Главная » 2020 » Апрель » 4 » Игумен Кирилл (Сахаров). Памяти почившего протоиерея Леонтия Пименова
09:56
Игумен Кирилл (Сахаров). Памяти почившего протоиерея Леонтия Пименова

Я знал почившего в течение 35 лет. Был с ним в тесном контакте, очень ценил его доброжелательное отношение к себе лично и к тому, что делалось у нас на приходе.  О. Леонтий импонировал широтой своих взглядов, дипломатическими способностями, умением найти выход из затруднительных обстоятельств. Он обладал уникальной способностью "наводить мосты", работать на перспективу. Батюшка всегда был в тонусе, никогда не унывал, даже находясь в тяжкой немощи, постигшей его в последние годы жизни. Круг его интересов был весьма широким. Он спешил положить как можно больше трудов, как на уровне своего прихода, так и Старообрядческой Церкви в целом.  О. Леонтий говорил: «Кто знает, сколько нам отпущено дней, все ходим под Богом, неизвестно, что может быть, ведь можно и не успеть..."  И ещё «Мы живем в период таяния льдов атеистического Ледникового периода". 

Ниже привожу свою заметку пятнадцатилетней давности, посвящённую о. Леонтию.

Старообрядческий протопоп Леонтий Пименов (2005 г.)

Не перестаю восхищаться о. Леонтием Пименовым, настоятелем старообрядческого храма  г. Орехово-Зуево. При первом же соприкосновении, общении с ним стараюсь максимально духовно обогатиться. А тут представилась уникальная возможность отвезти батюшку в Орехово-Зуево после певческой конференции (2005 год). Мало того, что мы с ним плотно общались всю дорогу, я еще и детально познакомился с местом его служения. Пока это - моленная у дороги, напротив большого городского кладбища. Одновременно со службами в ней в центре города идет активная реставрация храма. Это бывшая безпоповская моленная с колокольней.  До недавнего времени здесь было какое-то светское учреждение. Поскольку поповцев больше, то решили, что именно они восстанавливают этот храм под ключ и потом выделяют безпоповцам маленький придел. Безпоповцы уже молятся в левом приделе. Есть у батюшки определенные опасения осложнений в будущем от такого соседства. 

Что касается храма, то отец Леонтий проявил себя как компетентный строитель, кстати, у него за плечами строительный техникум. Первое, что обратило на себя внимание – невысокая ограда, пролеты и три узких бойницы в ней. Примечателен парк, тут тоже отец Леонтий развернулся: елочки, клены, дубы, все он нам подробно показал.  Дорожка вокруг храма в три метра шириной из большой мраморной крошки. Все продумано, чтобы не просто совершать крестные ходы. А для того, чтобы «мои потомки, реставрируя фасад, могли бы пользоваться техникой по этому покрытию». Масса нюансов, например, чехлы на елках в зимний период, чтобы их не спилили.  «Будем устраивать детские мероприятия вокруг этих елочек» - говорит отец Леонтий. Храм однокупольный, привлекает внимание мозаичное изображение Крещения в правом приделе, который будет крестильней и исповедальней. Необычны цитаты из Евангелия - с одной стороны: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга», а с другой стороны: «Аще кто растлит храм свой, того растлит Бог», которые я не встречал ни в одном старообрядческом храме.

В моленной, где они сейчас молятся, я обратил внимание на буквы из лампочек «Х.В.», я сказал ему: «Отец  Леонтий, это вроде бы заимствование от новообрядцев».  Он: «Да, заимствование, но нельзя сказать, что все плохо вне нас, что-то положительное можно и перенять. Допустим, лампочки в паникадило – нельзя, это имеет духовный смысл, а наличие этих букв создает наглядное торжество». Я впервые видел такое в старообрядческом храме.

           Что в храме нас поразило? Первое – это то, что все делается основательно. Они всё делают медленно, но очень тщательно. Спустились в подвал, такая картина: одна лестница ведет вниз, другая наверх. Духовный смысл: одна лестница напоминает путь в преисподнюю, другая - на небо. Спускаемся ещё ниже, а там  - разные  складики, кабинетики, раздевалка для хористов женского пола, для мужского пола – другая комнатушка. Масса  наклеенных икон. Я спросил: «А как же, отец Леонтий, вроде у Вас….», - «Опасно оставлять настоящие иконы, в храме нет охранников, собачка лежит у двери – вот и вся охрана». Пока и ценностей никаких нет.

Входим в самое нижнее отделение – крышка от гроба: «Это владыка Корнилий – наш бывший староста, которого недавно посвятили в епископа Казанского, - поясняет  Константин, наш знакомый, - своими руками изготовил себе гроб». Все естественно, тем более для мира старообрядцев. А эта комнатушка – это его келья, в которой он сорок дней, как положено по Уставу, после иноческого пострига находился в затворе. Пройдите». Мы прошли, посмотрели: иконки, короткая лежанка, по-моему,  на ней нельзя вытянуться в полный рост, ручная кадильница, лестовка, подручник. Константин поведал нам  некоторые детали о владыке Корнилии: родом он из старообрядцев, ему сейчас лет 50 с небольшим, но не более.  Пришел при отце Леонтии, влился в приход, это было лет 20 назад, когда отец Леонтий стал настоятелем храма в Орехово-Зуево, и тут же появился будущий отец Константин. Есть фотография у отца Леонтия, только что ставшего настоятелем, с группой прихожан, на которой и молоденький отец Константин  (без бороды и не узнать - сейчас у него борода до пояса). Он, оказывается, был депутатом местного Совета, потом стал старостой этого храма-моленной, потом его посвятили в диаконы, затем рукоположили в священника, стал кандидатом в епископы и, наконец, – епископ Казанский. Он до сих пор числится старостой этого храма, потому что идет стройка. Отец Леонтий говорит: «Дело моей жизни, завершить эту стройку». Владыка делает киоты для икон и скрупулезно выкладывает мозаичными детальками дорожку в подвале. И это - епископ, владыка!

Поднялись на хоры, туда ведет площадка в завершенном состоянии. На стене масса лампадок, десятка два-три. «Это как в Иеросалиме, - сказал о. Леонтий, -  на этой площадке мы предполагаем проводить конференции, выставки». Потом пригласил нас посмотреть выемку в стене, думали, что это очередная вытяжка. Говорит: «Нет. Ниже нас – кухня, а здесь будет трапезная. С помощью механизмов, посуда – вверх, посуда – вниз». Все смеются.

Еще одна деталь: в алтаре выступ апсиды. «Это что, такой маленький алтарь?» - «Нет, это -  горнее место». Подходим ближе – углубление вниз, объяснение, для чего это нужно: «Сейчас процветает воровство, и для того чтобы от всего этого оградиться, я эту мысль везде провожу, надо самые ценные иконы класть в сейф. Например, выносная икона, которую выставляют для поклонения раз в году. Мы углубляем  сейфы в пол алтаря. Туда ведет специальная винтовая лестница, имеются массивные задвижки. Вот так мы будем хранить иконы».

Перед тем, как вступить отцу Леонтию на приход, было ограбление их моленной, поэтому он так щепетильно ко всему этому относится. О системе защитных действий в моленной он уже рассказывал, например, внутренние ставни. Очень важно живое присутствие – сторож. Например, телефон обрежут, и как быть? Вдруг зазвучала сирена. Думаю, что такое? А это такой механизм, типа рубанка, он его крутит, и она воет – воет. Если блокируют сторожа, то он выставляет эту штуку в окно на улицу, и вся округа поднимается на ноги: тревога!  Всего не перескажешь, столько было рассказано. Потом вернулись  в моленную, при которой построили домик, пока ещё не обустроенный.

Была трапеза, никаких келейников, помощников. Есть Василич из Оренбурга, типичный старообрядец, скромный мужичишка, столяр, делает двери и прочее. Он тут же разогревает чай, он же и сторожит моленную. Есть еще молодой человек, которого отец Леонтий временно попросил из училища. Трапеза: «Василич, что там у нас есть, огурчики есть? Порежь огурчики, помидорчики». Чай, хлеб, лук, какая-то картошка холодная. Бутылка вина молдавского. То же самое было утром плюс горошек и одна банка рыбных консервов на пятерых, наш лосось. Он говорит: «В этой комнате у нас все - тут мы и трапезничаем, и исповедь здесь проходит, и приемы осуществляем в этой же комнатушке при моленной».

Также здесь масса ценных икон. Допустим, икона прп. Паисия Великого в рост в иконостасе. «Думаем реставрировать. Сколько будет стоить реставрация?»  Посчитали - где-то 30 тыс. рублей, стало быть, 1000 долларов. У меня сразу возникла мысль вручить ему при случае 100 долларов на реставрацию иконы св. Паисия Великого. Пока промолчал. Везде у них там иконы Господа Саваофа. Явление распространенное, хотя это не совсем по канону. Есть повторы, например, три «Скорбящих», большая икона «Владимирская» в серебряном окладе. Жалко не было Татьяны Косолаповой, нашего иконописца, с нами.

 

С о. Леонтием в старообрядческой церкви Рожества Богородицы в г. Орехово-Зуево

 

Отец  Леонтий щепетилен насчет охраны, все разъехались, поэтому ему надо быть на хозяйстве, и он всегда возвращается, хотя бы только переночевать. Старец мало спит, в половине первого  ночи у него еще горел свет. Мы встали в шесть, а он сказал, что встал на час раньше, делал правку в докладе на певческом съезде по просьбе одного болгарина: сделать ссылки на гласы, где, что, какой. Отец  Леонтий за этот час нашел все ссылки для текстов, какого гласа, на ирмосы.

И непрекращающиеся беседы обо всем, и обо вся. Что я понял из беседы: отец Леонтий нижегородец, родитель его был репрессирован и расстрелян в 30-е годы в возрасте 33-х лет. Отец из новообрядцев, его обратил в старообрядчество епископ Иосиф. Был такой владыка, он стал архиепископом, главой их Церкви с 60-х по 70-е гг. С девяти лет отец Леонтий был при Иосифе в разных качествах, в том числе секретарем, когда тот был одно время епископом Молдавии. Отец Леонтий в школе был единственным не комсомольцем, его тогда хотели сдать в детский дом, чтобы оторвать от теток, которые воспитывали его в духе веры. Но приехала комиссия, и одна женщина спасла положение: «А он как хочет?» Вопрос был закрыт, оставили его в покое. Всю жизнь отец Леонтий был реставратором, а сан принял  лет под 50, сейчас ему 69, скоро 70, но по виду не скажешь.

Второй эпизод: рукоположили его в сан священника в 1985 году, в Клинцах Брянской области, он показал документ, выписку из донесения в КГБ о том, что Леонтия Пименова считаем допускать к рукоположению нецелесообразным, потому что замечен.… И дальше упоминается эпизод с какой-то антисоветской книгой, которая к нему попала, и он ее читал. Было разбирательство. В конце концов, ему удалось миновать все эти рогатки и все-таки рукоположиться в священный сан. Я спрашивал его и о том, и о сем. Например, архиепископ Иосиф умел все: валенки валять, варежки шить, убирать, мыть, стирать.  Вот его отзыв об архиепископе Никодиме, который сменил Иосифа: «этого епископа я помню еще диаконом Никитой в Кишиневе. Он был чистюля, ходил в начищенных сапогах, носил ложку в сапоге, при необходимости доставал её и протирал. Такие детали. В отличие от Иосифа, который был дипломатом, например, лежит на пути камень, он его попробует обойти, этот (архиеп. Никодим) – будет идти напрямую, на камень».

«Алимпий – молитвенник, но ему не хватало светского образования. Если надо было куда-то ехать, на встречи, мероприятия – это его тяготило, ехать не хотелось. Еще он говорил: «Меня никто не боится, Никодима боялись, а меня никто не боится».

Отец  Леонтий – живчик. Удивительно, но он не подавляет личности. Бывают натуры властные, напористые, которые давят на психику, а отец Леонтий всегда учтивый, обходительный, хотя и темпераментный, энергичный. Он лидер,  вождь, атаман, но не давит, не напрягает, он все учитывает, скажет: «Да? Ну,  пусть будет так».  Мягкий человек, но в тоже время твердый и очень интересный.  Очень живописно рассказывал, как он выжигал клеща из внучки.

У него о Берсеневке такое понятие: «Берсеневка – это очаг древности, а на том берегу Москвы-реки, напротив, как бы некое противостояние, состязание, символ новообрядности – Храм Христа Спасителя». Далее он продолжил: «Ваш пример говорит о том, что есть такие ревнители, которые в лоне Московского Патриархата стремятся возрождать древнерусское православное благочестие. Это всё похвально, одобряем, поддерживаем».

Категория: Новости Самстара | Просмотров: 118 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]