Главная » 2019 » Декабрь » 22 » Игумен Кирилл (Сахаров). Особенности древнерусских богослужебных чинов. Окончание
15:14
Игумен Кирилл (Сахаров). Особенности древнерусских богослужебных чинов. Окончание

Таинство Соборования

В соборовании прощаются больным людям малые и забытые грехи, но нельзя заменять соборованием епитимию за смертные грехи для здоровых людей. Не соборуются те, кто не допущен к Причастию, кроме смертной нужды. Семь свещей на этом Таинстве либо по одной возжигаются перед каждым помазанием (см. Большой Потребник), либо возжигаются все сразу, а после каждого помазания по одной гасятся (есть разные обычаи). Некоторые священники в случае массового соборования людей читают по два Евангелия, положенные при соборовании и мужчин, и женщин, а другие читают, в случае смешанного состава соборующихся, 14-е зачало из Евангелия от Иоанна (пред 1-м помазанием), а потом (на следующих помазаниях) – Евангельские зачала, которые читаются при соборовании мужчин. В случае смерти соборовавшегося, остатки освященного масла (после отделения его от вина) вливаются в сосуд, в котором хранятся до 40-го дня. Если человек умирает в этот период, то этим маслом поливается тело усопшего в конце чина отпевания. В пищу это масло не употребляется. Если же соборованные не умер, после 40-го дня масло сжигается в лампаде (как и вино, смешанное с маслом). Бывают случаи чудесного исцеления людей после совершения над ними соборования, во всяком случае, практически всегда получается облегчение болезни.

Таинство Причащения

Если человек умирает, священнику нужно всё бросить и буквально бежать к таковому, даже не будучи званным. Если не успеет, то на волю Божию. Если сигнал поступил во время службы, например, когда совершается проскомидия, то нужно прервать службу, заполнив паузу чтением поучения, и поспешить к одру умирающего. Бывают случаи, когда сразу после Причастия человек умирает; бывает, что напротив, оживает. Так было, когда о. Валерий Шабашов беседовал с архиепископом Никодимом (Латышевым) (†1986), и вдруг тот внезапно падает. Все в страхе разбежались, а батюшка поспешил причастить владыку, и тот ожил.

Еще один случай, произошедший в храме РДЦ в Самаре. Группа верующих накануне причащения всю ночь молились в храме. Во время службы вдруг одна женщина падает на пол. У нее полностью отсутствует пульс, дыхание, удары сердца не прослушиваются. В этом случае необходимо 1 или 2 раза сильно ударить кулаком в нижнюю часть грудины, после чего сердце часто заводится. Эта женщина пришла в себя и её причастили, после чего увезли в больницу.

По мнению о. Вадима, если человек находится в коме (в безсознательном состоянии) – это не повод его не причащать. Такие люди, к удивлению врачей, могут и глотнуть. Они могут прийти в сознание, и даже выздоравливают – бывают такие чудеса. Если человек жил христианской жизнью, желал исповедоваться, то нужно его причастить. Если же он отвергал церковь и ее покаялся, то такого нельзя причащать. Но в любом случае, человека нельзя причащать против его воли, даже если он находится в коме.

Хочу сказать, что особую ценность того, о чём рассказывал о. Вадим, придают те примеры, случаи из жизни, которые он приводил. Священник, по его мнению, должен предпринять все меры, чтобы подвигнуть умирающего человека к исповеди и причащению, однако если его усилия успехом не увенчались, то он не вправе совершать погребение над этим человеком. Однажды он посетил однокомнатную квартиру, среди шкафов которой, на полу лежал умирающий человек. Он был в сознании, на предложение батюшки исповедаться и причаститься так отреагировал: уходи поп, я вас не признаю. Через три дня он умер, христианское погребение над ним не было совершено… Другой случай. В деревне женщина жила с болящим сыном. Умерла без исповеди. Отец Вадим, подойдя к её дому, стучал в ворота. «Чего надо?» Батюшка рассказал о цели своего приезда. В ответ: «Ничего не надо, всё прекрасно – уходи». Он ушел, а утром пришла племянница этой женщины, сообщила о её смерти и попросила отпеть. В качестве оправдания она сказала, что накануне священника не пустили не родственники, а соседка, которая хотя и со старообрядческими корнями, но читает по всем покойникам без разбора. Это она, чтобы не лишиться денег, сказала, что ничего не надо. Пришлось о. Вадиму в храме у гроба усопшей прочитать канон прп. Паисию Великому об умерших без покаяния. Для себя он сделал вывод, что в любом случае Бог приводит ко Причастию достойных.

Еще случай. Умирала крылошанка. О. Вадим мог приехать только утром. Предложил, чтобы Причастие преподал диакон, находившийся рядом. Больная категорически возражает: нет, только ты. Когда батюшка приехал, то за полчаса до этого женщина умерла…

По мнению о. Вадима, если человек не успел исповедаться и причаститься по вине священника, то его можно отпеть. Священнику нужно сразу реагировать на призыв исповедовать и причастить умирающих. В этой связи я хотел бы отметить сложность с этим в столице. Дело в том, что во многих больницах Москвы есть храмы и опекающие их священники. Когда кто-то из знакомых просит меня приехать причастить кого-либо в больнице, я всегда спрашиваю: есть ли там храм и священник? Вот здесь очень важно не тянуть, а как можно быстрее получить ответ и дальше действовать исходя из обстановки.

Неоднозначно отношение к исповеди в письменном виде, переданной по почте. Разве что по великой нужде. Разрешальные молитвы в таких случаях читаются заочно. Если кто из мирян в отсутствии священника принял исповедь у умирающего, то он должен передать её содержание епископу. Имеет место у некоторых людей суеверие о том, что исповедь тяжело больного человека или соборование его – к смерти.

Как известно, в древности служили на одной просфоре без изображения на ней. Было время, когда было шесть просфор (рукописные служебники XVI века). Ко времени реформы было семь просфор, хотя кроме этих служебных просфор были ещё просфоры частные. Не надо было хулить сложившуюся практику, имевшую к тому же глубокую символику.

В том приделе, в алтаре которого было намечено совершать Литургию, должен быть совершён суточный круг уставных служб. Нельзя из одной просфоры вынимать более одной частицы, так же, как нельзя два раза крестить или рукополагать. Овцу закалают единожды, если закалать второй раз, то это уже будет над трупом. Вино для Литургии, как известно, должно быть виноградным. Однажды, во время Смутного времени, иезуиты, чтобы прекратилась Литургия на Руси, заблокировали его поставку. Тогда Земский и Поместный собор решил служить на вишневом соке. Как только об этом стало известно, поставки виноградного вина на Русь возобновились.

Таинство Священства

Суд в Церкви принадлежит только архиереям – они принимают решение либо единолично, либо советуясь при этом. Диакона судят три архиерея, священника семь плюс митрополит, епископа – двенадцать, плюс митрополит. Если кто-то из священнослужителей был незаконно лишен сана, но при этом продолжает служить, апелляция для такового невозможна.

Известно, что у старообрядцев епископа возводят в митрополичье достоинство, совершая над ним хиротонию. Так было и с Никоном при возведении его в Патриархи. Греки за это упрекали русских, однако именно греческий Патриарх Иеремия так посвящал первого русского Патриарха Иова. По мнению о. Вадима, раз это было, то нет нужды подвергать это сомнению. Правила запрещают дважды рукополагать во священство, ибо второе поставление свидетельствовало бы о непризнании первого. Но в данном случае поставление не отрицает, а дополняет прежнее рукоположение, так что под данное правило такое действие не подпадает.

По поводу рукоположенного в сан после блудного падения, о. Вадим заметил, все его священнодействия действительны, но сам он «сгорает».

Очень сложно регламентируется церковным правом вопрос об обвинениях в адрес духовных лиц. Обвинители должны дать письменное подтверждение, что они предупреждены о последствиях. Мирянин за ложь в таких случаях может быть отлучен от Церкви. Он должен лично выступать на суде. Анонимные обвинения не принимаются. Свидетели не должны быть отлученными от Причастия. Не должны состоять в невенчанном браке, должны быть воцерковленными людьми. Свидетелями не могут быть ближайшие родственники, зависимые от обвиняемого или от обвинителя люди, а также ранее обличенные во лжесвидетельстве. Если одно из обвинений не подтверждается, то остальные к рассмотрению от данного обвинителя или свидетеля не принимаются. Свидетели должны лично видеть то, о чём они утверждают, а не то, что они от кого-то слышали. Для обвинения клирика нужны два-три свидетеля, а епископа – пять. Аудио-, видео- и фотоматериалы в качестве доказательства – вещь сомнительная, т.к. возможен искусственный монтаж.

За обличение в лицо мирянином священника, даже если это соответствует действительности, согласно канонам участь такого человека в «Иудином месте», он отлучается от Церкви (Номоканон).

Суд должен быть только очным. Обвиняемого трижды приглашают на суд с изложением обвинений через двух равных ему по сану (о. Александра Черногора, лишенного сана в РПСЦ, приглашали несколко раз). На время расследования священнику не следует запрещать служить.

В случае конфликтов в общинах и обвинений в адрес священников на Совете Митрополии создается комиссия, которая заслушивает обе стороны и старается призвать к примирению их. Если нарушение не очень серьезное, то могут ограничиться замечанием, а если речь идет о тяжких грехах, то они рассматриваются по особой процедуре. Особенно сложны вопросы, связанные с конфликтами в семейной жизни. Однажды архиепископ Геннадий (г. Новозыбков) пришел в одну семью мирить супругов, а они объединились против него и муж ударил его чем-то по голове. После этого случая владыка зарекся вмешиваться в разборки между супругами (что-то подобное встречается и в воспоминаниях митрополита Питирима (Нечаева) – иг. К.).

Священник должен постоянно служить – если он не служит по неуважительной причине три воскресных дня подряд, он извергается из сана. Те, кто не причащаются на Литургии, вкушают дору (антидор), причем, только те, кто не отлучен от Причастия. От отлученного нельзя принимать просфоры в течение нескольких первых лет отлучения.

Если духовник по неграмотности или по слабости рекомендовал к рукоположению недостойного к принятию сана, то он понесет за это самую строгую ответственность. Поскольку священническое служение связано с большими нагрузками и постоянными стрессами, важно, чтобы кандидаты на рукоположение предоставляли медицинские справки о том, что они психически здоровы. Не может быть рукоположен в духовные степени человек, допустивший вольное или невольное убийство, например, сбивший насмерть человека автомобилем. Нежелательны гневливые и несдержанные. Не могут быть кандидатами в священство не соблюдшие девство или женатые не на девственницах или актрисах.

Если духовник благословляет на рукоположение духовное чадо, у которого были плотские грехи, то, согласно выражению в древнерусских церковных книгах, и этот духовник и тот, кто был рукоположен по его рекомендации, хотя и все совершенные им священнодействия будут действительны, но в будущей жизни «они сгорают», т.е. их участь будет незавидна (Номоканон).

Волосы на лице священник не должен брить, усы не подрезать (как и миряне), волосы на голове не подстригать. Клирики Московского Патриархата, напротив, обязаны подстригать усы, чтобы не было препятствий при причащении (старообрядческие священники, причащаясь, их закручивают). Тех, кто усы обкусывают, называют самоядцами.

Как известно, Христос не стриг волосы. На изображениях апостолов мы их видим как с длинными волосами (ап. Андрей), так и со стриженными (апп. Петр и Павел). В Древней Руси священники и монахи выстригали круг на голове («гуменце»). Каждые 40 дней его поновляли. В Константинополе до его падения длинные волосы носили чиновники, а после падения стали отращивать и священники. Длинные волосы носил протопоп Аввакум, так что это не новшество никонианское. Длинные волосы были и у беглых попов, переходивших к старообрядцам из господствующей Церкви. До конца 18 века и даже в начале 19 века священники Синодальной Церкви носили скуфьи. Позже их заменили шляпы – их они сохраняли и переходя к старообрядцам. В Румынии старообрядческие священники, как правило, носят длинные волосы. Казанско-Вятский епархиальный собор в 19 веке по причине гонений разрешил священникам подстригать волосы. Освященный собор РПСЦ в 1922 году постановил, что хотя и не грех священникам подстригать волосы, но лучше, чтобы они их растили. Этого обычая строго придерживаются беглопоповцы и старообрядческое духовенство в Румынии. О. Вадим констатировал, что по этому вопросу существуют разные мнения и спорить по этому поводу не стоит.

Интересно, что митрополит Димитрий Ростовский рукоположил нескольких человек, которые впоследствии перешли к старообрядцам и были приняты ими в сущем сане. Не все с этим согласились, на Вятке даже произошел раскол.

Из Пролога мы знаем, что вместо лишенного сана священника, который был связан под престолом, служил Литургию сияющий ангел в белых одеждах – «ради веры приходящих». В Номоканоне говорится, что благодать действует через всех священников, но горе тем из них, которые являются недостойными орудиями.

Погребение

О. Вадим склоняется к тому, чтобы его тоже считать Таинством, но не отдельным таинством, а завершением таинства Покаяния.

С погребением связано множество суеверий. Например, что нельзя омывать тело усопшего и нести его гроб родственникам. Возможно, что подобное мнение распространяют сотрудники ритуальных служб, не желающие упускать выгоду. Старообрядцы стараются, чтобы всё, в чём усопший во гробе, сгнило («земля еси, и в землю отыдеши»). Даже нательный крест старались надевать деревянный, а не металлический (отсюда иногда у археологов возникает недоумение: христианское ли это погребение, если не находят металлических нательных крестов). На усопших мужчин одевали рубахи до колен, препоясывали, на ноги одевали порты и легкую обувь – ногавицы, на левую руку лестовку. И мужчин, и женщин завертывали в саваны (лицо закрывали по окончании отпевания). В правую руку, сложенную двуперстием, влагали рукописание, в котором вписывалось имя духовного отца, даже если отпевал по согласованию с ним другой священник.

Венец (венчик), чтобы не соскочил со лба, закрепляли лентой вокруг головы. Поверх покрывала во время отпевания гроб покрывался ещё бархатным или парчовым церковным покрывалом (так было при отпевании епископа Арсения Уральского, как это видно на фотоснимке; в последние годы гроб усопших архиереев старообрядцы стали покрывать архиерейской мантией (влияние новообрядчества? – иг. К.). Маслом старообрядцы поливают само тело усопшего, а не покрывало на нём. Поливают, творя восьмиконечный крест (после вертикальной линии большую линию посредине, затем нижнюю перекладину и верхнюю). Если нет масла от соборования, то используют масло из лампады из алтаря. Сосуд из-под масла, закапывают вместе с покойником, полагая в гроб у его ног. Такие сосуды находят в древнерусских погребениях. Пузырек из-под масла найден при поднятии честных мощей святителя Арсения Уральского, в нижней части гроба. По-видимому, так поступали и потому, что опасались волхования.

Если священник не едет на кладбище, то перед тем, как закрывают крышку гроба, он поверх покрывала со словами «Вся от земли и вся в землю посылаеши…» посыпает землёй. Если священника вообще нет, то гроб с усопшим с соответствующими песнопениями провожают миряне во главе с уставщиком. А священник совершает заочное отпевание. Уставщики в отсутствие священника поливали маслом тело усопшего, но скорее всего не крестообразно. Также они влагали и рукописание в руку усопшего. При иноческом погребении возжигали сорок свещей. По пути к кладбищу с гробом инока делали три остановки для совершения заупокойных литий (в Румынии тамошние старообрядцы делают остановки с гробом мирянина на перекрестках). Обычай бросать горстями землю в могилу, по предположению о. Вадима, скорее всего отголосок язычества, когда насыпали курганы. Греха в этом батюшка не усматривает. Ведь могильщики это же делают лопатами. Венки из искусственных цветов – тоже отголосок язычества, это делать не есть хорошо. Но лучше не препятствовать и вообще во время погребения не делать замечаний, чтобы не было ссор и раздоров. Тем более что никакого символического смысла в эти вещи люди не вкладывают. Отец Вадим рассказал о том, как в Балаково Саратовской губернии хоронили известного купца мецената Мальцева – об этом была статья в старообрядческом журнале под названием «Небывалые похороны». На фото видно, что весь гроб был в цветах. В память об усопшем 40 дней кормили весь город, причем два раза в день.

Если отпевание бывает заочным, то оно совершается перед кутьёй, мёд которой символизирует сладость жизни будущего века. Спиртное на поминках не допускается, чтобы не превращать их в гулянку.

Сложен вопрос об отпевании внезапно умерших. Одно дело, если смерть происходила внезапно, другое дело, если, например, пьяный человек знал об опасности, но утонул, переплывая реку. Тогда он уже – самоубийца. Запомнился пример о том, как юноша – сын женщины, которая, несмотря на предупреждения, устроила стирку в канун памяти святителя Николы, утонул, упав с обрыва. По свидетельству очевидцев, он как завороженный, как будто под гипнозом, держа руки по швам, шёл навстречу своей гибели.

Старые священники поминали духовных чад ежедневно, причём именно об упокоении, а не о здравии. Поминовение на сороковой день бывает строго день в день, а на девятый день и годину, если они приходятся на великие праздники, то переносится на субботу (кроме Лазаревой и Великой).

Об освящении воды на Богоявление

По поводу освящения воды в Крещенский Сочельник и в сам праздник Богоявления. До сих пор нет единого мнения по всем вопросам, связанным с этим. Прп. Максим Грек писал, что при Патриархе Фотии (IX век) водосвятный молебен «августовским чином» совершался в начале каждого месяца, а в январе – в день Богоявления ( а чин молитвословий преподобный не указывает). Патриарх Никон отменил одно из освящений. Сейчас в новообрядческих храмах освящение совершается дважды, причем в обоих случаях происходит великое освящение воды. Епископ Арсений писал: «Не знаю точно, но думаю, что в Сочельник нужно совершать великое освящение воды, а в сам праздник Богоявления – тем же чином – малое». В нескольких древних рукописных Потребниках XVI века сказано, что в Навечерие Богоявления пространная молитва («Велии еси Господи и чюдна дела Твоя…») в чине Великого освящения воды читается громко вслух (вторая пространная молитва Патриарха Софрония опускается), а на повторном освящении на Богоявление вторая молитва читается втай, после нее читается вслух первая, третья опускается – собственно, в этом и вся разница. По сути получается, что в самый праздник Богоявления совершается малое освящение воды.

Купание на Богоявление было у старообрядцев в Саратове еще сравнительно не так давно. Погружался даже священник. Погружение в Иордань было и в прежние времена. Правила это не запрещают, следовательно, никакого греха в этом нет. Но должна соблюдаться христианская благопристойность.

О церковных облачениях

Интересен был рассказ о символике облачений. Патрахиль (по-новому – епитрахиль) напоминает ту верёвку, за которую Христа вели на Голгофу. Он же символизирует и благодать, изливающуюся на священника. Пояс обозначает строгость ветхозаветного закона, а четыре подвески на нём («источники») – Благодать и свободу во Христе, то есть Новый Завет, вытекающий из Ветхого, четыре Евангелия. На поясе изображается четырехконечный крест («сенный крест», то есть прообразовательный). А на каждом источнике – по три восьмиконечных креста, итого двенадцать, символизирующих двенадцать апостолов. Поручи символизируют оковы Христа. Раньше у всех священников и в России, и в Румынии были на поручах по семь пуговиц. С середины XX века при архиепископе Флавиане (Слесареве) у священников и священноиноков стало по семь пуговиц, обозначающих семь Таинств, у протоиереев и архимандритов – девять, обозначающих девять ангельских чинов, у епископов двенадцать – в честь двенадцати апостолов. Кресты и панагии епископы в древности носили только в дороге, а не на службах. Ромб в нижней части фелони символизировал мир (четыре конца света) и четырёх евангелистов.

Интересная была информация о. Вадима об особенностях совершения Чина о панагии.

Свещи, конечно, должны быть восковыми – они подобны чистой жертве Авеля. Парафиновые свечи можно сравнить с жертвой Каина, смешанной с плевелами. Ещё в хрущевское время в храмах использовали оливковое масло, а позднее всё чаще подсолнечное. Фитили в растительном масле нужно убавлять по толщине в два раза, потому что они разбухают и не дотягивают горение.

В заключение хотелось бы сказать следующее. Изучая во время обучения в МДС и МДА литургику и пастырское богословие, я, пожалуй, получил меньше, чем за эти две лекции (или беседы) о. Вадима (в общей сложности они продолжались около 13 часов). Чего не хватало в Духовных школах? Конкретных живых примеров, не удовлетворяла излишняя схематичность и схоластичность преподаваемого материала. Вообще, недостаточный вес литургики в объеме преподаваемых дисциплин, а ведь для будущего пастыря это один из главных предметов. Конечно, были интересные моменты и в лекциях ныне покойных протоиерея Геннадия Нефёдова и архимандрита Матфея (Мормыля), особенно в курсе ПРП - практического руководства для пастырей о. Дамиана Круглика. Но у «ходячей энциклопедии», как иногда называют о. Вадима, было нечто особенное. Вспоминаю учебник по пастырскому богословию во время моей учёбы (1980-1987 г.) - на две трети он состоял из длинных цитат из ветхозаветных пророков, обличающих нерадивых пастырей. Тоже важно, но недостаточно. Дай Бог, чтобы о. Вадим порадовал нас в дальнейшем изданием серии книг по литургике. Они послужили бы незаменимым подспорьем для служителей алтаря.

Категория: Староверы и мир | Просмотров: 722 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]