Главная » 2010 » Январь » 21 » Основной критерий для совместной работы – это искренность: Интервью главного редактора журнала "Неопалимая Купина" С.Аветяна "Самстару"
12:54
Основной критерий для совместной работы – это искренность: Интервью главного редактора журнала "Неопалимая Купина" С.Аветяна "Самстару"
- Сергий, с журналами нашей Церкви, по крайней мере, последние лет двадцать, не очень везет. Срок их жизни не долог, относительным "долгожителем" был лишь неплохой журнал "Остров Веры", выходивший пять лет. Нижегородская "Община" продержалась недолго, украинская "Белая Криница" - и того меньше. Журнал "Церковь", учитывая частоту выхода, к числу периодических изданий отнести сложно. Других примеров не знаю. Не очень вдохновляющая картина для желающего издавать журнал. Почему решил взяться за это?
 
- А я и не решал взяться за это. Никогда в жизни я не был связан ни с полиграфией, ни с писательством, ни с журналистикой. Да и не имел таковых намерений в настоящем и будущем. Более того, к профессиональным журналистам я отношусь сдержанно-прохладно. Такова уж их профессия, что писать приходится то, за что платят, либо уходить из профессии. А такая постановка вопроса – всегда с душком.
 
Просто, так случайно получилось, что вопрос организации фотовыставки «Старообрядчество. Лица» и обсуждение того, каким быть журналу, о создании которого давно поговаривали в отделе по делам молодёжи РПСЦ, совпали по времени и месту.
 
 
За несколько лет до выхода первого номера "НК"... Сергий Аветян - участник открытого чемпионата России по спасательному пятиборью
 
Обсуждался не только вопрос названия нового журнала, его тематика и рубрикатор, но и то, кто возьмётся его делать в условиях назревающей финансовой неопределённости. Деньги на первый номер вроде были, но отчётливо просматривалась перспектива работы в условиях полного отсутствия финансирования.
 
Из десяти – пятнадцати различных названий в конечном итоге было принято одно из двух, предложенных мной. Как приняты и некоторые предложения по структуре издания.
 
После собрания ко мне подошёл отец Александр Маслов и предложил помимо выставки заняться и изданием журнала. Я, естественно, отказался, заметив, что хотя большую часть жизни мне и пришлось работать в производственной и строительно-монтажной отраслях, в том числе, в проектах, начинаемых с нуля, но это несколько не то же самое, что издательское ремесло. «Так всё равно больше некому» - ответил на это отец. Вопрос был закрыт.
 
В армии есть такое проверенное правило: «ни на что не напрашивайся, ни от чего не отказывайся», а так как жизнь христианина - это та же служба, я не стал ломаться, да отнекиваться. В конце концов, если Господь так привёл, что мне было сделано это предложение, – значит, так тому и быть.
 
Присутствовавшие проголосовали за утверждение моей кандидатуры, дружески поддержали меня в духе «не робей Вася, дуй до горы» и разошлись, чтобы больше никогда никакого участия в судьбе журнала не принимать. Единственный человек, который отнёсся к делу серьёзно и с которым мы и по сию пору вместе – это Олег Хохлов. Более того, если бы не Олег, журнала могло и не быть. Уже к тому моменту, когда нужно было отдавать в печать первый номер, деньги кончились, т.к. траты осуществлялись в расчёте на совершенно иные обещания финансирования, чем оказалось на самом деле. Но грех жаловаться: на деньги, выделенные благотворителем на старте нашего начинания, удалось закупить технику, без которой и организация фотовыставки, и работа над журналом были бы затруднительны. Тем не менее, большую часть тиража первого номера Олег оплатил из своих средств.
 
История наших с Олегом отношений вообще во многом поучительна для меня. Изначально мы не очень ладили. Отношения не складывались. Сотрудничество казалось просто невозможным. Но постепенно, когда мы остались вдвоём и оба, несмотря на полное отсутствие средств на продолжение выставки и издательство, бросать взятые на себя обязательства до тех пор, пока есть хоть какая-то возможность их исполнять, не собирались - отношения изменились.
 
Оказывается, совместное христианское делание, когда во главе угла стоят не личные амбиции, а достижение конечного результата – очень сближает. Господь умиряет все страсти и указывает пути к решению любых недопониманий. Многим производственникам это очевидно. Нравится тебе Вася, Петя, Федя – не нравится, а продукцию выдавать надо. А значит, надо выстраивать и рабочие отношения. Понятно ли это гуманитариям с непомерно раздутым самомнением и репутацией, которую нужно оберегать – сомневаюсь.
 
- Первый номер "Неопалимой Купины" и последний на сегодня третий номер - это не просто разные номера - это разные журналы. Первый был традиционным церковным журналом. Традиционным - в худшем смысле этого слова. Большинство церковных изданий вроде и материалы полезные печатают, а читать это - скучно. Второй номер был интереснее, но понять замыслы редакции было все-таки сложно. Третий номер, как мне кажется, получился совсем иным - ярким и многообещающим. Ряд материалов задел за живое, их активно обсуждали и продолжают обсуждать. На днях "Старовер Верхокамья" и "Самстар" опубликовали обращение главного редактора к читателям будущего, четвертого номера. Судя по тональности твоего обращения, новый номер вряд ли будет "убаюкивающим"?
 
- Да, первый номер сильно отличался от третьего. Его главная заслуга в том, что он вышел. Дело в том, что, по моему мнению, людей нельзя звать в идею. Людей нужно звать на рабочую площадку, которая хотя бы на местности спланирована и оснащена хотя бы дощатым сортиром. Нам и нужно было нащупать канву и очертания номера. Напомню, опыт мой в этом деле был совершенно нулевой. Если и довелось в жизни десять - двадцать писем написать, так и те маме из армии.
 
Первый вопрос, который я задал всем причастным к участию в номере: «Что и для кого мы будем говорить?». Естественно, меня сразу завалили общими словами о «культурнопросветительности» и «религиознообщественности», но я не это хотел понять. И о культуре, и о вере можно говорить совершенно по-разному и с совершенно разных позиций. Учитывая мой непрофессионализм – говорить вообще и о чём угодно на заданную тему я не умею, моё мнение - не единственное среди участников журнала, а издание должно быть, тем не менее, цельным.
 
Вопрос оказался не так прост в практическом своём воплощении, как может показаться применительно к частному и единоличному мнению. Кроме того, в условиях, когда редакция работает не только бесплатно, а и внося собственные деньги на издание очередного номера, позиция главного редактора лишена некоторых привычных рычагов управления процессом. Редактор должен стать неформальным лидером в том, за что отвечает. Люди должны начать ему доверять, а на это потребно время, которого у нас не было.
 
Наступил момент, когда стало понятно: либо номер нужно просто издать, каким бы он не вышел, и сделать журнал не обсуждаемой идеей, а реальностью, либо его просто не будет. Вполне осознанно, понимая, что номер сырой, что у него нет пока ни лица, ни ответа на вопрос «для кого и о чём (как) мы будем говорить» было принято решение об издании первого номера «НК».
 
До последнего я ждал обещанную мне обложку номера, но так и не дождался. Пришлось в рамках оговоренной ранее формы слепить обложку из оказавшихся под рукой элементов векторной графики. Получилось плохо, но вопрос стоял не в плоскости: сделать лучше или хуже, а в плоскости: сделать и продолжать или не сделать и забыть о журнале совсем. Решили руководствоваться принципом строительства на колёсах. Таким же, как заводы во время войны, когда станки сгружались с платформ и начинали давать продукцию, а уж потом обустраивались стенами и крышей.
 
Можно либо делать дело, либо бесконечно рассуждать, как на самом деле нужно было бы это дело делать. Мне ближе первый подход.
 
Только взяв в руки вышедший из печати номер и увидев его не на мониторе компьютера, а на бумаге, я понял, какие были допущены ошибки и куда двигаться дальше.
 
- По какому принципу ты подбираешь авторов, сотрудников? Как формировал редколлегию?
 
- Я сотрудников не подбираю. Они появляются сами. Журнал имеет свою совершенно чёткую позицию. Издание определилось. У любой определённости появляются сторонники и противники. Безучастным можно быть только к пустому месту. В публицистике - к устраивающим всех и никого изданиям, которые пытаются написать обо всём и ни о чём, да ещё и так, чтобы никого не обидеть. У таких изданий не может быть ни сторонников, ни противников – только сотрудники, которые работают за деньги и сами безразличны к тому, что делают.
 
Подобные газеты и журналы выпускаются, как правило, для статуса. Положено какому-то значимому формированию иметь свой печатный орган – значит, нужно кого-нибудь нанять и чего-нибудь выпустить. Будет это кто-то читать или нет – вопрос совершенно незначительный. Расходы на издание изначально рассматриваются как представительские.
 
Если у нас появились сторонники – значит, для людей стала ясна наша позиция. Каждый из участников редакции появился совсем по-разному. Общим было одно - человек приходил и начинал работать. Давать результат тем, что он умеет. Люди пришли не себя показать, а работать в команде. Почему – это нужно спрашивать у каждого человека отдельно. В том числе и у тебя. Ведь без Ирины Будкиной наш журнал теперь сложно представить.
 
- У нас в Церкви есть довольно много профессиональных журналистов, пишуших историков, филологов и т.д. Их среди авторов нет. Это твоя позиция, их нежелание сотрудничать с новым журналом или что-то еще?
 
- Ну почему нет? Один есть. Один из лучших наших публицистов – Димитрий Урушев, наш единственный гуманитарий, не прикладник. Предлагаю я сотрудничать всем. Те, кто отказываются, очевидно, наших взглядов не разделяют.
 
Основной критерий для совместной работы – это искренность. Человек может быть не профессионален, но его мнение должно быть от сердца – другие нам не нужны.
 
Учитывая специфику современной публицистики, вполне разумно вместо пучка третьеразрядных историков, зашоренных цеховыми и иными ограничениями, найти одного первостатейного художника. Для журнала это гораздо важнее. Особенно, учитывая обилие исторической и церковно-правовой информации в наши дни.
 
У нас есть даже два художника. Это великолепный оформитель Олег Гринько, которому журнал обязан своим новым образом, и Никита Крапивин – художник мирового уровня. Оба они полностью разделяют позицию журнала и вносят свою большую лепту в то, чтобы эту позицию наиболее доходчиво и образно донести до читателя.
 
- Журнал издается при содействии молодежного отдела. На кого ты ориентируешься в первую очередь? На молодых?
 
- В первую очередь я ориентируюсь на людей небезразличных. На тех, для кого православие – это не просто слово и не предмет торговли, а единственно возможное мировоззрение и образ жизни. Такие люди могут быть совершенно разных возрастов.
 
- Поговорим о прозе жизни. Журнал надо распространять, нужно искать средства на его издание. Ведь многие наши издания, в том числе, периодические, лежат годами и не раскупаются. А что с "Купиной"?
 
- Третий номер «НК» разошёлся без остатка. Это при том, что нами в плане распространения совершенно не охвачены или охвачены незначительно Нижегородская, Ярославская и Костромская и Казанско-Вятская епархии.
 
Более того, наиболее удачно распространение идёт там, где его берут на себя сами прихожане. Такие же миряне как мы. Кто-то просто покупает за свои деньги пачку журналов, благо 1200 рублей за 20 номеров сегодня могут заплатить многие, и раздаёт их тем, кто финансово стеснён настолько, что и 60 рублей не может потратить на не первоочередную покупку, кто-то по-другому решает эти вопросы.
 
Для нас главное, что журнал доходит до читателей. Сегодня «НК», пусть и в незначительных количествах, но есть в Румынии, на Украине, на Дону и Кубани, в Гуслицах и Москве, на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке и много где ещё. Да и финансово третий номер, по крайней мере, окупился и нам если придётся искать средства, то только на увеличение тиража.
 
- В последнем номере журнала была опубликована интересная статья Никифора Зенина. Как известно, он был издателем журнала "Старообрядческая мысль". В отличие от официально признаваемого журнала "Церковь", "Старообрядческая мысль", мягко говоря, не пользовалась благосклонностью церковных иерархов и архиепископии. Тебе, судя по всему, близки взгляды Зенина на то, как нужно издавать журнал и освещать проблемы старообрядчества. А что, если история повторится и "Неопалимая Купина" попадет в разряд изданий, официально неодобряемых?
 
- Изначально ереси и раздоры неприемлемы для нашего издания. «Неопалимую Купину» духовно окормляет отец Александр Маслов, служивший диаконом ещё у владыки Алимпия. Его духовный догляд позволяет мне сверять свою позицию с мнением духовного отца.
 
Даже если в журнале затрагиваются спорные и неоднозначные темы – делается это довольно выдержанно и корректно.
 
Однако журнал, хоть и издаётся при содействии ОДМ РПСЦ, но, тем не менее, является частной и вполне законной инициативой православных христиан – староверов.
 
Деньги, на которые издаётся журнал, – это средства, вырученные от его продажи, и пожертвования своих же братьев во Христе. Так что одобрение–неодобрение – это понятия субъективные.
 
Мы издаём журнал, не скрываясь, под собственными именами, и свою позицию готовы отстаивать и защищать, а неправоту, коли такая случится – найдём в себе силы признать, чего и своим оппонентам желаем.
Категория: Новости Самстара | Просмотров: 996 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 1
1
1 Konstantin   [Материал]
Хорошего руководителя всегда приятно слушать. Особенно успешного.
Спаси Христос!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]