Главная » 2009 » Июнь » 8 » Староверие всегда было сильно своей исторической памятью: интервью члена Российского Совета ДПЦ К.Я.Кожурина сайту "Самарское староверие"
04:49
Староверие всегда было сильно своей исторической памятью: интервью члена Российского Совета ДПЦ К.Я.Кожурина сайту "Самарское староверие"
Кирил Яковлевич Кожурин - член Российского Совета Древлеправославной Поморской Церкви, философ, кандидат наук, доцент кафедры философии Санкт-Петербургского Государственного университета экономики и финансов, член Российского философского общества, автор научных статей, поэтических сборников, статей по истории староверия, ряда учебных пособий, а также книги "Духовные учителя сокровенной Руси". Член совета Невской поморской общины, преподаватель Воскресной школы при Невской Старообрядческой Поморской общине (лекции по экзегетике, катихизису, истории староверия). С 2006 г. - ответственный редактор Календаря Древлеправославной Поморской Церкви.
 
 
 
 
Статьи Кирила Яковлевича и главы из его книги "Духовные учителя сокровенной Руси" опубликованы в нашей Книжнице, где творчеству К.Я.Кожурина посвящена отдельная страничка. Наш сайт обращался к Кирилу Яковлевичу и за интервью - по окончании III Всероссийского Собора Древлеправославной Поморской Церкви мы беседовали с ним, интервью Дух «Поморских ответов» жив в Церкви также опубликовано в Книжнице. По окончании Юбилейного Собора Древлеправославной Поморской Церкви наш сайт вновь обратился к Кирилу Яковлевичу и мы благодарны ему за то,что несмотря на свою занятость, он нашел время, чтобы ответить на вопросы.

- Здравствуйте, Кирил Яковлевич! Прошедший в Санкт-Петербурге Юбилейный Собор посвящен 100-летию Первого Всероссийского Собора христиан-поморцев, состоявшегося в Москве в 1909 году. Каково, на Ваш взгляд, значение Первого Всероссийского Собора для Древлеправославной Поморской Церкви?

 - Здравствуйте, Ирина! Я думаю, что для своего времени это был действительно Великий Собор, и слова Л.Ф. Пичугина, назвавшего его так, не были преувеличением. По сути, впервые после многовековых гонений наша Церковь, разбросанная по всей территории огромной Российской империи, смогла собраться на всеобщий собор. Практически все поморские общины были представлены на нем. Это было тем более важно, что наша Церковь не имеет трехчинной иерархии, и высшей властью на земле для нас является именно собор. И чем он представительнее, тем авторитетнее его решения. Первый и Второй Соборы 1909 и 1912 гг. позволили поморцам осознать свое единство и имели большой общественный резонанс. Очень важно было дать богословскую оценку тем или иным вопросам, а церковно грамотных людей, начетчиков тогда в Церкви, слава Богу, хватало – это и Д.В. Батов, и Л.Ф. Пичугин, и А.Н. Надеждин, и И.И. Зыков, и Т.А. Худошин…
 
Раньше, до своего разгрома, главную роль в поморском староверии играло Выговское общежительство. Оно пользовалось непререкаемым авторитетом. Отсюда рассылались богослужебные книги и богословские сочинения, направлялись в общины наставники и опытные певчие. Все поморские общины так или иначе были с ним связаны. После разгрома Выга связь между общинами постепенно утрачивалась, кое-где возникали какие-то новые традиции, новые толкования, что, в свою очередь, приводило к непониманию и раздорам.
 
Здесь вполне уместно вспомнить историю раннего христианства в период гонений. Как только гонения закончились при равноапостольном царе Константине, в Церкви началась эпоха соборов. Они были просто насущно необходимы для решения многих вопросов, волновавших тогда христиан, долгие годы находившихся в гонениях. Чтобы решить эти вопросы, необходимы были единодушие и единомыслие, необходима была соборность. Причем не принятие решений путем большинства голосов – в духе современной «демократии», а единогласное принятие решений, которое возможно лишь тогда, когда «изволися Духу Святому». Все разделения от того и происходят, что люди мудрствуют от себя, по плотскому, по человеческому, а не как «изволися Духу Святому». 

- Первый Собор уделил большое внимание вопросам просвещения, образования, организации старообрядческих школ и училищ. Сегодня этот вопрос не менее важен, хотя задачи, стоящие перед теми, кто занимается церковным просвещением, наверное, во многом иные. Что сегодня наиболее важно для организации просвещения и образования в староверии? Какие существуют проблемы? 

- Главная проблема (она одна и та же и в светском образовании, и в духовном) – кадры. Если в начале века стояла проблема: где взять дипломированных учителей-староверов для преподавания хотя бы в начальной школе, то сегодня в староверии людей с высшим образованием неизмеримо больше, чем было в начале прошлого века, но, к сожалению, не хватает той ревности по вере, которая была тогда. Почему-то люди, получив знания, не спешат применить их на благо Церкви, хоть немногим чем поделиться. Во многом господствует потребительское отношение. А многие просто боятся, считая, что только после выхода на пенсию смогут заняться делом спасения своей души. Вот и получается, по Евангельским словам, «много званных, да мало избранных».
 
Не хватает грамотных в церковном отношении людей. Вот, например, хотят организовать в той или иной общине воскресную школу. Пишут: «пришлите человека». А таких писем десятки. Ну, можно приехать раз, другой, помочь в организации, провести беседы… Но не можем же мы всем нашим общинам предоставить учителей на постоянной основе! Проблемы надо решать на местах. Надо начинать с малого. Не всё сразу. Откройте для начала Азбуку и изучите славянские буквы. Наверняка в каждой общине найдется хоть один человек, который сможет заняться преподаванием. Надо его заинтересовать, привлечь на служение Церкви. А у нас иногда получается наоборот. Приедешь, поможешь в организации школы, а руководство общины ее потом прикрывает.
 
Есть и такое недалекое мнение: главное – петь и читать, а все остальное – «никонианщина», «нам етого не надо». Отсюда и берутся потом богословски неграмотные церковные служители, которым можно все что угодно внушить и в любую унию увлечь… Сейчас главная проблема – это катихизация. Каких только богословских мнений не услышишь порой от наших прихожан! Катихизация нужна не только молодежи, но и людям уже взрослым. И здесь не обойдешься без Закона Божия, без истории Церкви, без истории Отечества…
 
Мы должны осознать: кто мы такие? откуда мы пришли? куда идем? Староверие всегда было сильно своей исторической памятью. Чем глубже корни, тем крепче дерево. И это прекрасно понимали «искоренители раскола», пытаясь лишить староверов их исторической памяти, разоряя святыни, уничтожая библиотеки и святые иконы, искажая историю и занимаясь фальсификацией исторических памятников. Но староверы устояли, причем не просто устояли, но сумели сохранить для потомков такие сокровища, как древнерусская книжность, иконопись, знаменное пение. Ни в одной европейской стране такого нет, чтобы до XX века люди продолжали жить и творить в традициях средневековой духовной культуры, несмотря на все веяния времени. И это не признак отсталости, но глубокого уважения к своим предкам и к своей священной истории.
 
Занимаясь организацией просвещения, образования в общинах, мы всегда должны помнить о том, что в церковном просвещении главное – это духовная сторона. В основе должны быть молитва и Слово Божие. Все остальное приложится, найдутся и средства, и помещение для занятий, и учебные пособия, и преподаватели. Господь пошлет, если увидит, что вы действительно жаждете этого духовного просвещения.

 - В прошлом году в Санкт-Петербурге прошел первый съезд представителей воскресных школ ДПЦ. Вы были одним из его организаторов. Не могли бы Вы рассказать о съезде, о вопросах, которые на нем обсуждались?

 - До прошлого года у нас в Петербурге проходили молодежные слеты, на которые приглашались все желающие староверы-поморцы, порою были среди них и люди совсем далекие от Церкви. В 2008 году мы решили провести первый съезд ответственных представителей молодежи и преподавателей воскресных школ. Опыт оказался, на мой взгляд, удачным. Съезд даже по своему статусу получился международным. Но это – лишь первый шаг.
 
Подобные съезды нам необходимы. Съезд стал своеобразным семинаром. Участники обменивались опытом работы с молодежью, опытом организации воскресных школ. Съезд призвал молодежь активнее участвовать во внутриобщинной деятельности, которая может выражаться по-разному: это и воскресная школа, и организация библиотек, музеев, выставок, паломнических поездок, гостевых посещений других общин. А то у нас молодежи по праздникам в моленную вроде бы много приходит, а после службы – никого и не найдешь, все разбегаются…
 
Другим немаловажным решением Съезда было ходатайство к Российскому Совету ДПЦ по вопросу об организации духовного училища на постоянной основе и курсов преподавателей воскресных школ. Организация духовного училища – вопрос не просто назревший, но уже перезревший. Сейчас это уже становится просто насущной необходимостью – и для Поморской Церкви в целом, и для нашей общины.
 
В Питере сейчас действует три поморских храма, а служителей не хватает. Хотя возобновлена работа духовного училища в Риге (и мы, преподаватели из России, сотрудничаем с Рижским духовным училищем), для граждан нашей страны не так-то просто туда поехать. Относительно курсов преподавателей воскресных школ – это будут скорее непродолжительные сессии, во время которых будет начитываться лекционный материал и даваться методические указания. Тоже необходимое дело.

 - Много ли сегодня воскресных школ при поморских храмах? Кто преподает в них? Много ли среди преподавателей профессиональных педагогов, или это в большинстве своем прихожане, знающие устав, церковное чтение и пение? Есть ли какая-то примерная программа для воскресных школ, или организаторы школ сами решают, что и как преподавать? Как обстоит дело с организацией воскресных школ в других странах, где есть поморские общины?

 - Практически при всех крупных поморских общинах России действуют воскресные школы. Чаще всего преподают клирошане, иногда просто активные прихожане. Встречаются нередко и люди с высшим образованием (я уже говорил, что среди городских староверов-поморцев таковых сейчас достаточно). Примерная программа у нас в общине есть, и когда организуются новые воскресные школы, к нам в Учебно-издательский отдел Российского Совета обращаются за помощью. Мы высылаем программы, хотя здесь нужно сообразовываться с конкретной аудиторией. У нас, например, одно время ходили ученики от 7 лет и до 70. И в разное время я в зависимости от аудитории мог менять и программу. Здесь необходим индивидуальный подход. Кому-то нужно самые азы разжевывать, а кому-то этого уже мало, и он стремится восходить на вершины богословия. Но основой, первым необходимым условием для этого восхождения должна быть все же церковнославянская грамота – наши предки всегда начинали с Азбуки, Часослова и Псалтыря. Это были наши начальная, средняя и высшая школы. Изучение этих книг должно сопровождаться пояснением наиболее трудных слов и смысла основных молитв, рассказами о праздниках, о библейских событиях, о святых. А уж когда ученики научатся читать, можно переходить и к экзегетике, более глубокому изучению и толкованию текстов. Наконец, огромное нравственное и воспитательное значение имеет изучение истории, прежде всего истории Староверия.

Воскресные школы существуют при поморских общинах и за рубежом. В странах Балтии образцовыми являются воскресные школы при Вильнюсской и Рижской Гребенщиковской общинах. В Молдавии, в Единцах, при покойном о. Кире Мироновиче воскресная школа действовала не только по воскресеньям, но ученики приходили к нему учиться и в будние дни. Из всех этих школ вышло немало церковных служителей. Все закладывается в детстве, и недаром Христос говорил: «Оставите детей и не возбраняйте им приити ко Мне».
 
 
Воскресная школа при Невской Поморской общине. Занятия по катехизису ведет К.Я.Кожурин. Фото с сайта Невской Поморской общины "Староверы в Рыбацком"
 
 
- Как Вы считаете, уроки православной культуры, которые почти повсеместно вводятся в программы средних школ, являются проблемой для семей старообрядцев? Ведь зачастую это не уроки культурологии, а что-то вроде "закона Божия" в новообрядческом варианте. Как должны вести себя родители, преподаватели воскресных школ, если на этих уроках дети получают сведения, прямо противоречащие тому, что слышат дома и в храме?
 
- Я не против того, чтобы живущие в России дети (какой бы они ни были национальности и веры) знали историю своей страны и историю русского православия в том числе – как неотъемлемую составляющую часть российской истории. Но я не хочу, чтобы этот предмет давался на откуп представителям новообрядческой церкви. Я не хочу, чтобы моим детям рассказывали сказочки про Серафима Саровского и его отношение к «раскольникам», как крестьянку скрючило от того, что она перекрестилась двоеперстно, про «корабль» и «лодку» и прочую ахинею… (Не говоря уже о многих прямо еретических с православной точки зрения мнениях, широко распространенных среди «воцерковленной» интеллигенции.) О расколе в лучшем случае вообще ничего не пишут. А то повторяют кочующие из учебника в учебник (даже в учебниках вузовского уровня!) избитые мифологемы об «ошибках» дониконовских книг и необходимости «исправления», а также излюбленную тему об «обрядоверии невежественного русского народа».
 
На Первом съезде молодежи и преподавателей воскресных школ мы единодушно приняли решение, в котором преподавание ОПК в нынешнем его варианте названо «духовно опасным» для староверов. С другой стороны, введение ОПК в качестве обязательного предмета прямо противоречит ныне действующей конституции. На мой взгляд, введение ОПК в качестве обязательного предмета окажется, в конечном счете, более опасным даже не для нас, староверов, а для самой новообрядческой церкви и накалит и без того напряженную психологическую ситуацию в России в целом. Пусть этот предмет будет факультативным, и если его будут преподавать на должном уровне, преподаватели будут пользоваться уважением, то ученики сами потянутся к нему и выберут для себя этот предмет. А казенное решение этого вопроса просто нетактично и нелепо. У нас уже в императорской России был во всех школах обязательный предмет – Закон Божий. И преподавали его зачастую именно по-казенному, что вызывало обратный эффект. Закончилось, как мы помним, тем, что во многом благодаря усилиям выпускников духовных семинарий было учреждено первое в мире атеистическое государство. Но, увы, у нас не хотят извлекать уроков из истории, и кое-кто усиленно продолжает наступать на те же самые грабли…

 - Большая проблема для старообрядцев всех согласий - отсутствие современных, написанных на высоком уровне, пособий по истории Церкви, иным вопросам. Почти нет пособий для воскресных школ. Вы являетесь автором учебного пособия "Культура русского старообрядчества (XVII-XX вв.)". Пока вышла первая часть пособия. Когда выйдет вторая? Какой аудитории адресовано пособие?

 - Да, это проблема… За последние годы мной подготовлен «Краткий катихизис», «Краткий очерк истории Древлеправославной Поморской Церкви» (в соавторстве с о. О.И. Розановым и А.А. Безгодовым), брошюры «О заповедях блаженств», «Двунадесятые и великие праздники» (все эти издания уже вышли из печати). В печати находится книга о древлеправославных иконах Пресвятой Госпожи Богородицы (совместно с преподавателем воскресной школы при Самарской поморской общине О.И. Аникеевой). Работаю также и над другими изданиями для серии «Библиотека воскресной школы» («Толкование псалмов», «Толковый Часослов», «Поморские святые», «Псковские святые», «Средние праздники», «Канон Пасхи», «Святцы русских дораскольных святых»), готовлю пособие по составлению проповедей (гомилетике), пособие по апологетике Старой Веры. В завершающей стадии находится подготовка к изданию пространного «Древлеправославного катихизиса» для духовного училища при Рижской Гребенщиковской старообрядческой общине.
 
Планов много, а времени, к сожалению, на все не хватает, поэтому продвигаться приходится понемногу, черепашьими шагами, может быть, не все удается охватить в должной мере. Но, как говорится, вода под лежачий камень не течет. Параллельно усиленно работаю над второй частью «Культуры русского старообрядчества». Она поставлена в план издания нашего университета на 2010 год.
 
Пособие изначально предназначалось (и выпущено под грифом этого учебного заведения) для студентов Санкт-Петербургского университета экономики и финансов, в котором я преподаю философию и культурологию. Тираж – всего 100 экземпляров, причем практически весь тираж идет в библиотеку университета. Пришлось печатать второе издание за свой счет, чтобы книга стала доступной для более широкого круга читателей.
 
Впрочем, после издания второй части я планирую собрать обе части в одну книгу и дополнить иллюстративным материалом. Уже поступило предложение от одного из московских издательств выпустить такую книгу с цветными иллюстрациями. Эта книга, я надеюсь, будет востребована многими, как специалистами, так и любителями, поскольку старообрядчество – воистину неисчерпаемая тема.

 - Еще одна Ваша книга - "Духовные учителя сокровенной Руси" - стала настоящим бестселлером. Это не преувеличение: зайдя в крупнейший книжный магазин Самары, на самом видном месте, под вывеской "Лидеры продаж", среди книг Акунина, Коэльо, Мураками и Джоан Роулинг, я увидела Вашу книгу. Было очень приятно. Можно ли надеяться, что за этой книгой последуют другие? Над чем Вы сейчас работаете?

 - Успех «Духовных учителей сокровенной Руси» я не считаю всецело своей заслугой. Кто-нибудь другой мог бы написать и лучше: и более художественно, и более оригинально, и более аргументировано. Просто эта книга пришлась ко времени. Во многом ее успех объясняется дефицитом литературы по старообрядчеству вообще, не говоря уже о дефиците хорошей литературы по старообрядчеству.
 
Много ли сейчас можно в больших магазинах увидеть книг на эту тему? Увы! Я несколько лет подряд регулярно обхожу питерские магазины в надежде увидеть хоть что-то новое. Но тщетно… Выходят отдельные научные исследования, посвященные тем или иным зачастую узко специальным вопросам, но тиражи их мизерны, и приобрести их можно разве что на научных конференциях по старообрядчеству или в старообрядческих лавках. Популярной, доступно написанной литературы по старообрядчеству не хватает. Однако потребность в такой литературе действительно есть, и надо использовать любую возможность, чтобы донести истину до широкого читателя.
 
Ко мне приходят письма из разных уголков нашей страны с отзывами о моей книге. Есть даже такие случаи, когда люди после прочтения книги делали свой выбор в пользу Староверия. Этому я всегда радуюсь, хотя и не считаю своей заслугой.

Сейчас, как я уже говорил, работаю над второй частью учебного пособия «Культура русского старообрядчества XVII-XX вв.». В него войдут главы, посвященные традициям старообрядческого храмостроительства, старообрядческой иконописи, меднолитой пластики, музыкальной культуре, духовному образованию, меценатству, наконец, отдельная глава будет посвящена теме церковного раскола и старообрядчества в «большой» русской культуре XIX-XXI вв.

Другой проект – «Старообрядческие духовные центры юга Псковщины (Невельский и Себежский уезды)». Эта тема давно меня волнует. Во-первых, она непосредственно касается не менее чем 300-летней истории моих предков со стороны отца, истории того края, который я считаю своей «малой родиной». Во-вторых, уже несколько лет подряд под Невелем действует наш молодежный лагерь, и мы стараемся отмечать памятными крестами те места, где некогда находились наши староверские святыни. Ко всему прочему, это имеет огромное воспитательное значение для нашей молодежи. Исследователи старообрядчества на Псковской земле, в основном, ограничивались материалами из российских архивов, не имея доступа к тем делам, которые находились в архивах Белоруссии. Белорусские же исследователи старообрядчества выносили эти земли (входившие некогда в состав Речи Посполитой, а затем Витебской губернии) за пределы своего исследования, так как сейчас они находятся за границами Республики Беларусь. В результате сложилась парадоксальная ситуация: целый регион, район компактного проживания староверов, где находился достаточно влиятельный духовный центр, оказался фактически за пределами научного исследования. В январе этого года мне посчастливилось поработать в Национальном Историческом архиве Республики Беларусь в Минске. Я нашел там интереснейшие документы. Весь этот уникальный исторический материал прежде никем не был востребован… Впрочем неудивительно, ведь по-настоящему серьезное, непредвзятое изучение Староверия началось относительно совсем недавно.

Однако основное внимание сейчас уделено написанию биографии протопопа Аввакума для популярной серии «Жизнь замечательных людей» по заказу издательства «Молодая гвардия». Для меня это большая честь, хотя конечно: лучше Аввакума о нем самом никто и никогда написать не сможет.

 - При храме Невской Поморской общины работают ежегодные духовные курсы. В интервью нашему сайту о. Владимир Шамарин сказал, что они будут работать и этой осенью. Вы один из преподавателей этих курсов. Не могли бы Вы рассказать о курсах и о том, чему и как, на Ваш взгляд, нужно учить церковнослужителей?

 - На духовных курсах при Невской общине я читаю общий курс катихизиса, основ древлеправославной веры. На мой взгляд, этот предмет должен быть главным не только для церковных служителей, но и для всех православных христиан, хотя в силу жестких временных рамок мы выделяем на него не так много времени. Но этот предмет, скажем, можно изучать и заочно, по пособиям. Другое дело – знаменное пение, которое заочно, даже по аудиозаписям, не выучишь. Читаю также специальный курс по основам церковной проповеди для наставников и кандидатов в наставники. Участвую в учебных службах, которые проходят во время курсов, в качестве головщика. Эти учебные службы помогают практически закрепить те навыки, которые учащиеся получают во время аудиторных занятий.

Эти курсы много мне дали. Я сам обучался на них в 2003 году. Вместе со мной учились нынешний заместитель Председателя Российского Совета ДПЦ И.В. Сокерин, настоятели из Житомира и Нарьян-Мара о. Н.В. Бабичев и о. А.И. Ляпунов, исполняющий обязанности настоятеля Архангельской общины С.Н. Мелько… Со многими своими соучениками я продолжаю поддерживать связь. Тогда о. Владимир Шамарин решил, что мне лучше заняться знаменным пением, так как церковный устав я смогу освоить и в другое время с уставщиками из нашей общины. Действительно, две недели усиленных занятий в режиме «мозговой атаки» в певческой группе принесли хорошие плоды: крюки для меня перестали быть «китайской грамотой», хотя, как показала практика, простое знание знамен – еще далеко не все в искусстве знаменного пения. Здесь очень много таких тонкостей, которые усваиваются только непосредственно при практическом служении и которые ни в каких книгах не записаны.

Что касается того, чему надо учить церковнослужителей – на мой взгляд, современный церковнослужитель должен быть «универсальным солдатом». То есть он должен не просто уметь читать, петь, знать Богослужебный устав, но еще и быть богословски грамотным человеком. Сейчас у нас в городах прихожане образованные, порою задают такие вопросы, на которые не сразу и ответить-то можешь… К тому же и без истории не обойдешься, когда начинаются вопросы о причинах раскола.

 - Вы участвуете во всех молодежных мероприятиях, которые организует Невская поморская община и РС ДПЦ. Преподавание на курсах церковнослужителей и образовательная деятельность в неформальной молодежной среде - в лагере, на молодежных встречах - очень отличаются? Где Вам интереснее и где труднее?

 - Отличие, конечно же, есть, хотя некоторые учащиеся (в силу своего возраста) участвуют как в курсах, так и в молодежных мероприятиях. Все же молодежь – есть молодежь, и в лагере приходится не только обучать, но и воспитывать. Педагогическая функция, на мой взгляд, очень важная составляющая нашего христианского лагеря. Но здесь не должно быть менторства, все должно быть в меру.
 
Интересно и на курсах, и в лагере, поскольку эта деятельность связана с живым человеческим общением. Но, откровенно говоря, в лагере больше устаешь, потому что все время пребываешь в общении, все время на виду, на тебя ложится бульшая ответственность. Плюс еще четыре службы каждый день и учебные занятия. Для меня лагерь – не отдых, а усиленная работа. Но это необходимо. Необходимо, прежде всего, для тех, кто приезжает за сотни, а то и за тысячи километров к нам в лагерь, чтобы чему-то здесь научиться, что-то найти для себя. Вроде бы каких-то две-три недели, а результаты потом превосходят все ожидания. Добрый пример нашего лагеря в Подмолодье на Псковщине стал заразительным: появились лагеря в Латвии, Литве, Сибири, Нарьян-Маре. Их организаторы некогда были участниками наших лагерей. Этим летом планируется проведение первого лагеря в Эстонии. Надеюсь, что и здесь будут свои положительные результаты.

- Спаси Господи! Помощи Божией Вам и успехов в трудах!

Категория: Новости Самстара | Просмотров: 1514 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]