Главная » 2021 » Июнь » 10 » Игумен Кирил (Сахаров). Город, в который невозможно не влюбиться (о поездке в Верею)
10:33
Игумен Кирил (Сахаров). Город, в который невозможно не влюбиться (о поездке в Верею)

Сегодня небольшой городок Верея является одновременно и одним из самых маленьких городов Подмосковья (всего чуть более 5 тысяч населения), и в то же время одним из самых древних городов (входит в список 10 древнейших городов Подмосковья).

Историю современной Вереи принято вести от 14 века, когда впервые упоминается в московских летописях это поселение в связи с войнами между московскими и рязанскими князьями. Но в некоторых древних летописях от 1159 года упоминается топоним Верейсча, который некоторые краеведы связывают именно с Вереей. Этимология этого славянского названия связана со столбцами, на которых держались врата и которые так и именовались у славян – вереи (они присутствуют на гербе города).

И действительно так сложилось исторически, что Верея выполняла функцию западных ворот в первопрестольную Москву. Город лежал на западном тракте, по которому проходили как торговые пути, так и различные военные кампании (от поляков до Наполеона и Гитлера).

Сегодня город с населением в 5 тысяч человек для нашей урбанистической цивилизации кажется крошечным – большая деревня. Но в эпоху Древней Руси, когда 90 процентов населения проживало в деревнях, эта цифра была среднестатистической нормой для большинства уездных городов: и Муром, и Курск, и Белгород, и Полтава не имели больше жителей, ведь в городах до эпохи капитализма и промышленной революции жили в основном купцы и ремесленники, которые обслуживали крестьянское сословие.

В плане исторического развития Верее и не повезло, и повезло одновременно – она оказалась отрезанной от железнодорожных путей, этих главных экономических артерий. Но именно поэтому в ней сохранился тот первозданный строй быта и городской архитектуры, который был характерен для купеческой Руси. Даже архитектурный план застройки отображает особенности средневекового города: в центре на возвышенности Кремль с его крепостными стенами и валами, за стенами Кремля надёжно укрыт главный храм (чаще всего монастырский, при котором хранилась городская казна, библиотека и документация), а от Кремля лучами расходятся улицы-слободы, объединяющие определенные сословия, со своим храмом, вокруг которого и проходила социально-культурная жизнь.

Здесь даже сохранились торговые ряды – уникальное архитектурное строение -  центр экономической жизни. Неудивительно, что именно Верею облюбовали общины старообрядцев – как тихую гавань среди бурных волн гонений и репрессий. Поэтому здесь и ныне большое количество старообрядческих храмов, где время остановило свой стремительный бешеный бег.

Был на даче Аторина Романа в деревне Судаково под Вереёй (легко запомнить название деревни – Судаков – фамилия митрополита Санкт-Петербургского Варсонофия). Роман, пригласивший меня, является сотрудником Старообрядческой митрополии, он известный исследователь старообрядчества, кандидат философских наук. Живёт здесь с 2014 года. Деревня небольшая – 25 домов, в основном, дачников; сугубо деревенских домов осталось всего пять. Храма здесь никогда не было. Роман построил на своём участке часовню в честь священномученика Аввакума. Построена она по образцу безпоповских храмов Прибалтики.

Очень хотелось посетить старообрядческий храм в Верее. Священника здесь временно нет, служба проходит мирским чином. Под праздник Отдания Пасхи службы не было, а утром, в среду уже нужно было возвращаться в Москву. Во внебогослужебное время храм посетить не удалось. В таких случаях, после нескольких искушений в прошлом, я уже никак не пытаюсь во что бы то ни стало добиться своего. Хотя, к сожалению, примерно на треть плодотворность поездки снижается.

 

 

Роман перешёл в старообрядчество благодаря епископу Апполинарию (Дубинину). Учась в светском ВУЗе, он слушал лекции секретаря Белгородского Епархиального управления прот. Олега Кобца по основам Православной веры. Часто задавал ему вопросы, стал посещать Преображенский кафедральный собор, читал и пел здесь на крылосе. Постепенно углубляясь в изучение веры у него стали возникать вопросы по поводу Раскола. О. Олег посоветовал ему обратиться к старообрядческому епископу, находящемуся в Курске, так он познакомился с владыкой Апполинарием. Владыка был очень яркой и одарённой личностью. Люди к нему тянулись – он вполне мог стать архиепископом. В течение многих лет преподавал в Менделеевском институте. Приходил на лекции всегда в подряснике, полумантии и с панагией. Совмещение приходского служения с преподаванием в ВУЗе, а также частые поездки на различные конференции заграницу вызывали недовольство. Давление на Апполинария, однако, не прекращалось, что, в конечном счёте, привело к кризису. В Курске произошли большие потрясения. О. Апполинарий принял епископское рукоположение от старообрядческого епископа Евмения, живущего в Румынии. Древлеправославная Патриархия не признала сан и инициировала судебные тяжбы по обвинению, якобы в незаконной перевозке церковных принадлежностей через границу с Украиной. Прошло 10 судов, обвинения были сняты. За нанесённый моральный ущерб выплатили 150 тысяч рублей. Переживания, связанные с судебными тяжбами, довели Апполинария до инсульта. После него он напрочь забыл русский язык и мог изъясняться только на английском или французском языках. Храм в Курске (ранее он принадлежал единоверцам) был через штурм возвращён Древлеправославной Патриархии. Во время штурма пострадало несколько прихожан (сам Апполинарий в это время был в заграничной поездке). Долгое время сторонники Апполинария молились в церковной сторожке, а затем на выделенном властями участке построили небольшую церковь. Епископ Евмений вернулся после покаяния под амофор Древлеправославного патриарха, который перерукоположил о. Тимофея – настоятеля нового храма, где молились духовные чада Апполинария. О. Тимофей занял резкую позицию в отношении его. Тех, кто продолжал молиться за Апполинария, отсылал в притвор. Владыка Апполинарий скончался на 72 году жизни в Курске. Умирать он не собирался, строил планы на будущее. Его однокомнатная квартира в углу пятиэтажного дома в Щёлково была полна раритетами: старинная мебель, большая библиотека, рукописные издания, дорогие вина (в том числе XIX века) и пр.

Интересно было прочитать в интервью сподвижника владыки Апполинария епископа Антония (Баскакова) (я с ним заканчивал Московскую Духовную семинарию в 1983 году) о том, как везли осла из Румынии с тем, чтобы в Новозыбкове устроить «шествие на осляти». Документов на животное не было, его напаивали снотворным и накрывали покрывалом. Из этой затеи ничего не получилось, так как по прибытии в Новозыбков через 2 недели осёл сдох.

Интересны две фотографии с Первого Всемирного Старообрядческого Форума, которые Роман поместил в своём телефоне: на одной из них Апполинарий дружески беседует с митрополитом Корнилием, а на другой он, находясь в большом напряжении, разговаривает с Патриархом Александром. Роман побывал на могиле владыки Апполинария, похороненного рядом с матерью на своей малой Родине на Орловщине. Надпись на кресте: «Дубинин Александр Григорьевич (древлеправославный епископ Апполинарий)». Духовные чада владыки собираются строить на могиле часовню. По словам Романа, после ухода владыки (с ним он плотно общался при жизни) в его душе образовалась пустота …

Колоритно смотрелись мы во время похода на источник. Рома в шортах и в кепке защитного цвета с бидоном в руке, его пятилетний сын Лёва с сачком (его он периодически набрасывал на голову отца), я в подряснике с раскрытым воротом в скуфье и тёмных очках. Очень живописная и уютная деревенька. Удивило, что Роман всех её жителей знает по имени и отчеству – все друг друга тепло приветствуют. У спуска к источнику живёт вышедший на пенсию офицер полиции. Он похоронил двух сыновей и замкнулся в своём одиночестве. Рядом дом Равиля, с которым Роман играет на гитаре.

К источнику ведёт крутой спуск. Справа две огромные воронки от бомб времен Великой Отечественной войны -  здесь проходила Можайская линия обороны.  Приятная чистейшая вода  в источнике обрадовала,  я ещё подумал: «Пить бы её по 3 раза в день из большой кружки вместо надоевших горстей таблеток».

«Вот с этих деревьев  я собираю берёзовый сок» -  говорит Роман. Я наивно уточняю: «Вы для этого залезаете на дерево?»  и представляю его, крепким телосложением похожего на медведя, на верху дерева.  «Нет, я это делаю по белорусской методе – снизу»...

Сижу в комнате, на втором этаже дома Романа, пишу эти заметки и полистываю книгу священника Константина Белова "Попасть в Сретенку". Вдруг пронзает такая мысль: "Вчера я был в Сретенском монастыре у мощей священномученика Илариона архиепископа Верейского, а завтра буду в Верее -  случайно ли это?!"  За окном второй раз за день льёт мощный ливень.  Меня периодически клонит в сон. По вечерам Роман читает  в своей часовне малую павечерницу.  Десяток свещей освещают пространство часовни, в центре которой строгий лик Аввакума.  Здесь же, при часовне рабочий кабинет хозяина и его библиотека. Ежедневно утром и вечером я беру из неё для просмотра по одной книге («Меч духовный», «Памятники древнерусской книжности», апологетические сочинения Ф Мельникова и др.).  Читаю также диссертацию Романа "Старообрядческие епископы -  начетчики и богословы". 

Широкая душа у хозяина -  готов всё отдать,  не знает, как ещё угодить гостю.  Неплохо играет на гармошке - знакомые мотивы марша "Прощание славянки",  «Амурские волны» и пр. Все исполняется очень темпераментно, но не совсем четко прописан музыкальный рисунок.  Хорошее питание, абсолютная тишина, минимум тревожащих звонков - лепота!  Проехались по городу, осмотрели с внешней стороны все его храмы, внутри побывали в двух -  во имя святых Константина и Елены и в Богоявленском (до передачи верующим в нем в алтаре торговали водкой). В конце XVI века в Верее было 17 церквей, из которых только одна была каменная. До начала масштабных гонений было 9 каменных храмов. Сейчас в городе, насчитывающем около 5 тысяч человек, 7 церквей, включая старообрядческую. Самый древний храм посвящён Рожеству Христову – он занимает центр кремлёвского холма. Построен он был в 1552 году, в конце XVII и первой половине XVIII века перестраивался. В подклете трапезной покоится прах генерала Дорохова. Из-под жертвенника храма когда-то имелся тайный ход к берегам Протвы, лаз в который после войны 1812 года был замурован. Особо примечательна церковь Входа Господня в Иеросалим – бывший собор мужского Спасского монастыря, упразднённого в 1764 году во время правления Екатерины II. В основании колокольни можно увидеть гранитный камень. На таких камнях построены все храмы в городе. Особое внимание обратило на себя деревянное резное изображение св. Николы Верейского.

 В Константиноеленовской церкви находится частица мощей этих святых. Храм в 1824 году посетил император Александр I. К сожалению, после открытия этого храма его расписали в живописном стиле, причем, в некоторых случаях не очень качественно. Особенно нас покоробило изображение архидиакона Стефана. Много частиц мощей в Ильинском храме, немало и в Покровском старообрядческом (здесь их 69, в том числе свт. Арсения Уральского). Нужно сказать, что Верея единственный город в регионе, где сохранилась старая планировка. Достопримечательностью города является памятник генералу Дорохову – освободителю города от французов (+1815 г.). Памятник был установлен в 1913 году – в год юбилея 300-летия династии Романовых. Собирали пожертвования на памятник по всей России. Значительные средства внес Николай II. В 1932 году памятник был разрушен. На его постаменте была водружена голова Карла Маркса (ее, как и памятник Ленину, разрушили немцы). Кстати, оккупация города продолжалась три месяца. В октябре 1941 года наши войска отступили, оставив город. За его освобождение в январе 1942 года шли жестокие бои.

У иконостаса Ильинской церкви были обнаружены останки расстрелянных красноармейцев – фотография расстрелянных фигурировала на Нюрнбергском процессе. Была расстреляна также группа молодых подпольщиков, которые помогли бежать из заключения нескольким десяткам горожан, которых готовили к отправке на работу в Германию.

Посетили краеведческий музей. Из экскурсии, которую проводил Ю. Комаровский (в прошлом он в течение нескольких лет был губернатором Ненецкого автономного округа, а потом городским главой Вереи), мы узнали о том, что 7 августа с.г. будет отмечаться 650-летие города. Водный путь отсюда вел до Санкт-Петербурга.  Старообрядцы здесь проживали изначально. В 1816 году они построили здесь новый каменный молитвенный дом во имя Покрова Пресвятыя Богородицы после того, как в пожаре в 1812 году сгорел старый деревянный. Из-за запретов на здании не было даже креста – купол с крестом, а также колокольня появились только в начале 20 века после Указа о веротерпимости.

 

 

В конце 30-х годов храм в Верее был единственным старообрядческим храмом на Московскую и еще три соседние области. Он никогда не закрывался.  Когда однажды такая угроза над ним нависла, то делегация прихожан, главным образом, женщин, побывала на приеме у «всероссийского старосты» М.И. Калинина и  заручилась охранным документом.  Восемь лет на рубеже 30-40-х годов старообрядческий храм в Верее был единственным действующим храмом (до открытия в 1947 году Ильинского храма). Благодаря этому множество жителей города были крещены здесь через полное погружение. Сюда они приходили креститься и после открытия Ильинского храма, т.к. в старообрядческом храме вносили сумму денег в меньшем размере. Из старообрядческих священнослужителей, наиболее долго служивших в Верее, можно упомянуть о. Стефана Лабзина (с 1891 до конца 1930-х годов). Он был племянником святителя Арсения Уральского (сохранилась интересная и содержательная переписка между ними). 36 лет прослужил священником Покровской церкви в Верее о. Евгений Михеев (ныне епископ Кишиневский и всея Молдовы Евмений).

Еще о храме: при входе с левой стороны в нем можно увидеть два ящичка. В них хранятся поминальные синодики со второй половины 19 века с именами прихожан, благотворителей храма, священников. Дважды в год в поминальные субботы все эти синодики прочитываются (чтение занимает более 3 часов).

 

 

Очень содержательная экспозиция музея, посвященная старообрядчеству. Запомнилась июньская минея, которой 300 лет. Интересны фотографии и видеоматериалы о ежегодном крестном ходе из Вереи в Боровск. Видели мы также в музее картины, выложенные из семян (их около 50-ти) и выставку фотоаппаратов 19-20 века.

Категория: Староверы и мир | Просмотров: 3358 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]