Главная » 2010 » Январь » 31 » Будкина И. И мир преходит, и похоть его, а творяй волю Божию пребывает во веки (Возвращаясь к статье Евгении Мироненко)
16:43
Будкина И. И мир преходит, и похоть его, а творяй волю Божию пребывает во веки (Возвращаясь к статье Евгении Мироненко)
Только послушание может сделать человека истинно счастливым и совершенным, только будучи послушным можно обрести спасение, говорится в статье Евгении Мироненко, опубликованной в третьем номере журнала "Неопалимая Купина". 
 
Все так, но хотелось бы поразмышлять вот о чем. Есть слова, казалось бы, простые и понятные: любовь, смирение, верность. Только смысл в них порой вкладывают такой, что они превращаются в свою противоположность. С понятием "послушание" тоже не все так просто.
 
Господь наделил нас свободной волей, даровал нам способность мыслить, свободно выбирать между добром и злом. Именно эти дары - разум и свободная воля - являются, по мнению многих cвятых отцов, образом Божиим в человеке. Удивительный дар, отличающий нас от других созданий Божиих! Свободная воля и разум (образ Божий в нас) даны нам, чтобы мы могли уподобиться Богу, стать Его чадами, причастниками Его - не по природе, а по благодати: «для того создал нас Бог, чтобы мы стали причастниками Божеского естества (2 Пет. 1,4).

Господь хочет этого: "Я в них, и Ты во Мне… Отче! Которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною" (Ин. 17, 23–24). Но Он не сделает нас своими чадами против нашей воли. Ему не нужны безвольные рабы - Он хочет, чтобы мы сознательно, по своей воле, шли за Ним. А мы? Если мы действительно хотим следовать за Христом, мы должны сознательно подчинить свою свободную волю воле Божией, быть послушны ей. Это послушание должно быть полным и абсолютным.

"Се, раба Господня, да будет мне по слову твоему" (Лк, 1,38). Эти слова Пресвятой Богородицы - образец подлинного послушания человека воле Господа. И если мы будем стремиться быть послушными воле Его, для нас сбудутся слова Писания: "И мир преходит, и похоть его, а творяй волю Божию пребывает во веки" (1 Ин.2,17). Если же нет - участь наша, по слову псалмопевца, незавидна: далеко от грешников спасение, ибо повелений Божиих не ищут (Пс.118)

Но в чем состоит послушание воле Божией, что нужно делать, чтобы постичь волю Божию?

Евгения пишет: "Князь мира не перестает подстрекать нас в помыслах. Поэтому святые отцы учат не доверять самому себе, но испрашивать опытных и раскрывать свои помыслы прежде дел, на которые они нас обращают". И еще: "Господь учит не прекословить старшим, а повиноваться и почитать. Нет другого способа по малоопытности и незнанию избежать множества зол".
 
Все верно, но именно здесь часто происходит незаметная, на первый взгляд подмена: речь идет уже не о послушании воле Божией, а о послушании людям: отцам духовным, родителям, просто старшим. А это послушание - не Богу, а людям - должно ли оно быть столь же безусловным, столь же абсолютным, как наше послушание Богу? И не может ли случиться так, что послушание человеку может стать вовсе не угодным воле Божией?

Примером абсолютного послушания в отношениях между людьми были отношения между новоначальным иноком и старцем в древних монастырях. При этом новоначальный инок должен был полностью "отсекать свою волю", подчиняясь воле старца - человека духовно опытного, духовно одаренного, способного познать волю Божию и подчинить ей волю неопытного инока. Такое послушание и в древних патериках, и в аскетических трудах святых отцов называлось высшей добродетелью, исповедничеством. Однако речь идет об отношениях ученика и старца, оставивших мир, отрешившихся от всего земного и живущих вместе в келье или в скиту.

Прп. Иоанн Лествичник, описывая ступени духовного восхождения в своей "Лествице", послушание называет четвертой ступенью. Каковы же первые три?

Отречение от жития мирского, беспристрастие, то есть, отложение попечений и печали о мире, странничество (у Лествичника это не просто странствование, а удаление от мира, уединение, "отречение от всех вещей и человеков"). И только после того, как человек укрепился, пройдя три эти ступени (степени), когда он отрешился от всего мирского, от всего, что было дорого ему, им любимо, он может восходить на следующую ступень - послушание. "Послушание, - пишет прп. Иоанн, есть совершенное отречение от своей души.., добровольная смерть". Такой послушник, по Лествичнику, - "живой мертвец".

Но мы живем в миру. Мы не можем полностью оставить житейские попечения, мы ответственны за своих близких, воспитываем детей, тысячью нитей связаны с родными, близкими, друзьями, строим свои отношения с коллегами по работе, руководителями и подчиненными, от нас многое зависит. Можем ли мы стать "живыми мертвецами" в миру? Речь идет не о том, чтобы, ссылаясь на занятость и обилие мирских дел, забывать о Боге, храме, христианской жизни. И мирянин, и инок должны, в конечном счете, прийти к одному, достичь определенного нравственного и духовного уровня. И тот, и другой должны полностью подчинить свою волю воле Божией. Только вот пути к этой вершине у них несколько различны.

Инок становится "живым мертвецом", полностью отрешаясь от мира, отсекая свою волю и послушно исполняя волю старца. А мирянин? Нам ежедневно приходится делать выбор, принимать решения, нести ответственность. Жить в миру, оставаясь христианином, противостоять соблазнам мира, мужчине - сделать свою семью малой церковью, женщине - стать помощницей и соратницей мужа в этом нелегком деле, им обоим - привести детей к Богу, сделать их не просто крещеными, но и настоящими христианами. И все это - в миру, где нам ежедневно и ежечасно противостоят не только соблазны, но и среда, людское мнение, страх проявить свою инаковость. Порой человеку нетрудно отказаться от развлечений и выпивки в пост, но вот не пойти на развеселый корпоратив ему трудно: не поймут коллеги, начальник. Не отвести ребенка на новогодний утренник - не поймут одноклассники и учитель. И таких примеров множество. Каждый день мы должны проявлять характер, силу воли, твердость, бороться со своим малодушием. Сможем ли мы делать это, будучи безвольными?

Тот же прп.Иоанн отвечал живущим в миру и вопрошавшим: "Как мы, живя с женами и оплетаясь мирскими попечениями, можем подражать житию монашескому?": "Все доброе, что только можете делать, делайте; никого не укоряйте, не окрадывайте, никому не лгите, ни перед кем не возноситесь, ни к кому не имейте ненависти, не оставляйте церковных собраний, к нуждающимся будьте милосерды, никого не соблазняйте, не касайтесь чужой части, и будьте довольны оброки жен ваших. Если так будете поступать, то недалеко будете от Царствия Небесного". (Лествица, с.38)
 
Ни о каком отсечении своей воли и превращении в «живых мертвецов» здесь нет и речи: преподобный понимал, что жизнь мирян отличается от жизни в монастыре.

Но и у нас, живущих в миру, есть отцы духовные. Через них мы рождаемся рождением вечным в купели, принимая Святое Крещение. Им мы исповедуемся, они врачуют наши души, налагая епитимьи, отпускают нам прегрешения, из их рук мы принимаем Святое Причастие. Должны ли мы быть послушны им? Конечно, должны. "Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших", - учит апостол (Евр. 13,17). Святые отцы призывают нас к послушанию нашим отцам духовным, почтению и любви к ним . Но до какой степени мы должны быть послушны своим пастырям? Должны ли мы в отношениях с ними полностью «отсекать свою волю»? Принимать без рассуждения все, что сказано ими?

Во всем, что касается покаянной дисциплины, несения епитимий, совершения таинств, богослужения, мнение духовного отца должно быть непреложным для нас. "Не будем досадовать, когда нас врачуют, но лучше радоваться, хотя бы способ учения причинил нам горькие скорби, потому что впоследствии он принесет самый сладостный плод", - писал свт.Иоанн Златоустый.

А если речь идет о вере? Должны ли мы безоговорочно принимать за истину то, что говорят нам пастыри?
 
Исус предостерегает: «Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас» (Мф. 24,4). «Не будьте дети умом, - наставляет св. апостол Павел, - на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершенны" (1 Кор. 14, 20).

Святые отцы, считавшие послушание наставнику подвигом и высочайшей добродетелью, тем не менее, призывали с рассуждением принимать слова пастырей, когда речь идет о вере. Слепое послушание в этом случае - душепагубно.

"Надобно смотреть на то, что повелевается. - говорил прп.Антоний Великий. - Если кто укажет тебе что-либо такое, что согласно с заповедями Господа нашего,- прими то с покорностию и старайся соблюдать, да исполнится и в нас слово апостола: повинуйтеся друг другу в страсе Божии (Еф. 5, 21; Гал. 5, 13). Напротив, если кто укажет тебе что противное Божественным заповедям, то скажи дающему наставление: аще праведно есть тебя послушати паче, нежели Бога? (Деян. 4, 19)".

"Молитвами и слезами умоли Бога послать тебе бесстрастного и святого руководителя. – вторит преподобному св.Симеон Новый Богослов. - Также и сам исследуй Божественные Писания, особенно же практические сочинения Святых Отцов, чтобы, сравнивая с ними то, чему учит тебя учитель и предстоятель, ты смог видеть это, как в зеркале, и сопоставлять, и согласное с Божественными Писаниями принимать внутрь и удерживать в мысли, а ложное и чуждое выявлять и отбрасывать, чтобы не прельститься".

В истории Церкви мы не раз видим примеры «непослушания», которое, на самом деле, есть высшее послушание – послушание воле Божией. Когда апостолов привели в синедрион и первосвященник стал укорять их за то, что учат о Христе, несмотря на запрет, они отвечали: "Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам". (Деян.5,29). Именно на этот пример ссылается св. Василий Великий, когда пишет: "Когда же приказывает нам кто-нибудь нечто противное Господней заповеди, нарушающее или искажающее оную, тогда благовременно сказать: повиноватися подобает Богови паче, нежели человеком".

Прп. Максим Исповедник, смиренный инок, которому выпало, казалось, в одиночку противостоять иерархам-соглашателям, зараженным монофелитством, отказался причащаться с патриархом-еретиком. Казалось бы, где здесь смирение и послушание? Но на все обличения в гордыне, на все уговоры отступить, преподобный Максим отвечал отказом, считая, что пустая слава и людское мнение - не повод для отступления от спасительной веры.

Во времена иконоборческой ереси многие православные иноки и миряне не стали слепо следовать решениям иконоборческого собора, хотя это было не просто вызовом императору-иконоборцу и епископам, составившим нечестивый собор, но и угрозой для жизни.

Подвижники древлеправославия были вынуждены не принимать нововведения, с которыми согласились многие пастыри и епископы. Ведь далеко не все имели таких отцов духовных, как священномученики Аввакум и Лазарь или единомысленные им священники. Основная масса христиан оказалась перед выбором: послушание отцу духовному или следование за Христом.

Кто-то скажет, что сегодня другие времена. Да, сегодня нет гонений, никто не запрещает проповедовать Христа, никто не навязывает иконоборчество, и даже вчерашние никониане признали старые обряды "равночестными и равноспасительными". И все же... Только за последние годы в нашу Церковь пришел, а затем покинул ее один епископ, ушел в раздор, но затем, слава Богу, покаялся и вернулся второй. А раздор в Дальневосточной епархии? Ведь и в наши дни христианам пришлось решать: идти за пастырями, покинувшими Церковь, или оставаться в ее ограде. И это - только явное, зримое отступление от Церкви ее вчерашних пастырей. А если, видимо находясь в ограде церковной, пастырь отступит от того, чему учит Священное Писание и Священное Предание? Открытое отступление проще распознать, чем не явное, "ползучее" отступление в малом. Но ведь Господь спросит с нас за лжепослушание, за то, что мы без рассуждения доверились слепому или лукавому поводырю или, еще хуже, не посмели открыто сделать свой выбор - последовать за Христом, как посмел когда-то протопоп Аввакум, объяснив в своем Житии: "Я не боюсь никово, одново боюсь Христа!».

Способны ли мы сказать так о себе? Или нам проще промолчать, не возразить, успокоив свою совесть тем, что христианин должен быть послушен пастырям? Но кого мы обманываем? Себя? Разве это не тот случай, когда молчанием предается Бог?

А наша церковная жизнь? Можем ли мы быть "живыми мертвецами", отстраненными созерцателями, безучастными зрителями того, что происходит в приходе, в Церкви? К сожалению, деятельные миряне порой "не удобны" и не угодны. Не проще ли избрать безопасность, комфорт, бесконфликтность? "Не видеть" и "не слышать" неправду, плыть по течению, не противоречить? Но не скрывается ли здесь под видом послушания малодушие, нежелание принимать решения, делать выбор и отвечать за него, инфантилизм, страх принять на себя ответственность? Не оправдываем ли мы послушанием свою безучастность к делам церковным, нежелание заявить о своей позиции, свое молчаливое равнодушие, теплохладность?

А иногда за послушание выдается и вовсе отвратительная вещь. К сожалению, не раз приходилось наблюдать картину: со священником христиане ведут себя подобострастно, всячески демонстрируя "послушание" и "смирение", но за глаза готовы злословить священника, обсуждая его действительные и мнимые недостатки. Не раз на сайт "Самарское староверие" приходили письма, в которых описывались разного рода проступки (если не сказать более) приходских священников, содержались просьбы написать об этом, "вывести на чистую воду", обличить... Только вот имена отправителей почему-то никогда не назывались. И не знаешь, что вызывает большее отторжение: поведение священника (если оно и впрямь таково) или анонимная "борьба за правду" его чад. В такие минуты думаешь: а ведь автор письма, наверное, всячески выказывает "послушание" своему пастырю. Что такое это "послушание", если не лицемерие и подобострастие?

Кто-то скажет, что сама мысль об отказе без рассуждения принимать слова пастыря есть проявление самовольства и гордыни. Кто-то с опаской возразит: да разве можно самостоятельно познать волю Божию, разобраться в вопросах вероучительных, разве можно доверять себе, если даже и слово пастыря нужно принимать с осторожностью?

"Исследуйте Писания... Они свидетельствуют о Мне", - отвечает нам Господь (Ин.5,39).

«Изучай Писания, возлюбленный, богат ли ты или беден, раб или свободный, муж или жена", - взывает св.Иоанн Златоустый.
 
Но настолько ли мы мудры, поймем ли мы разум Священного Писания, не будет ли дерзновением попытка самостоятельно размышлять над священными текстами?

Сами, без помощи Божией, мы, конечно, не сможем совершить и меньшего. Нужна молитва к Господу, обращение к Нему с сердечной просьбой наставить, открыть смысл Писания. «Когда Господь увидит старательность твою в искании Его, тогда явится и откроется тебе, подаст помощь Свою», - учил прп. Макарий Египетский.
 
"Пусть слово Божие не сразу открывает на нас святое действие. Берите его в руки часто. И когда-нибудь сразу откроются глаза ваши", - призывал старообрядческий епископ Михаил (Семенов).

Есть у нас и добрые наставники – святые отцы. К ним мы можем обращаться с молитвой и просить помочь в изучении слова Божия, а их толкования на Священное Писание помогут нам постичь его смысл.

А еще - нужно слушать и слышать свою совесть, недаром святые отцы говорили, что это голос Божий в человеке. «Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследуйте. Или вы не знаете самих себя, что Исус Христос в вас?», - наставляет нас св.апостол Павел (2 Кор.13,5).

Так - слушая свою совесть, исследуя Писание и следуя за святыми отцами, мы, оступаясь, падая и вновь поднимаясь, можем и должны идти за Христом, подчиняя свою свободную волю воле Божией. И видя наше истинное, а не лицемерное смирение и послушание, Господь не оставит нас, подаст руку помощи, как когда-то Он протянул руку тонущему Петру. А напутствием на этом трудном пути нам станут слова аввы Дорофея: "Если кто хочет истинно, всем сердцем, исполнять волю Божию, то Бог никогда его не оставит, но всячески наставит по воле Своей".

Нельзя не согласиться с Евгенией: послушание - безусловная христианская добродетель. Послушание воле Божией - залог нашего спасения, без него нет христианской жизни. Однако под видом послушания нам не должны преподаваться безразличие и безучастность. Не должно внушаться стремление закрыть глаза и ничего не видеть вокруг себя. Не нужно путать послушание с малодушием, лицемерием и подобострастием.
Категория: Новости Самстара | Просмотров: 860 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 2
0
Ирина, всё, что Вы пишите о сочетании послушания и следования правде - абсолютно правильно. Добавлю ещё вот, что. С благословения или нет, но де факто Вы взвалии на себя роль учащего - редактора. И все с этим согласились. Даже самые ваши ярые критики пишут: про якобы имеющийся у Вас экуменизм, я тоже частенько Вас критикю по отдельным вопросам. Однако, к самому факту вашего редакторства ни от кого претензий не слышно. Так, что уже ожно подумывать о том, что это по отношению к Вам должны смиряться))

А теперь о грустно-смешном. Один пастырь и еще один уходили в 2003 году. вернулись. как победители. Были вашими любимыми авторами. Теперь один "отпал", второй непонятно как. И у Вас такая радужная однозначная позиция. Завтра они вернутся. И куда Вы? В ДЦХ БИ или ещёё куда? Вообще, что в вашем понимании Церковь, в "которую приходят" и "от которой отпадают":
люди, стены, регистрационные документы?


0
2 samstar2   [Материал]
Благодарю Вас за то, что разрешаете мне редактировать мой сайт. А по поводу грустно-смешного я что-то не поняла. Это кто были мои любимые авторы из числа ушедших и вернувшихся? Что-то не помню, чтобы я вообще высказывала когда-либо свои читательские предпочтения публично или Вам лично.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]