Главная » 2009 » Май » 14 » Взгляд со стороны: Н.Ежов. Первый Поморский Собор (1909 г.)
05:00
Взгляд со стороны: Н.Ежов. Первый Поморский Собор (1909 г.)
Сегодня в рубрике "Взгляд со стороны" - необычный материал. Как правило, в этой рубрике наш сайт публикует статьи современных СМИ, посвященные старообрядцам. Но сегодня здесь - материал из прошлого столетия,  взгляд на староверов такой, каким он был сто лет назад.
 
Мы публикуем статью корреспондента Санкт-Петербургской газеты "Новое время" Николая Ежова, который присутствовал на открытии и всех заседаниях I Всероссийского Собора христиан-поморцев, приемлющих брак, проходившем в Москве 1(14) - 10 (23) мая 1909 года.
 
Далеко не со всеми утверждениями Н.Ежова можно согласиться: староверие для него - раскол, он неверно понимает вероучение христиан-поморцев и т.д. Но при этом журналист пытался объективно описать увиденное, и в этом смысле его заметки с Собора чрезвычайно ценны. Сегодня, в день 100-летия со дня открытия I Всероссийского Собора, благодаря статьям Н.Ежова, мы можем перенестить в Москву 1909 года, ощутить атмосферу тех дней и побывать на заседаниях Собора.
 
Несколько слов об авторе. Николай Михайлович Ежов - беллетрист и журналист. Родился в 1862 году, образование получил в московском Строгановском училище. Его рассказы и статьи публиковались в "Северном Вестнике", "Новом Времени", "Историческом Вестнике" и других изданиях. Отдельно вышли сборники его рассказов: "Облики" (Санкт-Петербург, 1893) и "Живые цветы" (Москва, 1899).
 
 
Н.Ежов
 
Первый Поморский Собор  
 
Москва, 1 мая
 
Сегодня в храме второй   московской  общины старообрядцев поморскаго брачнаго согласия от­крылся первый Bcepoccийский собор поморцев, собравшихся в Москву  со всех уголков Европей­ской  и Азиатской России.

 

Поморское согласие составляет наиболее древ­нюю систему безпоповшины. Первые поморцы, за­брошенные в безлюдные края, по берегу моря, в глуши, не имели свяшенников и требы совершали сами. Отсюда и пошла в ход мысль о ненужности священства, укоренившаяся в догмат (здесь автор неверно излагает воззрения христиан-поморцев - "Самарское староверие").

 

Раньше в Москве оплотом поморян-старообрядцев была знаменитая Покровская часовня (т.н.Монинская - "Самарское староверие"). Там в тридцатых годах ввели брачное венчание и тем самым отделились от других сочленов, не приемлющих брака.

 

В поморском храме во имя Покрова Пресвя­той Богородицы, находящемся в Токмаковом пер., я застал полную церковь собравшихся поморян. Bсе эти люди разных званий и состояний, от бо­гача-купца до безденежнаго простолюдина, были одеты в черныя полукафтанья. Среди благообразных и даже упитанных москвичей разместились провинциальные аскеты и фанатики со сверкающими глазами на коричневых ликах, древние старцы, со­ставляющее украшение общины, духовные отцы, на­четчики и уполномоченные разных отдаленных поморских общин и обшеств.

 

Шел оживленный обмен мнений, как слу­жить молебствие: «хомовое» ли пение допустить или «наречное». Остановились на последнем. Но тут же образовались два хора: на правом клиросе пели «на речь», на левом – «на он». Мне более характерным показалось второе, наонное; в нем чувствовалась старина и не было налета вымученности. Оба хора  пели  знакомую, но переиначенную  в таком виде песнь:   «Христос воскресе из мертвых, смертию на смерть наступи и  гробным живот дарова» (переиначена она как раз в господствующей церкви, у староверов сохранен изначальный древний ее вариант - "Самарское староверие").

 

Молебствие было очень продолжительно и благолепно. Старообрядцы yмеют молиться и здесь мо­лились истово, вдохновенно, почти с детским восторгом. Служил настоятель храма, благооб­разный старичок с задушевным голосом. Он и левый хор с напевом «на он» положительно заставляли переноситься в глубь старины, воображать раскольничьи скиты среди лесов, где так же лилось заунывное пение и слышались про­никновенные голоса...

 

По окончании богослужения был избран председателем собора известный пензенский начетчик Л.Ф.Пичугин, осанистый мужчина с большой бородой. Он говорит ясно, плавно, громко и очень выразительно. Его речь перед  открытием  занятий собора сделала бы честь любому оратору. Он приглашал всех собравшихся ве­сти дело объединения путем мира и братской любви, рекомендовал не презирать грешных, а спасать их по завету Христа. И кроме того, при­глашая всех высказываться по   разным  вопросам, председатель заметил, что если кто имеет желание говорить, пусть также имеет основанием Священное Писание; те же, у которых нет такого фундамента, сделают благолепие, запечатлев уста, дабы ненужной речью не впасть во грех.

 

Говорили затем приветствия собору и другие деятели как московские, так и провинциальные, Петербургский представитель общины С.И.Волков предлагал делать постановления осторожно и только те считать ненарушимым правилом, которые принимаются единогласно; если же, что-либо вызывает разногласие, то перенести спорные вопросы во второй всероссийский собор. Это предложение было принято всеми сочувственно.

 

Все ораторы, приветствуя собор со свободным открытием,  поясняли, что этой свободой долго угнетаемые старообрядцы обязаны Государю Императору, за здравие Котораго и просили молить Бога   всех  присутствовавших.

 

В программе занятий перваго поморскаго собора стоит целый ряд любопытнейших вопросов. Докладов очень много: о существе церкви Христовой и ея таинствах, о настоятелях и духовных отцах, о таинстве св. Крещения, о покаянии, о крестном знамении, о таинстве брака, о погребении, об иноверцах, к которым поморцы относят федосеевцев и филиповцев, о белокриницком священстве, о приходящих из православной церкви, о ересях и сектах, о порядке службы, о церковных книгах и т. д. Кроме того соборяне займутся вопросом о „замирщениях", к каким относятся брадобритие, питье чая, вина, курение табака, и даже о том, можно ли поморцу лечиться у врача-иноверца. Далее идут вопросы об утверждении поморских общин и обществ, об устройстве в Москве типографии и об издании старопечатных книг, а также об издании церковнаго журнала. Затронут вопрос и юридический: есть доклад о том, возможно, ли вернуть старообрядцам отобранное во время гонений имущество. Даже затронут вопрос, в какой одежде быть поморцу в храме и дома. Всей программы перечислить я не могу, но отмечу, что ее составляли люди толковые и очевидно желаюшие раз навсегда покончить с разъединяющими общины мелочами и установить то, что скрепляет и объединяет поморских старообрядцев.

 

Первый доклад принадлежал председателю собора Л.Ф.Пичугину; он назывался «О существе церкви Христовой». Оратор образным языком и с необыкновенной силой и искренностью разъяснял присутствовавшим,  что церковь внутри нас, священство не есть основание церкви, а поставлено в назидание, основа же церкви- сам Христос. «Мы, поморцы, -  говорил он, - остались без священников в силу печальных coбытий, когда священство впало в ересь и мы лишились своих назидателей. Но не митрополиты, епископы и священники спасают верующаго, а его твердая вера и святыя дела».

 

Доклад этот был единогласно принят собором и утвержден, как правило. Собравшиеся постановили его отпечатать и разослать во все об­щины по всей России.

 

Соборныя занятия настолько обширны, что обнимают целый обход жизни поморца, так что несомненно,   заседания продлятся не менее 10 дней.

 

Помимо начетчиков и духовных отцов из отдаленных краев прибыли уполномоченные от разных общин. У них накопились разные воп­росы, дела, жалобы, запросы, проекты. Ораторов много и все они производят впечатление убежденных защитников своего дела.

 

На этих соборах всего виднее, как теперь всколыхнулась далекая и трущобная Русь, где та­ился и терпел веками богобоязненный русский старообрядец... И все это, прежде невиданное, идет теперь в Москву и говорить о себе громко, красноречиво и убедительно.

 

Москва, 2 мая.

 

Вечер перваго дня и утро второго были отда­ны для обсуждения доклада начетчика Т.А.Худошина о настоятелях и духовных отцах. В этом докладе разбирались довольно сложные обя­занности тех, кто у поморцев заменяет священ­ников. При обсуждении вопросов о правах духовных отцов, о выборах их и как считать этих наставников: духовными лицами или "про­стецами"-мирянами, обнаружилось, что большинство участников собора не желали бы придать наставникам такое значение, которое сделало бы их подобием священников. В виду такого настроения, многие пункты доклада были отвергнуты, большин­ство передано на разсмотрение особой комиссии и только один пункт: можно ли духовнаго отца поставить на жалованье от прихода - был при­нят в утвердительном смысле. Точно так же доклады о св. крещении, о таинстве покаяния и о кре­стном знамении переданы в комиссию на особое заключение.

 

Наиболее интересным вопросом второго дня собора был доклад о таинстве брака. В докладе имелся пункт „смешанные браки", т. е. такие браки, когда поморец женится на христианке-иноверке, или поморка выходит замуж за православнаго или старообрядца, приемлющаго священство.

 

На этом пункте столкнулись два течения. Представители первой общины поморцев, подкрепляемые провинциальными начетчиками и ревнителями древняго благочестия, высказывали, что такой брак, нельзя считать законным, что это не брак, а союз «волка с овцой» и терпим быть не может. Представители второй общины поморцев и их единомышленники выражали более гуманные взгляды на смешанный брак и требовали соборнаго постановления, чтобы такой брак был сочтен законным при условии, чтобы поморец, женатый на ино­верке, или поморка, вышедшая замуж за иноверца принесли покаяние.

 

Ораторы этой партии взывали к собору, ссыла­ясь на любовь и всепрощение Христа, пришедшаго в мир спасать, а не губить, как добрый пастырь, полагающей душу за овец своих. На эту речь послышались возражения, причем, смешанный брак был уподоблен союзу волка с овцою по словам Священнаго Писания. Тогда председатель Л.Ф.Пнчугин, все время прекрасно ведущий собрание и умело сдерживающий страсти, встал и объяснил, что такой текст об овцe и волке хотя и есть в святом писании, но он относится к стране Иверской, где христиане совершали смешанные браки с татарами-магометанами. Здесь же речь идет о христианских браках, что составляет огромную разницу. И Пичугин всецело стал на сторону признания cмешaнныx браков поморцев с иноверцами-христианами законными браками.

 

Москва, 3 мая.

 

Сегодня собравшееся поморцы по предложению председателя Л.Ф.Пичугина единогласно и при восторженных криках ура постановили отпра­вить Государю Императору всеподданнейшую те­леграмму.

 

Предметом заседания третьяго дня собора был снова брак. Первым читал свой доклад начетчик Худошин, который разъяснял сущность этого таинства. Брак, по мнению докладчика, обязателен для настоящего христианина. Брак есть обязанность, но только тот брак честен и свят, который заключен при любви и в нравственной чистоте.

 

Председатель собора, предпослав докладу не­большую речь, объяснил собравшимся, что в вопросах о браке, как и во всяких других, нужно принять за правило милосердие, любовь и снисходительность. Браки поморян совершаются без участия священников, так как священства поморцы не приемлют. Но теряет ли брак поморцев, заключенный без священника, свою святость? Отнюдь нет. Всякий брак свят, если он несет мир и единогласие.

 

Доклад Худошина тянулся очень долго и был принят, как полезное указание для мирян и духовных наставников. Постановлено отпечатать его и разослать во все общины и поморския об­щества.

 

Вообще заседания собора, проходя с прениями и многими запросами, на которые председатель всегда дает ясное, толковое и убедительное разъяснение, очевидно произведут огромное впечатление на всю эту разъединенную паству, впервые собравшуюся из всех концов Poccии.

 

Я видел стариков из глуши Кавказа, из Сибири, с Дона и из прочих местностей. Сам председатель - провинциал. Оиъ живет в селе Пойме Пензенской губернии. Он сын мелких торговцев-крестьян Пичугиных, людей необразованых, но живших в строгой дисциплине древняго благочестия. До 25 лет Л.Ф.Пичугин ничем не проявил своей душевной мощи. Но случай одного отступничества и перехода наставника в другой толк заставил молодого поморца усо­мниться и спросить: кто же прав? И стал Пичугин читать священныя книги, изучать богословские вопросы, познакомился с русской специальной, а впоследствии и изящной литературой. Пушкин, Гоголь, Лермонтов и npoчиe писатели вплоть до Льва Толстого ему известны. В настоящее время Пичугину лет за 50. Начитанность его громадна, но главный его багаж - недюжинный ум, врожденная гуманность и необыкновенныя ораторския способности.

 

На 7 и 10 мая объявлены в политехническом музее заседания поморцев, на которых будут происходить словесныя состязания Л.Ф.Пичугина с австрийскими начетчиками, имеющими свою иepapxию. Билеты на эти заседания уже разобраны. Произойдет спор о правильности и приемлемости белокриницкой иepapxии. Пичугин будет  отстаивать   взгляды поморцев-безпоповцев.

 

Любопытны поморския  собрания, любопытны и сами поморцы. Они теперь живут при храме Покрова Пресвятой Богородицы в Токмаковом пер. Вторая поморская община в Москве дает им квартиру и пищу. Любопытно отметить следующий факт. Когда поморцев сиимал фотограф, некоторые древние старики, недружелюбно глядя на приготовления, не позволили себя фотографировать и удалились на свои временныя квартиры.
 
                                                       продолжение следует
 
"Новое время"
Категория: Новости Самстара | Просмотров: 637 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]