11 » Синельникова В. «Святой остров» - книга стихов Владимира Загороднего
09:10
Синельникова В. «Святой остров» - книга стихов Владимира Загороднего
«Святой остров» - так называется книга поэта-старообрядца Владимира Загороднего (1960-2007), недавно вышедшая в Санкт-Петербурге, где он жил, молился в Покровском храме и был близок многим нашим прихожанам.

Слово «книга» здесь не случайно. Безликое название «сборник» подразумевает разные стихи, собранные, как правило, в хронологическом порядке. Книга всегда претендует на большее: она заключает в себе высокую, основную мысль; являясь кладезем вечного и мудрого, она способна питать душу и пробуждать лучшее в человеке. И с этих позиций «Святой остров», безусловно, заслуживает названия книги, автору которой есть о чем поведать.

Владимир Александрович Загородний так пишет о себе: «родился в Медвежьегорске (самый север Онежского озера). Раннее детство пришлось на 60-е, когда не казалось смешным маленькое счастье в маленьком домике с двумя-тремя кустами. Люди были доброжелательны, не начались ещё изменения климата. Помню настоящую русскую зиму с большими снегами и морозами, дремучие леса за Габсельгой, пыльные грунтовые дороги с крутыми горками и «перекатными» мостиками, неизменные с прадедовских времён, с диковинными деревьями в определённых местах, где, казалось, мог сидеть соловей-разбойник... Даже сами облака и небо были другими, былинными» - сквозь несколько автобиографических строчек проглядывает искренняя душа автора, его глубокая любовь к родной земле.

«Я север люблю за хмурость и тучи,
За то, что суровый, за то, что могучий,
За тонкие ивы у тихой воды
И свет той далёкой Полярной звезды.

Люблю я его за ковры из ромашек
И синь васильковых махровых рубашек,
За красное солнце у самой земли,
А ночью - за месяц в небесной дали

Я север люблю за гроздья рябины,
Черёмухи белой родные картины,
За белые ночи, просторы морей
И спящие тени больших кораблей.

За сопки в тумане, за пение птиц...
Люблю я всё это, не зная границ».

Поэт не искал известности – печатался мало, сторонился шумного успеха и расхожей популярности. Но внутреннее ощущение собственного поэтического дара, как огромной ответственности перед Богом и родиной, таланта, данного не для праздного украшения, но для отражения правды Божией и народной мудрости наполняет глубоким смыслом его стихи. Немногим людям дается такой ясный, незамутненный взор, способный проникать в самую суть явлений, пронзать время и воскрешать образы прошлого, лики древней, былинной Руси.

«...И ангел, тихо засиявший,
В ответ спасительной мольбе...
.....................................................
Мой слух, ему счастливо внявший,
Ввиду покорности Судьбе...
......................................................
А он - приносит меч хрустальный
Для чудо-битв и чудо-сеч,
И излучает свет венчальный
Убор его крылатых плеч...
.........................................................
Я принимаю как святыню,
Его в душе благодарю,
Восторгом сердце моё стынет,
В клинке хрустальном я зорю
И свет любви, и блеск алмазов,
И песни странников-калек,
И силу русских древних сказок,
И казней розоватый снег...
.......................................................
Всё вижу, обведя глазами
Мне поднесённый непростой,
Не для земной - небесной брани
Тот меч волшебный и святой».

Поистине, такое понимание поэтического таланта можно приравнять к несению человеком своего креста, данного свыше:

«Поэт подонком не бывает.
Он перед Богом сердцем чист,
И силы Ада разрушает
Любой исписанный им лист».

Удивительно чистый поэтический слог, неповторимое своеобразие и простота, почти утраченная ныне мягкая, но ёмкая и выразительная красота русского языка. Каждая строчка пронизана особым теплом, самые привычные и обыденные вещи становятся штрихами, деталями, из которых складывается ясная картина русского быта, широкой народной души:

«Охотничья избушечка,
Таежное зимовье.
Висит запас засушенный
Над самым изголовьем.

Коробка берестяная
Корявых сухарей,
Тряпица полинялая,
Чай, соль и спички в ней.

… Была и дверь не заперта –
Входи, усталый гость,
Садись за стол без скатерти
На лавку-словно-кость.

Дрова в печи уложены,
Лишь спичку поднеси,
Глядишь, попросишь Боженьку,
Чтоб нам грехи простил»

Для человека, в сознании которого так ясно запечатлелась Святая Русь, современное состояния России: влияние западной культуры, безвкусица, падение нравов – настоящая трагедия. Без лишней драматизации, со спокойной, но слегка горьковатой иронией проницательный взгляд поэта останавливается на этой проблеме. Это - взгляд человека, хорошо понимающего истинную цену каждой вещи:

«Мне говорят: в Европе чисто,
Шампунем моют тротуар...
Оттуда нам, как «трубочистам»,
Привозят видеотовар.

Не только детям, даже взрослым
Такие фильмы посмотреть -
Душа покроется коростой,
Шампунь не сможет одолеть».


Юрию Судакову:

«Черкнув крылом по глади водной,
В Россию чайка поплыла,
Я, бледный гость Европы модной,
Гляжу на след её крыла.

Душа Европой залоснилась.
Гляжу - и трудно различать,
И даже то, что сердцу снилось,
Прикрыла сытости печать.

Черкнув крылом по глади водной,
В Россию чайка поплыла,
И я среди толпы свободной
Гляжу на след её крыла....

Что в горле? Горечь или слёзы?
Души коснулся Благовест...
Качнулись русские берёзы,
И образ Родины воскрес...

О, эти русские берёзы!!
Сквозь стыд и боль последних сил
В чужом краю, в цветущих розах
Мне дали знать, кто сердцу мил.

Из сумасбродной каши мира,
Из метафизики вещей
Лечу душой к берёзам сирым
Под капли слёз с живых ветвей.

Кто понял, сколь они живые,
Святую Русь не укорит
За кошельки порой пустые,
За шёпот истовых молитв.

Я на всеобщую потеху
В душе отвечу холодком,
Когда терзают грязным смехом
Поникший тихий Русский Дом».

Наверное, говорить об исторических и социальных явлениях – обязанность поэта, писать же лирику – потребность его души. Образ любимой женщины, тонко подмеченные грани самых разных оттенков человеческих чувств и переживаний… Лирические произведения в книге Владимира Загороднего составляют целый раздел под названием «Стансы» и песнопения».

«Что за сон
мне подарен судьбою.
Пусть я жил,
спотыкаясь, спеша,
Но любовью
печальной, не скрою,
Вдруг согрелась
так сладко душа.


Знаю я,
миновать не удастся
Всех вопросов:
зачем, почему...
Может, лучше со снами расстаться,
Быть потерянным,
но наяву?»



Небольшой, но интересный цикл стихотворений, посвящен Петербургу:

«Город в тумане, взмахнувший мостами,
Что ты за птица, куда ты летишь?
К счастью, живущему за облаками,
Или в лесную заветную тишь?

Что ты увидел, когда отразилась
В сонной воде предрассветная тень,
Всех твоих линий немая строптивость,
Может быть, вспомнил российскую лень?

Сень окрылённых душою селений,
Канувших в Лету по воле царя,
Горы костей под камнями строений
И шевельнулось: «А может быть, зря?»

Что-то спугнуло тебя, будто птицу,
Может быть, понял людскую беду:
Жизнь, не щадящая,
бешено мчится,
Души в горнило несёт, как руду».


Еще один раздел книги – «Берег молчания» объединяет в себе философские размышления поэта о жизни и смерти, о любви, о мудрости, о вечных категориях взаимоотношений человека с Богом и человека с человеком, отражение жизни во времени. Высокий полет человеческого духа в добродетели и творчестве – и отрава различных пороков души точно и ясно нарисованы словесной кистью автора.

«...и землю град побил, и огнь сокрушил
Дух праздности, внушавший людям небыль,
Земля лежит тиха, светло и ясно небо,
И недоступно для земной души».



Рим

Там дети гадки и глазасты,
К доносу - низменно быстры,
Там по желанью тайной касты
Святых возводят на костры.

И переулочки мощённые
Пьянеют, словно от вина:
Ведут! Ведут на казнь крещённого!
Вокруг танцует сатана.

На лицах - торжество возмездия:
Посмел он правду говорить!!
Улыбки старцев - тоньше лезвия:
Они, как змеи, учат жить

Хоть тихо слышится шипение,
Оно умеет отравить
И чувств восторг, и к правде рвение
И душу
чистую
смутить.

Автору «Святого острова» Господь отвел немного времени на этой земле. Трудно сказать, насколько ясно была открыта поэту его собственная судьба, но в стихах его сочетаются противоположные, казалось бы, понятия: неисчерпаемое жизнелюбие, реалистичность, наполненные в то же время предчувствием небесного. Время болезни, земных, очищающих страданий приподнимает для него – а значит, посредством стихов, и для нас - завесу между земным и небесным:

Кто не хлебнул из тьмы забвенья,
Кто не дал душу оскопить,
Кому отчаянье терпенья
До капли удалось испить -
Тому не страшен хлад могилы,
Тому открыты чудеса:
Душа постигла небеса,
Пока судьба её томила.

Книга «Святой остров» составлена близким другом Владимира Загороднего поэтом Юрием Судаковым, с предисловием составителя и замечательными иллюстрациями художника С. Галуновой. В оформлении обложки использован портрет автора работы художника Ольги Савостьяновой, а также картина Владимира Загороднего «Нездешние цветы». Книгу «Святой остров» можно рекомендовать самому широкому кругу читателей, в особенности тем, кто любит и ценит истинную поэзию, не предающую вечных ценностей; родителям и педагогам, стремящимся воспитать в молодом поколении понимание настоящего, жизненного, веру в Бога и любовь к своему Отечеству.

Книга издана попечением братьев поэта, Василия и Александра Загородних. В Лиговской общине Санкт-Петербурга это издание распространяется безвозмездно - как память об усопшем и призыв помолиться об упокоении души раба Божия Владимира.


В. Синельникова
 
Категория: Новые издания | Просмотров: 1153 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]