Главная » 2021 » Апрель » 14 » Игумен Кирил (Сахаров). На вечере, посвящённом Агафье Лыковой
11:42
Игумен Кирил (Сахаров). На вечере, посвящённом Агафье Лыковой

11 апреля 2021 г. на Рогожском в Доме причта, в зале Советов митрополии прошёл вечер, посвящённый отшельнице Агафье Карповне Лыковой.

В конце вечера я подумал: «ну, опять безсонная ночь после рассказов про агрессивных медведей, оторванные головы козлов, о лодках по бурной речке с угрозой перевернуться, ночном корчевании пней в тайге» и т.д. и т.п.

Отчётливо помню то время (я как раз оканчивал светский ВУЗ), когда начали появляться статьи Василия Пескова «Таёжный тупик». Помню ажиотаж, огромные очереди у газетных киосков. Все эти десятилетия я, как и многие другие, жил в ощущении какого-то внутреннего диалога с Агафьей, поверял свои поступки с её делами, и в качестве оценочного мерила обращался к её примеру.

 

 

Агафья исполняла завет отца, чтобы оставаться на этом месте, иначе она погибнет. Представить её где-нибудь в коммуналке, в «хрущовке», по вечерам сидящей на лавочке у подъезда с другими пожилыми женщинами, было невозможно. Она бы зачахла, может быть, долго и не прожила бы. А там, в глубине этой тайги, она чувствовала себя, как рыба в воде. Вообще, Агафья, как бы, и не совсем человек, она давно уже стала символом. Владыка сказал – старообрядчества. Я бы сказал ещё больше, шире – символом России, символом стойкости, мужества, твёрдости русского человека. В качестве символа она воспринимается как прекрасный цветок, или парящая птица, или изящная рыбка в чистом источнике. Только в страшном сне можно представить, как бы она жила в советское время: октябрята, пионеры, комсомол... Чтобы она, допустим, по окончании школы училась бы в ВУЗе, жила бы в общаге.

Обычно жители городских каменных джунглей считают себя великими цивилизаторами, и для них жители деревень, индейцы, «дети природы» - это люди, стоящие на более низкой ступени развития. А между тем Агафья, по своему познанию окружающего мира (повадок зверей, знанию растительного мира), вполне могла бы быть академиком. Представить её в чем-то менее развитой не представляется возможным.

Известно, что некоторые из руководства советского периода из всех интеллектуальных развлечений предпочитали «забить козла», то есть игру в домино. А в постсоветский период один из руководителей отличался «красноречием», крылатыми фразами типа – «Надо мыслить, чтобы понимать», или - «здесь вам не тут».

 Помню, один священноинок рассказывал, как он поехал в Абхазию, желая быть поближе к отшельникам, живущим в горах. Решил прописываться, пришёл в местное ОВД, а ему говорят: «Сначала бороду сбрейте, а потом приходите». Он в ответ: «А если бы к вам пришли Маркс и Энгельс, желая прописаться, вы бы тоже им поставили условие сначала бороды сбрить?» В 30-е годы в крематориях жгли иконы и церковные книги в толстых кожаных переплетах – из их застежек можно было формировать железнодорожные составы. Старообрядческого епископа в железной клетке с горы сбросили в реку, а новообрядного священника привязали веревкой к хвосту лошади. Вообще, от всего этого можно было с ума сойти.

 Агафья и её сродники, несмотря на все сложности, жили как-бы в волшебном хрустальном тереме - в плане отсутствия соблазнов, искушений, которые возникают в человеческом общежитии. Они были очень близки к горнему миру. Как-то на желание помощницы укрыться от непогоды в доме, Агафья сказала: «Ну, ты иди, а я остаюсь, я что, напрасно молилась?» И беда миновала.

 Как известно, Агафья была часовенного согласия, отнюдь не страннического, как полагал Песков, который в первых своих статьях опасался делать акцент на религиозной мотивации, такое было время. Ну и вообще, приезжая в течение 7 лет на заимку Лыковых, он так и остался при своём мнении, что это продукт религиозного фанатизма и так далее. А как раз  духовная мотивация была определяющей. Уходили от гонений. Известно, что на глазах Карпа Осиповича расстреляли его брата, шли репрессии, коллективизация. Желая сохранить веру, они ушли вглубь тайги. Известно, что дед Агафьи Лыковой был священником белокриницкого согласия. Живя в тайге, она не могла общаться со священниками. Известно, что в одном из безпоповских скитов она приняла «покрытие», то есть, иноческое посвящение по безпоповскому чину. Но память о деде, чтение духовных книг, особенно тех, которые были присланы владыкой Алимпием, убедили её в том, что священство должно быть до скончания века. Кстати, владыка Алимпий был похож по своей простоте и непосредственности на Агафью. Помнится, рассказывали, когда он ехал по Москве, после избрания его Предстоятелем, то с испугом смотрел на огромные небоскрёбы. После нижегородского затвора в колокольне, ему это было непривычно.

Думаю, что если бы я оказался на Агафьиной заимке, то, наверное, она меня встряхнула бы от затянувшейся зимней спячки, или быстро, через трудотерапию устранила «трудовой мозоль» - заметно выступающий живот, позор «второго типа ожирения» (а может быть, и второй тип диабета), как недавно констатировали врачи Алексеевской больницы. И другие, например, Алексей Васильевич, с очень подходящей фамилией – Шишкин, подкрепил бы своё здоровье в этой среде, где здоровая пища, чистый воздух, родниковая вода. Или Александр Васильевич Антонов, собирая грибы в звенящей тишине, мог бы поразмышлять на философские и богословские темы, а потом какие-то его недоумения Агафья, умудрённая духовным опытом, могла бы по-простому разрешить.

И ещё: советские и постсоветские руководители привыкли всё оценивать в килограммах, процентах, киловатт-часах. В советское время недоумевали – а в чём КПД труда писателей? Некоторые даже серьёзно задумывались над тем, что, может быть, привязать контактный провод к генератору, который вырабатывал бы электроэнергию от вращения ручки писателя?

Скончавшийся в прошлом году от ковида глава Хакасской республики, прямо признавался, что он не любит Агафью, что ему не нравится весь этот ажиотаж вокруг неё, что это всё связано с большими расходами.

Пример стойкости Агафьи, её молитва имеют огромное, неоценимое значение для нашего Отечества. Встаёт вопрос: а что дальше? Дай Бог ей до 100 лет дожить, но если она уйдёт в иной мир, неужели это намоленое место, политое потом и кровью подвижницы, затухнет и не будет продолжения в виде женского скита, насельницы которого примут эстафету духовного делания, прежде всего, от почившей подвижницы.

Ещё один момент. Если бы была такая номинация: «за лучшую фотографию религиозного деятеля», которая могла бы стать победителем, я бы смело отдал за ту, на которой владыка в иноческом одеянии, за послушание, по благословению отшельницы, с лопатой в руках вскапывает огород, а рядом верный его оруженосец протодиакон Виктор. Владыке труд привычен, у него за плечами стаж в 35 трудовых лет. 

У митрополита недавно была вторая поездка к Агафье (первая была семь лет назад; обе они были однодневными).  Целью последней поездки было освящение нового дома отшельницы. Дом был построен на средства известного олигарха О. Дерипаски. Было 18 рейсов на лодке, перевозившей стройматериалы по руслу реки длиной в 250 км. Дерипаска и раньше помогал продуктами и одеждой. Владыке Агафья подарила пояс с надписью «Владыке Корнилию носить и не износить». Передавалась банка варенья из черники, вареной на меду. Особенно ценным подарком была лестовка из рыбьих позвонков (по окончании вечера митрополит передал ее в музейную экспозицию (это было обозначено как «возложение лестовки»).

На вечере Агафья характеризовалась как открытый, добрый, общительный, по-детски наивный человек. У нее очень своеобразная речь – порядок слов в ней несколько другой, близкий к греческим лекалам. Много церковнославянских слов. Язык живой, завораживающий – «осколок допетровской эпохи». Феноменальная память – Агафья помнит, когда точно, в день памяти какого святого произошло то или иное событие. Потрясающее трудолюбие: своими руками она изготовила стол для трапез и станок из дерева. Может целый день работать на солнцепеке. Удивительно энергична и вынослива. Когда на семейном совете решили переселиться на 20 км выше в горы из-за пересохшего родника, то Агафья по ночам рубила деревья и расчищала участок, а к утру возвращалась домой готовить трапезу. Так было целый месяц. Практически без сна и только с щепоткой сухарей. Она с четырех лет умеет читать,  в пять – вышла в огород с тяпкой в руках, в шесть - читала псалмы у аналоя в Великий пост, с семи лет стала и каноны читать. Может молиться до часу ночи, а потом пойти скотину кормить. Очень много времени уделяет молитве. Воскресные и праздничные дни категорически воздерживается от работы и другим работать запрещает. В детстве и юности, когда другие шли на работу, то ее оставляли молиться. В делах веры Агафья – кремень. Строго придерживается несообщения в пище и питье не со своими единоверцами. У нее своя посуда. Если кто-то зачерпнул воды из ее ведра, то это ведро уже используется только для хозяйственных целей. Воду в реке она берет только в определенном месте. Если кто коснулся ее стола, за которым она трапезничала, то этот стол она будет скоблить и кропить святой водой. Основной проблемой, особенно в последние годы, стал для Агафьи  медведь. Из-за угрозы его появления отшельница перестала выпускать коз из загона. Однажды поздно вечером медведь, по словам Агафьи похожий на черную гору бросился на нее. Тогда Агафья защитилась Исусовой молитвой. В другой раз «хозяин тайги», изготовившийся для прыжка, проломил своим весом толстенные доски стола, за которым сидела Агафья с помощницей. Пришлось вбежать в дом и отстреливаться. Также приходилось стуками в железную посуду отгонять зверя. Медведица тоже опасна – может наброситься, защищая своих медвежат. Если же она одна, то бросаться не будет. С медведями подружиться невозможно – здесь они агрессивны, так как у них большие проблемы с едой. Был такой забавный и в тоже время жуткий случай, когда медведь оторвал голову козленку, на шее которого были колокольчики. Медведь крутит головой козленка, а на ней звенят колокольчики…

25 лет семью Лыковых лечил И.П. Назаров. На основании анализа крови он сделал вывод, что у членов семьи в ней не было антител. По этой причине два брата и сестра Агафьи умерли от вируса. На вопрос отцу Агафьи – Карпу Осиповичу: «не сожалеет ли он о десятилетиях жизни в тайге», он ответил отрицательно. И добавил: «Мы жили как христиане». Митрополит Корнилий предлагал Агафье переселиться на Рогожское, но она, ссылаясь на завещание отца: «если уйдешь отсюда, то погибнешь», категорически отказалась.

Владыка, завершая вечер, назвал знаменитую отшельницу «нашим щитом» и «молитвеницей за весь мир». Процитировал любимое им высказывание В. Распутина, что такие люди подобны крепостям, а мы «как лавки, торгующие в разнос». Было подчеркнуто: «выжить им помогали вера в Бога, сила духа и чистота души».

Еще из статьи «Пример твердого самостоянья» (спецвыпуск газеты «Ступени» за 24.09.2015г.): «Агафья – это наш духовный Байкал. В ней, как и в священном море, хранящем свою хрустальную чистоту 25 миллионов лет, сохранилась чистота натуры русского человека многовековой давности. По сути, своим жизненным подвигом она сберегла нам типаж русского человека времен Святой Руси, Руси дораскольной, еще незамутненной петровскими реформами и позднейшими наслоениями противоречивого хода российской истории… Того самого, который и дает нам пример твердого самостоянья в любых испытаниях и обстоятельствах».    

Категория: Староверы и мир | Просмотров: 1134 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]