Главная » 2020 » Апрель » 4 » В.Н.Анисимова. Рогожский некрополь, часть 2
10:25
В.Н.Анисимова. Рогожский некрополь, часть 2

На Рогожском кладбище  сохранился надгробный памятник на месте захоронения Прокопия Дмитриевича Шелапутина (1777- 1828), который исполнял должность Московского городского головы во время нашествия Наполеона на Москву (сентябрь 1812 г. - январь 1813 г.).

 

 

Вот краткие сведения о заслугах достойного нашей памяти человека. Шелапутин П.Д. происходил из старинного старообрядческого рода, Московский 1-ой гильдии купец, городской староста, среди московского купечества занимал одно из самых почетных мест. «Прокофья Шелапутина за усердие, оказанное чрез пожертвование значительных на пользу Государственную значущих сумм, ЖАЛУЕМ в Коммерции Советника («С.-Петербургские сенатские ведомости», 1812 г., с.378). Более того, за заслуги, оказанные Отечеству, в 1833 году июня 9-го П.Д.Шелапутин с потомством был возведен Высочайшею грамотою в дворянское достоинство, что являлось исключительным для старообрядцев случаем («Дворянские роды, внесенные в общий гербовник Всероссийской империи», составил Гр. А.Бобринский, С.-Петербург, 1890 г., ч.2, с.639), грамота была вручена сыну покойного Дмитрию Прокопьевичу Шелапутину. «Во внимание к пожертвованию минерального кабинета в пользу ИМПЕРАТОРСКОЙ Московской Медико-хирургической Академии и усердного исполнения обязанностей, возложенных на него доверенностью купеческого общества», 30 декабря 1824 г. Прокопий Шелапутин был награжден орденом Св. Анны 3-ей степени («С.-Петербургские сенатские ведомости», 1825 г., с. 96).

Потомок П.Д. Шелапутина по линии его родного брата Антипия Дмитриевича - Павел Григорьевич Шелапутин (1848—1914). С ранних лет Павел Григорьевич почувствовал ответственность за фамильное дело Шелапутиных. В московских купеческих семьях не было принято дробить основной капитал, традиционно он доставался старшему наследнику по мужской линии. А это означало, что именно Павлу Григорьевичу как единственному наследнику следовало продолжать фамильное дело.

В формулярном списке, составленном в 1913 г. на лиц, состоящих на государственной службе, даётся такая характеристика предпринимателя: Шелапутин П.Г. — из потомственных почётных граждан, действительный статский советник (1908), награждён орденом Святого Владимира III степени (1905), потомственный дворянин, действительный статский советник (1911). Недвижимость: дома в Москве, имение в Московской губернии. Участие в правлениях и советах акционерных обществ: председатель Общества Средних торговых рядов, председатель Товарищества Балашихинской мануфактуры (на 1914 год -30000 рабочих, оборот 8 млн. рублей).

Благотворительная деятельность Павла Григорьевича вызывает большую признательность и уважение: Гинекологический институт для врачей им. Анны Шелапутиной (1893), гимназия им. Григория Шелапутина (1902), три ремесленных училища (1903), реальное училище им. А. Шелапутина (1908), Педагогический институт (1908), женская учительская семинария (1910). Трагические обстоятельства семейной жизни подорвали здоровье Павла Григорьевича. В 1913 году он едет в Швейцарию  на лечение, где в следующем году умирает. Гроб с его телом едва успели перевезти через границу в последние мирные дни перед Первой  мировой войной. Последнее пристанище П.Г. Шелапутин нашёл на Рогожском кладбище. Его могила не сохранилась.

Решением Историко-культурного экспертного совета Москомнаследия (протокол от 28.05.08) захоронение и саркофаг П.Д. Шелапутина  отнесены к выявленным объектам культурного наследия в качестве памятника исторического некрополя. Благодаря публикации в ж. «Церковь» до нас дошла фотография места захоронения П.Д. Шелапутина.  Рядом с ним  была погребена  его супруга Харитина Ивановна, известная старообрядческая благотворительница и деятельница второй половины 19-го века. Известный начетчик, «старообрядческий логофет» Семен Семенов был погребен в ограде семейства Шелапутиных.

 

 

Захоронение П.Д. Шелапутина будет восстановлено к 200-летнему юбилею Отечественной войны 1812 года.

Каждый проходящий по главной дорожке видит усыпальницу представителей крупнейшего рода предпринимателей-старообрядцев Морозовых (участок 1). Она огорожена чугунной узорчатой оградой, под сенью, которая прежде была с цветными стеклами, потом ржавела без стекол, пока ее в конце 20-го века не покрыли кровлей. Она не была разрушена в годы уничтожения надгробий, как говорят, благодаря заслугам Саввы Тимофеевича Морозова, помогавшего большевикам.

Здесь  похоронены пять поколений славной купеческой фамилии, начиная от основателя династии Саввы Васильевича (1770–1860) и до современных ее представителей. Последнее захоронение датировано 2003 годом. Конечно, самый известный среди Морозовых — это Савва Тимофеевич, внук основателя династии, прославившийся как покровитель искусств и щедрый кредитор русской революции. До сих пор остается загадкой его неожиданная смерть в Канне — то ли он покончил с собой, то ли кто-то от него решительно избавился...

В углу за оградой можно увидеть родовой белокаменный крест, на котором выгравировано: «При сем кресте полагается род Богородского купца Саввы Васильевича Морозова». Рядом — фигурный саркофаг самого Саввы Васильевича (1770-1860) и его супруги Ульяны Афанасьевны (1778-1861). Здесь же погребены его сыновья  Тимофей Саввич Морозов (1823-1889),  мануфактур-советник, 1-ой гильдии купец, владелец Никольской мануфактуры в Орехово-Зуеве. Над его могилой и могилой его супруги Марии Федоровны, известной благотворительницы, белокаменная резная часовня, увенчанная шатром, выполненная по проекту Ф. О. Шехтеля (главка и крест утрачены).  И Иван Саввич, Покровский 1-й гильдии купец, потомственный почетный гражданин (1812-1864), который покоится рядом со своим сыном Сергеем Ивановичем Морозовым (1861 –1904),  потомственным почетным гражданином. На могиле Саввы Тимофеевича стоит памятник работы скульптора Н.А. Андреева  — беломраморный крест с рельефным распятием и оригинальным мраморным же саркофагом над могилой, выполненным в виде декоративной резной оградки. На памятнике короткая надпись: «Здесь погребено тело Саввы Тимофеевича Морозова.1861–1905».

 


Родовой крест семьи Морозовых

 

 Памятники над могилами Саввы Тимофеевича Морозова (на первом плане) и  Морозовых Тимофея Саввича и Марии Федоровны

 

Семейное захоронение Морозовых является выявленным объектом культурного наследия. Необходимо проведение реставрационных работ. Недавно отреставрирован родовой крест, но надпись на нем уже едва читается. В очень плохом состоянии  находится ограда и фундамент. Ограда ржавая, местами фундамент столбов крыши трескается и отваливается…

 

 

В конце главной дорожки стоит большой черный крест (5 участок) на не менее впечатляющей плите из розового гранита, под которой похоронен московский купец Федор Васильевич Татарников (1852 – 21.11.1912). Говорят, раньше таких крестов на кладбище было несколько. Теперь остался один. На память.

 

 

 Захоронение Ф.В.Татарникова .

 

Рядом с усыпальницей Морозовых стоит кованая часовня купеческого рода Соловьевых, известных торговлей шерстью (участок 2). Саркофаги, установленные на местах погребения, выделяются своим внешним совершенством, например, оригинальный саркофаг с часовенкой в изголовье, крест утрачен. Совершенно уникальный высокий родовой крест:  «Под сим крестом полагается род Московского 1-ой гильдии купца Макара Васильевича Соловьева» с изображением распятого Христа. Несомненно роспись представляет  художественную ценность.

 

Общий вид родового  креста Соловьева М.В.

 

Общий вид усыпальницы Соловьевых

 

В усыпальнице продолжают хоронить потомков. К сожалению, необходимо проведение реставрационных работ. Тем более, что она включена в реестр заявленных объектов культурного наследия г. Москвы еще в конце 80-ых годов прошлого столетия.

Если идти по главной дорожке, то с левой стороны можно видеть захоронение предков Ивана Алексеевича Пуговкина (1854 – 1931), многие годы перед революцией бывшего председателем Рогожской старообрядческой общины. Это захоронение, пожалуй, самое типичное для купеческого Рогожского кладбища: пять черных высоких саркофагов за сохранившейся металлической оградой (участок 1). Маленький фигурный саркофаг из розового гранита: Пуговкин Петр Николаевич, умерший 8.12.1867 в возрасте 3-х лет, недавно был найден  на неизвестной могиле и перенесен к родным. «Не плачьте обо мне родители мои, Господь принял меня в селения свои» - вот такая трогательная эпитафия на этом детском саркофаге.

Однако видно, что не все саркофаги сохранились, некоторые уничтожены в 30-ые годы прошлого столетия, как и родовой крест. Поэтому здесь же находятся современные захоронения людей, не имевших отношения к данному роду.

 

 

Захоронения предков И.А. Пуговкина

 

Недалеко, но уже по правой стороне от главной дорожки находится фамильное захоронение Кулаковых (участок 4). Сохранились два уникальных белокаменных надгробия - саркофаги возможно конца 18-ого – начала 19-го века, заросшие мхом, надписи на которых прочесть уже невозможно. Здесь же находится величественный, фигурный саркофаг из темного гранита, установленный на высоком монолитном с ним основании, на пьедестале из розового гранита. Изготовлен  в мастерской Новиковых, единственный в своем роде. Родовой памятник Кулаковых: «под сим крестом полагается род московского купца», тоже очень красивый, к сожалению, как и большинство на Рогожском кладбище, не имеет самого креста. Основание решетки, как и сама решетка,  разрушаются на глазах…

 

 Первые захоронения предков Кулаковых

 

Родовой крест Кулаковых

 

Разрушающиеся фундамент и ограда  захоронения Кулаковых

 

 Из купеческого рода старообрядцев Рахмановых на протяжении трех поколений можно выделить несколько крупных семей,  осуществлявших в разные периоды XIX - нач. XX вв. контроль за хозяйственной и религиозной деятельностью московской Рогожской общины.

В Москве купцы Рахмановы, вышедшие из вольноотпущенных крестьян Московской губернии, появляются в первой четверти XIX века. Уже к середине века несколько торговых семей Рахмановых владели значительными капиталами (Ф.А. Рахманов - свыше 1 миллиона руб. уже в 1854 г.) и имели коммерческие интересы не только в Москве.

Во второй половине XIX в. род Рахмановых сильно разрастается. Рахмановы породнились с богатейшими купеческими фамилиями России - Овсянниковыми, Дубровиными, с К.Т. Солдатенковым. Опираясь на свое влияние в старообрядческой среде, на родственные связи и денежный капитал, Рахмановы активно участвовали в религиозно-духовной жизни Рогожской старообрядческой общины. В этом плане наиболее значительно участие Рахманова Федора Андреевича (1776 – 1854) в организации кафедры старообрядческой митрополии в Австро-Венгрии.

На Рогожском кладбище было несколько фамильных захоронений Рахмановых. Сейчас сохранилось одно, потомков Григория Леонтьевича Рахманова (участок 1). На большом участке находится несколько захоронений в виде старинных саркофагов.

Первое по времени сохранившееся на этом участке захоронение – фигурный саркофаг, под которым покоится Рахманов Иван Григорьевич, Богородский 2-ой гильдии купец, умерший 10.04.1839 в возрасте 66 лет. Сохранилось захоронение и потомственного почетного гражданина Василия Григорьевича Рахманова (1782 – 1858).

Обращает на себя внимание высокий обелиск из темно-красного гранита,  установленный на месте упокоения Московского 1-ой гильдии купца Рахманова Карпа Ивановича (1826-1895).

 

Обелиск на месте захоронения Рахманова К.И. и его супруги Ксении Егоровны (1834 – 1874)

 

В настоящее время члены семьи Рахмановых, усопшие накануне революции (видимо, их надгробия были уничтожены в 30-ые годы прошлого столетия) и в годы советской власти, покоятся под восьмиконечными металлическими крестами, выкрашенными белой краской, со скромными табличками.

 

Семейное захоронение Рахмановых   

 

Под таким же старообрядческим крестом покоится прах Георгия Карповича Рахманова (1873 – 1931), известного русского общественного деятеля, издателя, профессора Московского Университета, принимавшего активное участие в деятельности Рогожской старообрядческой общины до революции.

 

Здесь покоится прах  Рахманова Г.К.

 

В семейной моленной Г.К. Рахманова (на Покровской ул.) находилось большое собрание древних икон, изучением которых по приглашению Георгия Карповича занимался известный исследователь древнерусского искусства Павел Муратов. Все собрание целиком было передано в Исторический музей осенью 1917 года. Позднее это «рахмановское собрание» было переведено в Третьяковскую галерею. Во многих музеях хранятся иконы, известные как «рахмановские» по своему происхождению, были взяты из таганской моленной Рахмановых и из их дома и храма на Покровской ул.

Бесценные иконы, переданные в дар членами семьи Рахмановых, находятся в храме Покрова Пресвятой Богородицы на Рогожском кладбище.

Большой интерес вызывает благотворительная деятельность Рахмановых, как в пользу старообрядческой общины (неоднократно делались крупные вклады в фонды общины), так и московского общественного призрения. Так, в начале XX века были выстроены дом бесплатных квартир Эмилии Карповны Рахмановой на 100 человек, стоимостью 60 000 руб.; богодельня имени Александры Карповны на 70 человек, стоимостью 133 000 руб.

На 9-м участке находится уникальный памятник погибшему в Первую мировую войну. Из серого с прожилками гранита в виде часовни, крест утрачен. Надпись хорошо сохранилась: Прапорщик 5-го гренадерского Киевского Е.И.В. Наследника цесаревича полка. Личный почетный дворянин Александр Александрович Русаков. Родился 6 июля 1882 г. Убит в бою 13 октября 1914 г. при деревне Студзянка Козеницкого уезда Радомской губ. Жития его было 32 г. 4 м. и 7 дней. В супружестве жил 8 мес. и 11 дней. Дорогому сыну от любящего отца, жены и дочери дорогому мужу и отцу.

Эпитафия (в данном случае, описывает подвиги усопшего):

«Убиенный на поле брани Александр Александрович Русаков. Участвовал в Русско-Японской войне. За отличие во многих боях был награжден за свои подвиги орденами Свят. Анны 4 степени с надписью «За храбрость», Свят. Станислава 3 степени с мечами и бантом, Свят Анны 3 степени с мечами и бантом и личным дворянством. В войне против германцев и австрийцев в бою под Люблиным был ранен в августе 1914 г. и награжден орденом Свят. Станислава 2 степени. 13 октября 1914 г. геройски пал в бою при деревне Студянка.

Вечная память тебе, достойный герой!»

 

Место упокоения  Русакова А.А.

 

Этот памятник в реестре объектов культурного наследия г. Москвы записан, как заявленный объект.

После революции и тем более после разрушений 30-ых годов Рогожское кладбище утратило характер только старообрядческого кладбища.

В 1930-1940-е гг. на кладбище тайно хоронили жертв политических  репрессий. Эти сведения нуждаются в подтверждении документами.

В северной части кладбища, наиболее удалённой от входа — две группы братских могил воинов, погибших во время Великой Отечественной войны и умерших в московских госпиталях. Памятники из красного гранита поставлены над этими могилами в 2005 году к 60-летию Победы.

 

 

 

09.10.2009

В.Н.Анисимова

Категория: Староверы и мир | Просмотров: 144 | Добавил: samstar2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]